Квалификация продолжаемых преступлений

Квалификация сложных единичных преступлений

Квалификация продолжаемых преступлений

Салихов, А. А. Квалификация сложных единичных преступлений / А. А. Салихов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 12 (250). — С. 198-200. — URL: https://moluch.ru/archive/250/57328/ (дата обращения: 21.11.2020).



В данной статье рассматриваются особенности квалификации сложных единичных преступлений. Сложное единичное преступление обладает схожестью с институтом множественности, но, несмотря на это, отличается от него особенностью квалификации совершенных действий.

Ключевые слова: квалификация, единичное преступление, сложное единичное преступление, множественность, проблемы квалификации.

В научной литературе существует определение единого (единичного) преступления, которое раскрывается как общественно опасное деяние, подпадающее под действие одной уголовно-правовой нормы. Иными словами, оно должно содержать признаки одного состава преступления [3, c. 84].

Изучив нормы Особенной части УК РФ можно сделать вывод о том, что в толкование единого преступления включено различное содержание.

Теория уголовного права разделяет единичные преступления на простые и сложные.

Простым единичным преступлением признается деяние, в основе которого положено одно общественно-опасное деяние, при совершении которого причиняется одно общественно опасное последствие.

Схожесть множественности преступления проявляется в сложных преступлениях.

Единичное преступление — это деяние, содержащие состав одного преступления, которое подлежит квалификации по одной статье (части статьи) Уголовного кодекса Российской Федерации.

В целом правильно указывая существенные признаки множественности, Э. Г. Шкредова вводит признак «совершение лицом одним или несколькими действиями (бездействиями) двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи…» [8, c. 81].

Говоря о понятии сложного единичного преступления, можно отметить слова Д. Ю. Краева, который раскрывает данное понятие следующим образом: «…сложное, то есть, хотя и предусмотренное как любое единичное преступление одной уголовно-правовой нормой в качестве одного состава преступления, но имеющее сложное содержание последнего» [5, c. 15].

В свою очередь сложные единичные преступления делятся на виды:

  1. Составные преступления складываются из нескольких деяний, каждое из которых само по себе является самостоятельным преступлением, предусматриваемым УК РФ.
  2. Длящимся преступным деянием признается непрерывное осуществление состава одного преступного деяния (действий или бездействия), завязанное с последующим длительным невыполнением обязанностей, которые закон под угрозой уголовного преследования возлагает на виновное лицо.

Нужно отметить, что точкой отсчета длящегося преступления явялется совершение первого преступного деяния.

  1. Продолжаемое преступление складывается из ряда тождественных деяний (действий или бездействий), которые объединяются общей целью, умыслом и объектом преступления.

Кроме составных, длящихся и продолжаемых преступлений в теории выделяют и другие виды:

− преступления с альтернативными действиями (последствиями);

− преступления с дополнительными тяжкими последствиями;

− преступления с двумя формами вины [5, c. 39].

Благодаря теоретической проработке такого вопроса как «сложные единичные преступления» Наличие дополнительных видов сложного единичного преступления позволяет наиболее полно представлять его содержание и не допускать квалификации таких преступлений как множественных.

Согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), основанием уголовной ответственности является совершение деяния, которое содержит все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом [1, Ст. 2954].

Из требований этой статьи вытекает, что если хотя бы один признак состава конкретного преступления отсутствует, то отсутствует и основание уголовной ответственности. Соответственно нет оснований для квалификации совершенного деяния в качестве преступления.

Уголовно-правовое значение квалификации определяется в правильной оценке преступлений.

Говоря про правильность квалификации преступления по цели А. И. Рарог отмечал, что «уголовно-правовая оценка преступления определяется постановкой цели, а вовсе не ее реализацией» [7, c. 150].

При квалификации преступлений необходимо устанавливать, какой мотив или цель имели решающее значение по сравнению с другими побудительными факторами и тем самым определяли весь ход волевого процесса соответствующего преступления [2, c. 16].

Квалификация преступлений является значимой формой применения права, для правильной квалификации преступлений в судебном разбирательстве важную роль играет судебное толкование, содержащееся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам.

В юридической литературе сделан обоснованный вывод о том, что постановления Пленума Верховного Суда РФ относятся к источникам права, представляют собой интерпретационные, правотворческие, легальные акты официального судебного толкования, конкретизирующие путем разъяснения нормы права и адресованные судам, целью принятия которых является единообразное применение законодательства РФ [6, c. 15].

Поскольку УК РФ не содержит дефиниций единичного преступления — и простого, и сложного, то появляется необходимость просматривать разъяснения судебных органов, многочисленные научные публикации.

Сложностей в определении, как правило, не возникает, если это единичное простое преступление, которое состоит из единичного набора признаков, таких как объект преступления, форма вины и одного состава преступления, квалифицируемого одной нормой УК РФ.

При совершении сложных преступлений, которые наоборот характеризуются длительным промежутком времени преступной деятельности, конкретностью или неопределенностью умысла, несколькими предметами преступного посягательства и т. д., в таких преступлениях не всегда получается четко отграничить единое преступление от их совокупности.

Необходимо отметить, что при анализе того, сложное единичное преступление совершено или совокупность, нужно, не считая прочего, руководствоваться следующими критериями.

  1. Личностный критерий. Нужно мысленно поставить себя на место преступника и представить желанный ему результат его поведения, воспринималось ли деяние как единое преступление самим правонарушителем, а также проанализировать его действия с позиции наличия в нем как внутренней, так и внешней согласованности, цельности и соразмерности.
  2. Социальный критерий. Оценивает ли общество его деяния как единое преступление. Для этого необходимо сопоставить действия преступника с коллективным представлением о том, чего он хочет достигнуть и каким образом.

Таким образом, квалификация преступления — это не только конкретные предписания законодательных правил на установленные судопроизводством обстоятельства, это, в тоже время и вопрос профессионализма, компетенции, уровня мастерства и знаний, а также жизненного опыта субъектов, применяющих законы от имени государства.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: [принят Государственной Думой 24 мая 1996 г.: одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: по состоянию на 29 июля 2018 г.] // СЗ РФ. –1996. — № 25. –Ст. 2954.
  2. Гарбатович,, Д. А. Классен, А. Н. Квалификация преступлений по мотиву и цели // вестник юургу. серия «право». 2017. т. 17, № 3, — С. 16.
  3. Козлов А., Севастьянов А. Теория и практика уголовного права и уголовного процесса. Единичное и множественное преступления. — М.: ООО «Юридический центр-Пресс», 2011 — С. 84.
  4. Коротких Н. Н. «Ограничение множественности преступлении от единичных сложных преступлении» — М., 2015. –С. 32.
  5. Краев, Д. Ю. Множественность преступлений: учебное пособие / Д. Ю. Краев. — Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2016. — С. 15.
  6. Потапенко С. В. Судебные источники права // Актуальные проблемы сравнительного правоведения: сборник материалов II Всероссийской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов. — Симферополь: Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского, 2017. — С. 15.
  7. Рарог, А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам / А. И. Рарог. — СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. — 304 с.
  8. Шкредова Э. Г. Множественность преступлений в современной доктрине: понятие и признаки // Журнал российского права. –2014. –№ 10. –С. 81.

Основные термины(генерируются автоматически): преступление, сложное единичное преступление, единичное преступление, единое преступление, состав преступления, УК РФ, преступное деяние, Российская Федерация, уголовная ответственность, Уголовный кодекс.

Источник: https://moluch.ru/archive/250/57328/

Читать

Квалификация продолжаемых преступлений
sh: 1: –format=html: not found

Предисловие

Новая книга Н.Ф. Кузнецовой, как и прежние ее работы, вызывает естественный интерес у теоретиков и практиков уголовного права и смежных дисциплин. Нинель Федоровна хорошо известна широтой своих взглядов, огромной эрудицией и новаторским подходом к сложным проблемам, постоянно возникающим в науке и на практике.

Ей не случайно была присуждена Государственная премия СССР и присвоено звание Заслуженного деятеля науки РСФСР, не говоря уже о докторской степени и профессорском звании. И теперь она совсем по-новому освещает тему квалификации преступлений, по которой, согласно ее же подсчетам, издано более семнадцати книг и статей.

Хотя тема старая, но почти все вопросы в книге новые.

Это получилось потому, что автор не пережевывал давно озвученные формулы, а анализировал наше новое уголовное законодательство (хаотично меняющееся год от года) и вынужденную ему следовать прокурорскую и судебную практику.

Такого тонкого, беспристрастного анализа и бескомпромиссного вывода о серьезном неблагополучии в указанных сферах мы не найдем ни в одной монографии, комментарии или учебнике по уголовному праву, написанных в последние годы,

В этом ее сила и слабость. Сила в том, что любой специалист отчетливо увидит реальную картину несовершенства юридической базы в области борьбы с преступностью. И не только в уголовно-правовой, но и в административной и даже отчасти в процессуальной области.

А слабость — в том, что устранить эти недостатки она не в силах. Понятно, что эта слабость — вторичная, производная, происходящая от недоверия, неуважения к специалистам со стороны тех, кто сочиняет полуграмотные законы.

И даже если крупный специалист, наподобие Нинель Федоровны, поднимает на ноги всю юридическую общественность, то это в упомянутых кругах вызовет лишь крайнее раздражение, и они все равно решат дело по-своему.

Причины и механизмы таких решений давно всем известны: лоббирование, деньги и связи плюс пренебрежение к науке и общественному мнению.

Печально все это, но автор книги настойчиво ведет свою линию: если мы не исправим законодательный процесс, не введем его в конституционные рамки, то страдать придется не только «тюремным сидельцам», но и ни в чем не повинным гражданам. Уместно заметить, что критика законодателей — не выдумка автора. Из 500 актов, принятых Конституционным Судом за 2006 г., в половине из них он дал ограничительное толкование, около 10 % — признаны неконституционными[1].

Нинель Федоровна не только весьма деятельно исследует отечественную практику по уголовным делам, но затрагивает ее взаимосвязь с Кодексом об административных правонарушениях и другими нормативными актами. Обращается она и к международным конвенциям, и к опыту иностранных государств.

Как в любом творческом произведении, в книге есть положения, с которыми не всякий будет согласен. Встречаются и противоречия. Например, в первой главе она называет нормативистами тех, кто считает, что состав преступления сформулирован в законе.

А далее изучая судебную практику, в том числе при толковании оценочных понятий, утверждает, что единственной основой решения лица, применяющего право, может быть только закон (даже о правосознании юриста нет ни слова). Противоречие, и не одно.

Но ведь автор — талантливая женщина, а они, как известно, все сотканы из противоречий — в мыслях и поступках, в чувствах и отношениях с окружающими…

Книга Н.Ф. Кузнецовой будет с большой пользой изучаться студентами, преподавателями и, можно надеяться, практическими работниками правоохранительных органов. Автору, безусловно, нужно продолжать свои исследования.

Тем и направлений сейчас более чем достаточно: и модернизация системы наказания, и сближение наших законов с европейскими и мировыми стандартами, и механизмы вовлечения гражданского общества в законодательную деятельность, да и организацию криминологической и правовой экспертизы новых законопроектов. Все это, разумеется, требует времени и сил.

Но Нинель Федоровна — человек творческий и активный. Без новых идей, без борьбы за правду и справедливость она существовать просто не может. Пожелаем же ей успехов на этом пути!

Научный редактор

академик В.Н. Кудрявцев

Введение

Книга посвящена центральному разделу уголовного права. Его разработанность в немалой степени обусловливает состояние законности. Лишь в самое последнее время наметилась тенденция выхода из кризиса правотворения и правоисполнения в стране. До правового государства и режима «диктатуры закона» еще далеко.

В докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 г. в самостоятельную третью часть выделена проблема «Нарушения прав человека со стороны правоохранительных органов».

Среди них выделены такие нарушения, которые непосредственно связаны с квалификацией преступлений: порочная практика сокрытия преступлений от учета и регистрации, бездействие и волокита при рассмотрении обращений граждан, фальсификация доказательств[2].

Уголовно-правовая наука уделяет заслуженно большое внимание исследованию квалификации преступлений. Одних учебных пособий по общей проблеме квалификации преступлений в России и Украине на 2006 г. семнадцать.

При анализе любого состава преступления и института Общей части УК всегда ведущее место занимают вопросы квалификации преступлений.

Отталкиваясь от уже достигнутого в теории и на практике по проблемам квалификации преступлений, акцент в работе поставлен на наиболее дискуссионных и одновременно практически значимых вопросах. По возможности избегались повторения правил квалификации, ставших уже аксиоматичными.

Однако, понятно, полностью от воспроизводства позитивных решений в других работах избежать невозможно, дабы не отступать от систематичности и полноты изложения. Правила квалификации преступлений формулировались, главным образом, на основе анализа квалификационных ошибок, их источников и путей устранения.

Ряд позиций, например о составе преступления, об общественно опасных последствиях, не совпадает с так называемыми «общепринятыми» точками зрения теоретиков.

Однако я десятилетиями их придерживаясь, оснащая новыми аргументами, пока не вижу научных, а главное, практических оснований их пересматривать.

Главным критерием служит значение предлагаемых решений проблем для законодательной и правоприменительной практики.

Стиль изложения материала избран более свободный, полемично-публицистичнее, чем принято. Студентами XXI в., как показывает педагогический опыт, он лучше воспринимается.

Круг проблем очерчен широко, база для дискуссии достаточная. Заранее благодарна за конструктивную критику.

Большое спасибо за обстоятельное научное редактирование данной книги академику Владимиру Николаевичу Кудрявцеву.

Н. Кузнецова

Глава I Понятие квалификации преступлений

§ 1. Определение квалификации преступлений

Квалификация преступлений — это установление соответствия в содеянном признаков общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного в нормах Общей и Особенной частей УК с выводом о применении той или иной статьи Кодекса. А.А.

Герцензон, автор первой в отечественном уголовном праве работы о квалификации преступлений, писал: «Квалификация преступлений состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[3].

Последующие определения в уголовно-правовых работах квалификации преступлений в основном совпадают с цитированным.

Различия вытекают не из понимания квалификации как процесса идентификации содеянного с описанием его составу в УК, а из авторской позиции относительно состава преступления.

Что с чем сопоставляется при квалификации? Одни считают, что идентифицируется преступление с составом преступления. Другие — преступление с уголовно-правовой нормой. Третьи — состав общественно опасного деяния с составом преступления, описанного в соответствующей норме УК.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=267515&p=88

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.