Квалификация коммерческого подкупа

Коммерческий подкуп (ст. 204 УК)

Квалификация коммерческого подкупа

В ст. 204 УК объединены два самостоятельных состава преступления: дача коммерческого подкупа (ч.ч. 1 – 2) и получение коммерческого подкупа (ч.ч. 3 – 4). При квалификации коммерческого подкупа следует иметь в виду, что данный состав преступления по признакам объективной стороны схож с составом получения (дачи) взятки.

Непосредственный объект дачи и получения коммерческого подкупа можно определить как интересы нормальной (т. е. независимой от посторонних незаконных финансовых источников) службы в коммерческих и иных организациях.

Предмет коммерческого подкупа определен в законе как деньги, ценные бумаги, иное имущество, услуги имущественного характера и иные имущественные права и в целом совпадает с понятием взятки в ст. 290 УК. Отличие заключается в том, что в ст. 204 УК указывается на услуги имущественного характера, а в ст.

290 УК – на выгоды имущественного характера. Однако в судебной практике утвердилось мнение, что это различие носит исключительно редакционный характер и что услуги в ст. 204 УК следует понимать как выгоды в ст. 290 УК. В частности, как указывается в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.

№ 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», «предметом…

коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т. п.).

Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку».

Объективная сторона дачи коммерческого подкупа (ч.ч. 1 – 2 ст. 204 УК) заключается в незаконной передаче предмета подкупа лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

При квалификации дачи коммерческого подкупа следует иметь в виду, что действие (бездействие), за совершение которого дается предмет подкупа, должно: 1) совершаться в интересах дающего и 2) быть связано с занимаемым лицом служебным положением.

Действие (бездействие) в интересах дающего следует трактовать широко, включая в это понятие не только конкретно обусловленные как законное, так и незаконное действие (бездействие), но и общее покровительство или попустительство по службе.

Действие (бездействие) также должно быть связано с кругом прав и обязанностей, которыми наделен подкупаемый субъект, либо с той информацией коммерческого или иного характера, которой он обладает.

Момент передачи предмета подкупа: до или после совершения действия (бездействия) – не имеет значения, однако при передаче предмета подкупа после совершения действия (бездействия) требуется доказать предварительно состоявшуюся договоренность о передаче (получении) предмета подкупа.

Предмет подкупа может передаваться как лично, так и через посредника; действия посредника в зависимости от того, на чьей стороне он выступает, квалифицируются как посредничество либо в получении, либо в даче коммерческого подкупа.

В п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.

№ 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» содержится весьма спорное разъяснение, согласно которому «должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги, иное имущество, несет ответственность по части первой или второй статьи 204 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, – как соучастник коммерческого подкупа». Представляется, что квалификация действий в такой ситуации должна быть обратной: работник, выполнивший поручение руководителя, является исполнителем дачи коммерческого подкупа (ч.ч. 1 – 2 ст. 204 УК), а руководитель – подстрекателем (организатором) в совершении этого преступления.

Составляющие предмет коммерческого подкупа имущественные блага могут предоставляться как подкупаемому лично, так и его родным и близким с его согласия либо при отсутствии возражений с его стороны.

Объективная сторона получения предмета коммерческого подкупа (ч.ч. 3 – 4 ст. 204 УК) заключается в незаконном получении коммерческого подкупа лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

И передача, и получение имущественных благ для образования коммерческого подкупа должны быть незаконными.

В этой связи при квалификации коммерческого подкупа следует иметь в виду, что в законодательстве не существует прямого запрета на получение лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, стороннего материального вознаграждения в связи с занимаемой должностью или выполняемыми обязанностями. Поэтому незаконным следует считать получение имущественных благ (и, соответственно, их передачу) в том случае, когда оно прямо запрещено законодательством, локальными нормативными актами организации или трудовым договором. Коммерческий подкуп могут образовывать также представительские расходы (подарки), если последние связаны с побуждением лица действовать во вред организации, где им выполняются соответствующие функции, либо если такие расходы (подарки) вымогаются лицом.

Дача и получение предмета коммерческого подкупа являются формальными составами преступлений и считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

В случаях, когда лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять предмет коммерческого подкупа, лицо, передающее предмет подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное соответствующей частью ст. 204 УК (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6).

С субъективной стороны и дача, и получение коммерческого подкупа характеризуются только прямым умыслом. При квалификации коммерческого подкупа следует иметь в виду, что мотив получателя предмета подкупа корыстный; мотивы дающего предмет подкупа могут быть различными. Мотивы преступлений в законе прямо не оговорены, однако вытекают из его содержания.

Субъект передачи предмета коммерческого подкупа общий – вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъект получения предмета коммерческого подкупа специальный – вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и являющееся лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

В ч.

2 содержится квалифицированный состав передачи предмета коммерческого подкупа, предусматривающий ответственность за совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой или если совершены за заведомо незаконные действия (бездействие).

В ч.

4 содержится квалифицированный состав получения предмета коммерческого подкупа, предусматривающий ответственность за совершение деяния: 1) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо 2) сопряженного с вымогательством предмета коммерческого подкупа, либо 3) за незаконные действия. Понятие вымогательства предмета подкупа раскрывается в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6.

Примечание к ст. 204 УК предусматривает специальное основание освобождения от уголовной ответственности лица, передавшего предмет коммерческого подкупа, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо в отношении его имело место вымогательство, либо если оно добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

При квалификации коммерческого подкупа следует иметь в виду, что относительно применимости к ст. 204 УК примечания 2 к ст. 201 УК в судебной практике выработаны две противоположные позиции.

https://www.youtube.com/watch?v=0YcU9v3HTPI

Согласно одной из них, поскольку коммерческий подкуп относится к преступлениям с формальным составом, не предусматривающим наступление определенных последствий, уголовное преследование за данное преступление в силу примечания 3 к ст. 201 УК должно осуществляться на общих основаниях (т. е. примечание 2 к ст. 201 УК неприменимо к ст. 204 УК ни при каких обстоятельствах за формальным отсутствием в последней такого понятия, как вред от преступления).

Противоположная позиция нашла свое отражение в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.

№ 6, где указано, что при рассмотрении дел о коммерческом подкупе судам следует иметь в виду, что обвинительный приговор может быть вынесен при наличии к тому оснований, если деянием причинен вред интересам других организаций, интересам граждан, общества или государства либо если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает обвиняемый, когда уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

Из приведенных подходов при квалификации коммерческого подкупа предпочтительнее следовать позиции, занятой Пленумом Верховного Суда РФ.

В завершение хотелось бы отметить следующее:

– нормы об уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности сосредоточены в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» раздела 8 «Преступления в сфере экономически» УК РФ 1996г. Эти нормы содержатся в ст.ст. 169 – 1992 УК;

– они направлены на защиту законной предпринимательской деятельности, охрану естественной государственной монополии на товарно-денежную систему, права потребителей товаров и услуг, защиту таможенных и налоговых отношений, установленных в РФ;

– актуальность рассматриваемых преступлений определяется переходом нашей страны к рыночной экономике, в условиях которых существенно изменились производственные отношения. Если эти отношения раньше полностью контролировались государством, то в настоящее время контроль государства распространяется лишь на их часть, причем сфера такого контроля постоянно сужается;

– преступления в сфере экономической деятельности – это предусмотренные в гл. 22 УК РФ общественно опасные деяния, посягающие на отношения в сфере производства, распределения, обмена и потребления материальных и иных благ;

– видовым объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, возникающие в сфере экономической деятельности – производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг;

– непосредственным объектом могут выступать конкретные общественные отношения, связанные с определенной сферой экономики, конкретным экономическим отношением;

– объективная сторона большинства рассматриваемых преступлений в сфере экономической деятельности заключается в совершении их путем действий (напр., понуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения). Часть преступлений может совершаться путем бездействия (например, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности);

– составы, имеющие материальную конструкцию, предполагают обязательную взаимосвязанность деяния, общественно опасных последствий и причинной связи между ними (напр., незаконная банковская деятельность);

– формальные составы предполагают для правовой оценки лишь установления факта общественно опасного деяния (например, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности);

– субъектом преступлений в сфере экономической деятельности могут быть физические, вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста. Субъекты некоторых преступлений имеют признаки специального субъекта – должностного лица (например, регистрация незаконных сделок с землёй);

– субъективная сторона преступлений в сфере экономической деятельности предполагает умышленную форму вины, либо может иметь две формы вины.

Нормативно-правовое развитие законодательства о преступлениях против собственности позволит более эффективно изучать их теоретические положения, реализовать потенциал правоохранительных органов на их профилактику, предупреждение и пресечение, позволит прогнозировать имущественную преступность в целом.

Хищение рассматривается как родовое понятие преступления против собственности с присущими ему объективными и субъективными признаками, анализ которых способствует уяснению социально-правовой сущности рассматриваемых преступлений, позволяет развивать их теоретические применения, улучшить практику применения.

Предмет преступления при совершении преступлений против собственности рассматривается не только как факультативный признак объекта преступления, но и как конструктивный признак состава преступления, уголовно-правовые свойства которого проявляются в особенностях его квалификации.

Наиболее распространенным способом совершения преступлений против собственности осуществляется путем проникновения в жилище, помещение либо иное хранилище предмета преступления.

Субъектом преступления является физическое лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), способное нести за него уголовную ответственность. Признаками субъекта преступления являются вменяемость лица и достижение установленного законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Совершая, к примеру, кражу, виновный сознает общественно опасный характер своих действий и желает наступления вполне определенного результата – хищения чужого имущества.

Признаком хищения является корыстная цель, предполагающая стремление виновного распорядиться похищенным имуществом как своим собственным.

Наиболее распространенным квалифицирующим признаком кражи является совершение ее группой лиц по предварительному сговору. Выявлены специфические особенности организованной группы, которые предлагается классифицировать на два вида. Второй вид отражает количественные особенности образования и функционирования организованной преступной группы.

Объект совершения кражи делает схожим его с рядом смежных составов преступлений, что в ряде случаев затрудняет правильную квалификацию содеянного.

Отграничение кражи от других преступлений против собственности, нормы об ответственности за которые объединены в главе 21 УК РФ 1996 г.

, производится по следующим признакам и элементам: по непосредственным объектам, способу действий, последствиям, субъекту, цели, мотиву и т. п.

Источник: https://studopedia.ru/3_211080_kommercheskiy-podkup-st--uk.html

Квалификация коммерческого подкупа

Квалификация коммерческого подкупа

Т. Устинова, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ при Генеральной прокуратуре РФ.

Одно из принципиальных положений УК РФ 1996 г. – разграничение ответственности должностных лиц и лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях.

Традиционно построенная и привычная система должностных преступлений, существовавшая на протяжении длительного времени, подверглась серьезному пересмотру. Из числа возможных субъектов должностных преступлений по УК РСФСР 1960 г.

была вычленена группа лиц, занимающаяся исключительно хозяйственной (коммерческой), а также некоммерческой деятельностью.

В последнем случае имеются в виду организации, не являющиеся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Новая система преступлений поставила перед практикой много вопросов, наиболее важный из которых сводится к определению понятия лица, осуществляющего управленческие функции.

Ответ на этот и другие вопросы, касающиеся разграничения ответственности перечисленных лиц, был дан в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6 от 10 февраля 2000 г.

“О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”.

Под коммерческими организациями в соответствии с гражданским законодательством следует понимать организации (юридические лица), которые в качестве основной цели своей деятельности преследуют извлечение прибыли. Коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Наибольшие трудности в определении субъекта преступления (должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции) возникают при расследовании уголовных дел, возбужденных по факту злоупотребления служебными полномочиями или получения незаконного вознаграждения, когда перечисленные действия совершает руководитель унитарного государственного или муниципального предприятия.

Имущество таких предприятий находится в государственной собственности и принадлежит им на праве хозяйственного ведения. Оно неделимое и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия.

Собственником имущества от имени государства выступают органы по управлению государственным имуществом, находящиеся в ведении Министерства государственного имущества РФ, которые осуществляют передачу государственной собственности в хозяйственное ведение или оперативное управление соответствующего предприятия и осуществляют за ним контроль.

Согласно Гражданскому кодексу наименование унитарного предприятия должно содержать указание на собственника имущества. Руководитель унитарного предприятия назначается собственником либо уполномоченным собственником органом.

Все перечисленные особенности правового статуса унитарного предприятия порождают ошибочное представление о том, что названные выше предприятия являются государственными или муниципальными учреждениями, а их руководители, осуществляя организационно – распорядительные или административно – хозяйственные функции, являются должностными лицами.

Однако при этом не принимается во внимание принципиальное положение гражданского законодательства, в соответствии с которым унитарные предприятия относятся к коммерческим организациям. Основная цель коммерческой организации (ч. 2 ст. 50 ГК РФ) – извлечение прибыли.

В уставах унитарных предприятий прямо говорится, что они являются коммерческими организациями и основной показатель оценки их хозяйственной деятельности – прибыль.

При разграничении преступлений, предусмотренных статьями глав 23 и 30 УК РФ, следует иметь в виду, что само по себе название “государственное унитарное” или “муниципальное унитарное” предприятие свидетельствует только о том, что данная коммерческая организация не наделена правом собственности на закрепленное за ней собственником (учредителем) имущество, в отношении которого она осуществляет хозяйственное ведение или оперативное управление.

Именно перечисленные выше особенности государственных и муниципальных унитарных предприятий, отмеченные в п. 7 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ, следует учитывать при решении вопроса о признании лица субъектом преступления, предусмотренного ст. 204 УК.

Некоммерческие организации не имеют своей целью извлечение прибыли и не распределяют ее между участниками (ст. 50 ГК РФ). Они не являются органами государственной власти или местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

К ним, в соответствии с гражданским законодательством, относятся потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, а также учреждения, которые создаются собственником для осуществления управленческих, социально – культурных или иных функций некоммерческого характера. Вместе с тем для правильного решения вопроса об отнесении той или иной организации к коммерческой или некоммерческой следует обратиться к ее уставу. Не исключаются случаи, когда, к примеру, организация, занимающаяся образовательной деятельностью, заявляет в своем уставе, что цель ее деятельности состоит в извлечении прибыли.

Лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческих организациях (директора промышленных, торговых, транспортных предприятий, их заместители, главные бухгалтеры, экономисты, начальники цехов, отделов, участков, лабораторий, заведующие киосками, торговыми точками, старшие продавцы отделов и др.

) и некоммерческих организациях (руководители частных образовательных и медицинских учреждений, фондов, их заместители, главные бухгалтеры и т.п.), независимо от форм собственности, не являются должностными.

В случае получения незаконного вознаграждения за осуществление действий в интересах дающего они должны нести ответственность по ст. 204 УК РФ.

Следующий вопрос, возникающий в правоприменительной деятельности, – это определение правового статуса представителей государства в коммерческих организациях (акционерных обществах и т.п.).

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 21 мая 1996 г. N 625 “Об обеспечении представления интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных обществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности” (с изменениями от 24 июня 1998 г.) государство может направлять в акционерные общества своих представителей.

Представитель государства в правлении акционерного общества не является должностным лицом и относится к лицам, осуществляющим управленческие функции, так как он действует как поверенное лицо собственника (доверителя) на основании заключенного между ними договора.

Поверенный входит в совет директоров и выступает в качестве посредника между акционерным обществом и собственником имущества: информирует последнего о состоянии дел, направляет для согласования проекты решений, принимает участие в ании о внесении изменений и дополнений в учредительные документы, о назначении и избрании конкретных лиц в органы управления, о продаже и ином отчуждении имущества, совершает иные действия, на которые его уполномочил доверитель.

Договор на представление интересов государства в акционерных обществах заключается Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом (доверителем) с гражданином Российской Федерации (поверенным), обладающим необходимой профессиональной подготовкой и квалификацией, за исключением государственных служащих, а также лиц, избранных в представительные органы государственной власти либо органы местного самоуправления.

Исходя из вышеизложенного, представителя государства следует относить к лицам, осуществляющим управленческие функции. Такой вывод содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ (п. 6).

Много вопросов для практиков ставят и п. п. 2 и 3 примечания к ст. 201 УК РФ. Положения, содержащиеся в этих пунктах, относятся не только к ст. 201 УК, но и ко всем статьям главы 23 УК, в том числе и коммерческому подкупу (ст. 204 УК).

Так, в п. 2 примечания говорится о том, что уголовное преследование за деяния, предусмотренные данной главой и причинившие вред “исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием”, осуществляется только по заявлению этой организации или с ее согласия.

Приведенное положение содержит ряд противоречий.

Во-первых, оно означает, что если не установлен конкретный вред, то даже в случае совершения общественно опасного деяния лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Исходя из данной посылки, практически невозможно привлечь лицо, осуществляющее управленческие функции, за получение подкупа, поскольку данный состав формальный и наступление того или иного вреда не входит в предмет доказывания.

Во-вторых, толкование данного примечания приводит к выводу, что оно не распространяется на унитарные предприятия и таким образом ставит их в исключительное положение, поскольку по смыслу примечания в случае причинения вреда последним заявление или согласие такой организации не требуется. Но даже такое уточнение сводит на нет возможность уголовного преследования, поскольку состав коммерческого подкупа сформулирован как беспоследственный.

В упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда РФ по вопросам квалификации взятки и коммерческого подкупа предпринята попытка разъяснить суть примечания к ст. 201 УК. Однако и разъяснение высшей судебной инстанции, содержащееся в п. 6, также страдает, на наш взгляд, нечеткостью и фактически повторяет содержание п. п. 2 и 3 примечания.

“При рассмотрении дел о коммерческом подкупе судам следует иметь в виду, что обвинительный приговор…

может быть вынесен при наличии к тому оснований, если деянием причинен вред интересам других организаций, интересам граждан, общества или государства либо если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает такое лицо, когда уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия”.

Это разъяснение противоречит в то же время и другому разъяснению Пленума, в соответствии с которым коммерческий подкуп считается оконченным “с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей” (п. 11).

В качестве примера, подтверждающего противоречивость приведенного положения примечания, можно привести следующее уголовное дело. Возможно, что многие практические и научные работники знакомы с его фабулой, поскольку оно уже использовалось на страницах юридической печати. Тем не менее обращение к нему, думается, будет оправданным в контексте данной статьи.

Уголовное дело было возбуждено в отношении С., председателя правления Ассоциации сельскохозяйственных кооперативов и крестьянских хозяйств Саратовской области “Возрождение”, который потребовал от Е.

передачи ему денег за выделяемый по лизингу мельничный комплекс в размере 10% его стоимости и впоследствии получил требуемую сумму. В судебном заседании было вынесено постановление о прекращении уголовного дела, так как члены правления не дали согласие на привлечение С.

к уголовной ответственности. Кассационная палата Верховного Суда РФ, отклонив частный протест прокурора, также признала решение суда законным.

Впоследствии по протесту Генерального прокурора РФ данное дело рассматривалось вновь и Президиум Верховного Суда РФ отменил решение суда первой инстанции (Законность, 1999, N 10, с. 62). Представляется, что такое решение единственно правильное и обоснованное.

Опасность коммерческого подкупа заключается не в том, что кому-то причиняется вред, а в том, что лицо использует предоставленные ему возможности по службе для незаконного обогащения вопреки положениям гражданского законодательства, на основании которых все сделки должны совершаться с соблюдением принципа добросовестности и исключать какое-либо принуждение.

Анализ примечания к ст. 201 УК приводит к выводу, что в нем заложено и другое противоречие с точки зрения равной охраны прав и интересов всех субъектов гражданско – правовых отношений.

Буквальное толкование данного примечания приводит к выводу, что интересы некоммерческих организаций, а также интересы коммерческих организаций, являющихся государственными или муниципальными предприятиями, охраняются в большей мере, нежели интересы иных коммерческих организаций, т.е. хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов.

Такой вывод следует из текста примечания, в котором делается акцент на то, что уголовное преследование за причинение вреда “исключительно коммерческой организации” осуществляется только по ее заявлению. Совершенно непонятно, почему нужно отдавать предпочтение в охране интересов одних хозяйствующих субъектов перед другими.

В то же время создается такое впечатление, что уголовное законодательство вводит какой-то иной вид коммерческой организации, называя ее как “исключительно коммерческая”, хотя гражданское законодательство такого вида организаций не знает.

Видимо, разработчики проекта Уголовного кодекса, а впоследствии и законодатель руководствовались теми соображениями, что в коммерческой организации, являющейся государственным или муниципальным предприятием, большая часть собственности является государственной и поэтому ее, с точки зрения традиционных социалистических представлений, следует охранять всеми возможными способами.

Однако такое суждение вряд ли правильно в условиях построения общества, в котором любая собственность должна охраняться в равной степени, независимо от ее принадлежности, поскольку ее значение и ценность не в том, что она принадлежит государству или отдельным его гражданам, а в том, что она призвана участвовать в создании наиболее благоприятных условий существования всех членов общества, должна сохраняться и приумножаться.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/12011-kvalifikaciya-kommercheskogo-podkupa

Квалифицирующие признаки коммерческого подкупа

Квалификация коммерческого подкупа

Коммерческий подкуп (ст.

204 УК РФ) – преступление, совершаемое против интересов службы в коммерческой организации и выражающееся в получении материального вознаграждения за действие или бездействие должностного лица в интересах взяткодателя.

Квалифицирующие признаки – это характеристики преступления, изменяющие тяжесть наказания. Для коммерческого подкупа они специфические, не полностью идентичные другим преступлениям, связанным с имуществом.

Понятие квалифицирующих признаков уголовного преступления

К стандартным отягощающим признакам преступления в Особой части УК РФ относятся:

  • систематичность или неоднократность;
  • причинение тяжких последствий;
  • причинение ущерба в крупном или особо крупном размере;
  • совершение преступления с применением насилия или угроз;
  • наличие предварительного сговора;
  • совершение преступления организованной группой;
  • совершение преступления в отношении двух или более лиц.

Обычно в статье Уголовного кодекса есть несколько частей, каждая из которых последовательно раскрывает один из признаков, постепенно увеличивая тяжесть наказания.

Составы преступлений делят на простые и квалифицированные, содержащие отягощающие признаки. К простым составам относится, например, ст.

136 УК «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина», где отягощающих ответственность признаков нет. Ст. 204 УК РФ содержит восемь частей.

Для состава коммерческого подкупа законодателем предусмотрено два субъекта – лицо, подкупающее сотрудника компании, и лицо, получающее взятку и выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Для первого предусмотрено пять отягощающих ответственность признаков, для второго – шесть.

Вина лица, передавшего сумму подкупа, будет последовательно увеличиваться, если:

  • она имеет значительный размер (25 тысяч рублей, как указано в примечаниях к статье);
  • подкуп осуществлен группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • подкуп предложен за совершение заведомо незаконных действий или бездействия;
  • деньги или имущество переданы в крупном размере (150 тысяч рублей);
  • зафиксирован особо крупный размер мзды (более 1 миллиона рублей).

Ответственность должностного лица, получившего имущественные блага, возрастает по следующим позициям:

  • получены средства в значительном размере;
  • присутствовало вымогательство;
  • средства получил не один человек, а несколько, группа лиц по предварительному сговору;
  • средства переданы за незаконные действия или бездействие;
  • средства получены в крупном размере;
  • имущественные блага переданы в особо крупном размере.

Отягощающие признаки коммерческого подкупа для получателя увеличиваются на дополнительный – вымогательство суммы.

Как вычислить откатчика с помощью DLP-системы? Читать.  

При анализе отягощающих ответственность признаков можно выявить несколько моментов, на которые стоит обратить внимание.

Так, рассматривая размер суммы от значительной до особо крупной (25 тысяч, 150 тысяч, 1 миллион), можно увидеть, что в других статьях УК РФ термину даны другие значения.

Для мошенничества, в которое превратится коммерческий подкуп, если предполагаемые действия не будут выполнены, они, соответственно, составят 10 тысяч, 3 миллиона, 12 миллионов, при этом речь идет об ущербе, а не о переданной мзде.

Для обычного вымогательства, а не сопряженного с коммерческим подкупом, крупным ущербом является сумма в 250 тысяч, а особо крупным – 1 миллион рублей. Минимальный размер суммы подкупа – 10 тысяч рублей. Если она меньше, ответственность наступит по другой статье, за мелкий коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).

Критерий законности или незаконности действий разъяснен в Постановлении Пленума ВС № 24:

  • законными признаются действия, которые лицо, выполняющее управленческие функции, обязано было выполнить исходя из должностных или служебных обязанностей;
  • незаконными – действия, прямо не входящие в служебные обязанности, противоречащие или прямо вредящие интересам службы либо имеющие признаки иного преступления или правонарушения, например, превышения полномочий или незаконного распространения коммерческой тайны.

В отягощающих ответственность признаках коммерческого подкупа нет указания на причинение ущерба и его размер. Состав относится, исходя из его трактовки в Постановлении Пленума № 24, к группе формальных, хотя некоторые судьи встают на другую позицию.

В случае если он рассмотрен как формальный, доказывание вреда, причиненного интересам службы или коммерческой организации, происходит в рамках доказывания наличия признака незаконности.

На практике это необходимо, если суд в рамках рассмотрения дела установит факт причинения ущерба организации, это дополнительно даст ей право позднее обратиться с гражданским иском о его возмещении.

Часто суды в рамках рассмотрения ст.

204 УК РФ заранее накладывают арест на счета и средства преступника в обеспечении возмещения ущерба, причиненного компании совершенным преступлением, что заставляет доказывать его существование и размер.

Для лица, предлагающего подкуп, возникает дополнительно формулировка о заведомости незаконных действий. Это значит, что, вступая в коррупционную сделку, он изначально понимает, что толкает вторую сторону на совершение незаконных шагов.

Такой отягощающий ответственность признак, как наличие предварительного сговора, рассматривается как присутствующий, если в даче суммы вознаграждения участвовали предварительно договорившиеся о своих намерениях лица.

Наличие посредника при передаче предмета коммерческого подкупа не создает наличия этого признака. Действия посредника будут квалифицированы по самостоятельной статье УК РФ, 204.1.

Под организованной группой понимается устойчивое образование, созданное лицами, заранее объединившимися для совершения нескольких преступлений, в нем распределены функции между участниками.

Применительно к лицам, совершающим преступление, признак наличия организованной группы применяется судами часто.

Так, лицо, выполняющее управленческие функции в организации, может привлечь к своей деятельности бухгалтера, инженера и других сотрудников в ремонтных или строительных компаниях.

При даче взятки организованная группа может возникнуть, например, в случае создания схем получения преимущества при выигрыше тендеров за вознаграждение.

Вымогательство в качестве отягощающего ответственность признака коммерческого подкупа также получило исчерпывающее определение в Постановлении Пленума ВС № 24.

В статье УК РФ именно о вымогательстве говорится как об угрозе причинения вреда жизни, здоровью, имуществу жертвы или членам ее семьи или о разглашении порочащей информации.

А вымогательство как признак коммерческого подкупа представляет собой угрозу совершить действия, которые могут причинить ущерб интересам гражданина, вне зависимости от того, входят ли эти действия в должностные обязанности вымогателя, или создать такие проблемы и условия, в которых не передать взятку будет невозможно. Во втором случае примером является террор и давление коллеги по работе, при котором только коммерческий подкуп поможет предотвратить увольнение.

Перечисленные квалифицирующие признаки показывают степень общественной опасности деяния, посягающего на интересы службы в коммерческой организации, общественную мораль и нравственность.

18.02.2020

Источник: https://searchinform.ru/resheniya/biznes-zadachi/zaschita-kommercheskoj-tajny/kommercheskij-podkup/kvalifitsiruyuschie-priznaki-kommercheskogo-podkupa/

Коммерческий подкуп – ст.204 УК РФ

Квалификация коммерческого подкупа

Коммерческий подкуп – это преступление, регулярно фиксируемое в России. Так, по данным Судебного департамента при ВС РФ, в 2018 году по ст.204 УК РФ был осужден 151 человек, в первой половине 2019 года – 85 граждан. Однако в действительности это преступление совершается намного чаще.

Рассмотрим состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.204 УК РФ

  1. Объект: интересы службы в коммерческой и иной организации.
  2. Объективная сторона: нелегальная передача субъекту, занимающему руководящую должность в юридическом лице, денег и других ценностей в обмен на совершение им действий (бездействия) в интересах дающего или иного указанного им лица.

    Примечательно, что субъект должен обладать соответствующими полномочиями на выполнение данных поручений. Преступление считается оконченным с момента передачи хотя бы части вознаграждения.

  3. Субъект: вменяемое физлицо старше 16 лет.
  4. Субъективная сторона: вина в форме прямого умысла.

Обстоятельствами, отягчающими вину, являются:

  • предоставление денег и прочих активов в значительном размере (более 25 тысяч рублей);
  • совершение деяния в составе группы лиц, а равно просьба совершить заведомо неправомерные действия или крупный размер переданного (более 150 тысяч рублей);
  • передача денег и прочих активов в особо крупном размере (более 1 млн рублей).

Рассматриваемая статья закрепляет уголовную ответственность не только за передачу, но и за получение денег в обмен на совершение действий (бездействия) в интересах дающего. Субъект преступления в данном случае будет специальным – лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой и иной организации.

Ответственность за коммерческий подкуп

Дача незаконного вознаграждения карается следующими санкциями:

  • до 400 тысяч рублей штрафа (или в размере дохода осужденного за период до полугода/в размере 5-20-кратной суммы коммерческого подкупа);
  • до 2 лет ограничения свободы;
  • до 2 лет исправработ;
  • до 2 лет колонии.

В качестве дополнительного наказания может выступать штраф в размере до 5-кратной суммы подкупа.

Если дача вознаграждения отягощена описанными выше обстоятельствами, наказание усиливается. Например, за коммерческий подкуп в особо крупном размере гражданин рискует оказаться в колонии на срок от 4 до 8 лет и получить штраф в размере до 40-кратной суммы переданного вознаграждения.

Что касается незаконного получения вознаграждения, то санкции следующие:

  • до 700 тысяч рублей штрафа (или в размере дохода осужденного за период до 9 месяцев/в размере 10-30-кратной суммы коммерческого подкупа);
  • до 3 лет колонии.

В последнем случае в качестве дополнительного наказания может применяться штраф в размере до 15-кратной суммы вознаграждения.

Если получение вознаграждения сопровождалось описанными ранее отягчающими обстоятельствами, санкции будут более строгими. Например, особо крупный размер полученного может обернуться для руководителя колонией на срок от 7 до 12 лет со штрафом в размере до 50-кратной суммы вознаграждения.

Но итоговый приговор будет зависеть от большого числа разнообразных факторов. 

Рассмотрим несколько реальных примеров привлечения к ответственности по ст.204 УК РФ

В 2018 году предприниматель из Краснодарского края приобрел базу «Кубань-Ремстройбыт», которая была отключена от сети из-за долга по электроэнергии в 3,5 млн рублей. Желая пересчитать сумму долга, бизнесмен обратился к директору компании «Крымскэлектросеть», который предложил «решить вопрос» за 2 млн рублей.

1 млн рублей должен был пойти на погашение долга, и еще 1 млн лично на счет гендиректора. Предприниматель обратился в правоохранительные органы, которые задержали директора «Крымскэлектросети» в ходе контрольной закупки.

С учетом того, что мужчина оказал сопротивление сотрудникам полиции, суд приговорил его к 5,5 годам лишения свободы.

И еще один пример

Студент, проходивший обучение в Саранском кооперативном институте, не смог самостоятельно сдать один из экзаменов. Желая решить эту проблему, он обратился к преподавателю с предложением за 30 тысяч рублей проставить ему зачет. Преподаватель согласился, указав, что денежные средства необходимо перевести на ее банковскую карту по номеру телефона.

О договоренности узнали правоохранители, в отношении преподавателя было возбуждено уголовное дело по ч.5 ст.204 УК РФ (статья о взятке в данном случае не подходила, поскольку вуз являлся негосударственным учебным заведением).

С учетом того, что женщина раскаялась в содеянном, суд назначил мягкое наказание – 2 года условно с запретом на занятие преподавательской деятельностью в течение 2 лет.

Очевидно, что если Вас подозревают или обвиняют в коммерческом подкупе, Вам не обойтись без опытного уголовного адвоката. Специалист приложит все усилия к тому, чтобы его Доверитель избежал уголовной ответственности: если это не представляется возможным, защитник постарается максимально смягчить наказание и избавить Клиента от дополнительных санкций.

Обращайтесь в АК «Судебный адвокат»: наши адвокаты готовы прийти на помощь круглосуточно!

расскажите о нас друзьям:

Источник: https://www.advo24.ru/uslugi/st-204-uk-rf-kommercheskiy-podkup.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.