Количество заключенных в рф

Эксперты признали Россию лидером в Европе по числу заключенных

Количество заключенных в рф

Есть обновление от 09:08 →

Станислав Красильников/ТАСС

Москва. 3 октября. INTERFAX.RU – По числу заключенных на 100 тыс. жителей в 2018 году Россия находится на первом месте в Европе, говорится в докладе по реформе российских тюрем, подготовленном экспертами Общероссийского гражданского форума (ОГФ).

По данному показателю в 2018 году РФ находилась на 19-м месте в мире, говорится в докладе ОГФ, который имеется в распоряжении “Интерфакса”. “В местах лишения свободы и СИЗО находятся более 543 тыс. человек (по состоянию на 01.07.19)”, – отмечается в документе.

Для сравнения, в Германии и Франции, суммарное число жителей которых примерно равно российскому, совокупное тюремное население не превышает 200 тыс. человек, обращают внимание авторы доклада.

По оценке экспертов ОГФ, такое большое число заключенных в РФ обусловлено не только тем, что в тюрьму в стране отправляют даже за ненасильственные преступления, но и сроками, к которым приговаривают осужденных, – лишь 24% заключенных осуждены на срок до трех лет. Сроки от трех до пяти лет отбывает 23%, от пяти до 10 лет – 35%. 18% получают сроки более 10 лет.

В странах Совета Европы в 2017 году срок лишения свободы до 3 лет отбывало в среднем 40% приговоренных заключенных (из них в среднем 13% отбывали срок менее 1 года), от 3 до 5 лет – 19%, а от 5 до 10 лет – 23%, отмечают эксперты ОГФ.

“Издержки такого подхода к наказаниям высоки”, – полагают в ОГФ. Во-первых, в условиях дефицита рабочих рук в экономике и из-за неблагоприятных демографических тенденций исключаются из трудового процесса около 580 тыс.

заключенных, в основном трудоспособного возраста, говорится в докладе. “Во-вторых, длительная изоляция осужденных от общества не вносит существенного вклада в профилактику последующих преступлений”, – считают авторы доклада.

Это, по их словам, подтверждает статистика: в 2017 году 32% от общего числа осужденных (224 тыс. человек) ранее приговаривались к лишению свободы и имели неснятые или непогашенные судимости. По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) за 2018 год, 54% заключенных в местах лишения свободы были судимы ранее, 36% – осуждены три и более раза.

Рекордный тюремный бюджет

Российский тюремный бюджет самый большой в Европе, отмечается в докладе. При этом содержание одного заключенного в России обходится примерно в 50 раз дешевле, чем в среднем по Европе: 2,5 евро против 128 евро на человека в день, указывают в ОГФ.

Эксперты ОГФ также отметили проблему социальной адаптации людей после освобождения из мест лишения свободы в России.

Отмечается необходимость помощи в оформлении документов, удостоверяющих личность, подтверждающих образование, дающих доступ к социальной поддержке и медицинским услугам и т.п.

(по данным ФСИН, около 3% освобождающихся выходят из тюрем без паспортов). Также требуется юридическая помощь в оформлении пенсий и социальных пособий.

Ключевыми мерами социальной реабилитации и, соответственно, профилактики дальнейшего нарушения закона после освобождения из мест лишения свободы, по мировому опыту, является, например, помощь в трудоустройстве, обеспечение временным жильем, поддержка в получении образования и другие, указывают эксперты ОГФ.

Данные ФСИН

Ранее сообщалось, что согласно статистике ФСИН, по состоянию на 1 июня 2019 года, в исправительных колониях России отбывает наказание 443 тыс. 721 человек.

Примечательно, что в декабре 2018 года во ФСИН сообщили, что численность заключенных в стране снизилась до 467 тыс. человек, подчеркнув, что “в новейшей истории России это самое маленькое количество осужденных”.

По данным тюремного ведомства, еще чуть более 100 тыс. человек на тот момент содержалось под арестом в следственных изоляторах.

В июне 2019 года во ФСИН привели данные о том, что число осужденных женщин в России в 15 раз больше, чем во Франции: в 2018 году в российских колониях содержалось 45 тыс. женщин, их доля среди заключенных составляет порядка 10%.

Что такое ОГФ

Как говорится на сайте ОГФ, Общероссийский гражданский форум – это открытое саморазвивающееся сообщество общественных организаций, гражданских активистов и экспертов, нацеленное на модернизацию страны на основе универсальных ценностей гуманизма, прав и достоинства человека. С инициативой создания ОГФ выступили известные российские общественные деятели – Людмила Алексеева, Евгений Гонтмахер, Анатолий Ермолин, Алексей Кудрин, Елена Панфилова, Ирина Прохорова и другие. Впервые форум прошел в Москве в ноябре 2013 года.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/678961

Заключенные в РФ. Статистика

Количество заключенных в рф

Я никогда не стану Президентом Российской Федерации. Не стану учителем, хоть и являюсь им по одному из двух высших образований, и не смогу избираться депутатом. Все банально – имею судимость и о том, как я отбывал свой срок – как раз мои записки зека, начатые ранее тут:

Записки зека

«Записки зека: карантин- Часть-2».(продолжение)

Зона ЗК. «Записки зека: карантин- Часть-3».(продолжение)

«Записки зека: карантин- Часть-4». (продолжение)

Напомню, что по этическим соображениям, все фамилии, имена и прозвища полностью изменены. Однако, все судьбы, скрывающиеся за этими псевдонимами – реальны. Также, как и то, что все описанное мной – чистой воды правда.

Сразу по выходу из карантина почувствовалась некая «свобода» – ходить и перемещаться не по периметру закрытой ограниченным пространством хаты, а «летать» по более широкой площади (локалке) – вот оно счастье. На первом этаже колонии-поселении были – комнаты «баб» – зечки, наряду с зеками отбывающими по стандартным статьям – воровство, алиментщицы, мошенничество, угроза убийством, наркота.

Всех «мужиков» «поднимали» на второй. Скрутил наспех и неумеючи свой же карантинный «рулет» и вперед, в неизведанное.

Так случилось, что окончание моего двухнедельного заточения в карантинном блоке совпало с датой вызволения еще одного зека – Степана Боярского – он всегда представлялся просто и уныло – «Степа, кличут Индейцем».

Сходство с индейцем было одно – вечно красная рожа, еще не успевшая отойти от потребления суррогата на воле.

Индеец отбывал по человеческим моралям ни за что. Иногда так бывает – по-человечески вроде как зек и не виноват, а по закону – «шьют по полной». Всю жизнь Степа прожил в далекой северной окраине Сибири.

Места настолько глухие, что попав в колонию-поселение, Степа чувствовал себя немного дико.

Цивилизация и ее представители были для него чужды, ограничивая его сознание родным селом из нескольких изб, расстояние от которых до райцентра было более 150 километров.

Индеец промышлял охотой. Он на несколько месяцев уходил в тайгу, при чем один и без средств связи, и занимался добычей того, что предусмотрено временем года – птицы, белки, зайцы, соболи, изюбри и прочая живность, расплодившаяся среди густых вековых сосен, кедров и берез.

Пушнину сдавал, обрабатывая сам, мясо где-то оставлял на семью, где то также за небольшие деньги продавал перекупщикам. Индеец ставил капканы. И вот как раз здесь надо оговориться и сказать, что приобретение капкана – именно хорошего капкана – для охотника не только дело чести, но и выливается в неслабую копейку.

Вы спросите – ну, сколько может стоить даже самых хороший капкан? Да, стоит может и не такие бешенные деньги, особенно для любителей, но когда речь идет о 50-100 капканах? А если их постоянно надо докупать, ибо зверь, зачастую крупный, либо ломает этот механизм, либо скрывается вместе с «неожиданной напастью» в горизонт. А ехать за ними? В райцентре не всегда удавалось поживиться этим изобретением каменного века.

Так вот, в один прекрасный момент краснорожий Степа стал замечать, что кто-то снимает добычу с его капканов. Наглым немужским образом. Опять же замечу, что у каждого охотника своя «сфера влияния» – свои тропы и так как в вышеописанной тайге охотников совсем немного, ранее подобных проблем не возникало.

А тут на тебе – прожив три дня в зимовье, Степа идет осматривать капканы и помимо их опустошенности замечает явные человеческие следы 43 размера. В те места могли забрести только два бывалых знатока таежных закутков – он и лесник Харитоныч.

Вернувшись в село, Индеец для храбрости вознакатил пару-тройку пузырьков «боярышника» и смело двинулся к своему «коллеге», мучимый злостью и жаждой мести. А далее между ними состоялся приблизительно следующий диалог:

– П%дор ты, Харитоныч, н%х так делаешь?

– Это мой лес, и я в нем охотился когда ты еще ссался в пеленки, или во что ты там другое ссался.

В принципе, возможно было и еще несколько не литературных фраз, но они уже не важны – Индеец до полусмерти избил Харитоныча и прихватив горло руками посоветовал – сдашь ментам – задушу. Понял?

Забрав все имеющиеся дома ружья Харитоныча он ушел с горя допивать боярышник. Месяц в тайге был проведен зря и надо было как – то смотреть в глаза жене и ребятишкам.

Видимо осознав, что поход с заявлением будет не только местью, но и возможностью долгое время быть единоличным хозяином местной тайги, Харитоныч, не дожидаясь утра, договорился с соседом и поехал в ближайший опорный пункт полиции, куда, собственно, на следующий же день привезли и самого не до конца проспавшегося Индейца. Суд в последствии «насыпал» краснорожему 5 лет.

Кстати, спустя месяца 2-3, при «шмоне», когда администрация «подкидывала нашу хату, у Индейца изъяли какую-то «мохнатку» – как он объяснил талисман на удачу. Это был то ли беличий хвост, то ли кусочек из шерсти соболя. Потом все зеки дружно над ним ржали и спрашивали, что он делал с этой «мохнаткой» по ночам и какие были ощущения.

Хата встретила нас практически полным отсутствием народа. В углу сидел обрюзгший старик и особо не обратив на нас внимание продолжал читать Василия Балябина «Забайкальцы» в видавшем виде переплете.

Разговорившись со старым, спустились с небес на землю – даже здесь в хатах запрещали лежать на кроватях – только сидеть на табуретах.

Гулять – сколько хочешь – по плацу, до курилки – везде, где за тобой четко бдят камеры видеонаблюдения.

Чтобы в голове у Вас вырисовалась картина поясню, что вся площадь, вместе с бараком, курилкой, баней, каптеркой занимает не более 100 квадратных метров. А может и меньше. В математике я не силен. Скажу лучше по другому – от одного края плаца до другого по четко расчерченным линиям – 133 шага.

Шаги, которые до самой смерти останутся у меня в голове. Это не просто шаги – шаги, когда тоскуешь по любимой и родным, когда сердце щемит по скуке о детях и ничего не можешь поделать. Тот момент, когда истинно – повторю истинно – переоцениваешь как ты жил. Делишь жизнь на «до» и «после».

Вокруг – зеки, не всегда добрая администрация, а ты остался один на один с собой. Только сильное желание вернуться к обычной жизни не ломает человека, заставляя быть им до конца. Все – «минутка философии» закончилась и обещаю больше не поддаваться нахлынувшим эмоциям.

Только описание и только судьбы – не более.

Познакомившись со старым, он оказался Геннадьевичем, мы с Индейцем выпросили у него пару сигарет и пошли «гулять». Как вы уже, наверное, догадались, гулять нам долго не дали – в курилке к нам подошел смотрящий. Объявил, что по «отписке» у нас все ровно, и посоветовал одно – «а теперь – ходите общайтесь».

«Ходить общаться» – это познавать устои колонии, познавать законы в этом замкнутом мирке и знакомиться с остальными зеками. Уже тогда я отчетливо заметил, что все осужденные держатся определенными группами – «семьями», но к этому мы еще вернемся.

Тут же при курении подошел и Матрос – смотрящий карантина – «подогрел» Примой из «общака» и уверенно повел на экскурсию. Матрос «выделил» нам места под верхнюю одежду в раздевалке – как правило, они становятся пустыми после «освобожухи» очередного зека.

Сводил в баню, указал на какие крючки можно вешать одежду, где нельзя. Какие тазики можно использовать, а к которым не стоит даже приближаться. Какие умывальники для «мужиков», за каким столом нельзя сидеть в столовой, и что ни в коем случае не садиться на отдельно стоящую лавочку в курилке.

Все это были «владения» обиженных.

Сказать что кто-то сильно заметил наш выход – ничего не сказать.

Да, кто-то интересовался прошлой жизнью, кто-то спрашивал «за понятия и их знания», но все быстро утихомирилось и мы автоматически влились в «общую массу».

Обычно, про вышедших из карантина говорят – «одел кастрюлю на голову» – это означает, что человек подавлен внутренне и обосабливается. На помощь приходят зеки – «ходи общайся».

В ходе общения бывалые рассказали и показали «святые места» осужденных – вот специально не буду их описывать, чтобы не прививать блатную романтику. Скажу только одно – одним из «святых» мест является «кича» (ШИЗО).

Почему? Как мне объяснили, потому что там «зеки страдают за ВАС же, а вы тут просто так гуляете». К «киче» вернемся» позже. Как я узнал в тот же день – еще не западло «заряжаться» – это проносить в ж#опе запрещенные предметы.

В ту же кичу, тому же баландеру (работнику кухни).

Семь в раз в сутки зеков просчитывали. Почему так много – сказать сложно и вернемся к поднятой ранее теме, что на других режимах, скажем на общем или в тюрьме, просчитывает 2-3 раза.

Просчет представляет с собой полное построение всех осужденных рядами – каждый уже знает свое место. Нам с Индейцем его тоже выделил смотрящий, пододвинув кого-то из зеков.

Весь состав строится на плацу, на просчет приходит либо отрядник, либо начальник колонии-поселения. Иногда заглядывает сам начальник колонии (всей, та, которая с общим и строгим режимами и которая находится в 100 метрах).

Вечерами вместо начальника присутствует ДПНК – дежурный помощник начальника колонии.

ДПНК меняются и бывают самыми разными и по званию и по должности. В редких случаях, как правило, при угрозах неподчинению (в зависимости от настроений и волнений зеков) – приходят и опера в полном составе.

Вся «команда» администрации выстраивается напротив шеренги осужденных и дежурный начинает поверку, тусую в руках карточки зеков – называет фамилию, тот выкрикивает из толпы свое имя и отчество и выходит из строя, перемещаясь в шеренгу напротив (за дежурным).

Все четко по расчерченным линиям. И не дай бог осужденному оказаться без головного убора, без бейджика, в тапочках или еще с какими-то нарушениями режима. Просчеты проходят и в дождь, и в лютый мороз, при ураганах, в знойную жару.

После просчета – короткая речь от администрации по текучке и все опять же дружным строем расходятся восвояси.

На моей памяти был только один случай неповиновения зеков – когда после просчета смотрящими было дано четкое распоряжение – не расходиться, пока не придет начальник поселения. Вопросов к нему была масса – на сленге зеков это называлось «закручивать гайки».

Уже через пять минут все толпу осужденных окружила опергруппа. Зная свою работу, и зная, кроме личных дел, кто и кем является в колонии, они не без труда выдернули зачинщиков. Разговор с начальником тогда состоялся, но уже в бараке. Зачинщики спустя сутки сидели по кичам.

Забегая наперед скажу, что отписку им дали кому на трое суток, кому на 15.

В следующий раз я расскажу, как встречают зеки освободившихся из «кичи», как устраивают «застолье» с чифиром, «барабульками» (конфетами) и сигаретами. И как иногда в киче остаются на полтора месяца. Более месяца в одиночной камере, где кроме узкого окна, пристегивающейся к стене шконке и «очка» нет ничего – способно сломать психику любого человека.

Я пишу, чтобы те, кто ведут незаконный образ жизни, знали наперед, с каким адом им предстоит столкнуться. И чтобы лишний раз задумались, стоил ли так ломать себе судьбу. Берегите себя.

Источник: https://pikabu.ru/story/zaklyuchennyie_v_rf_statistika_5959823

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.