Когда в ссср отменили смертную казнь

Почему в России отменили смертную казнь

Когда в ссср отменили смертную казнь

           С момента распада СССР в России как снежный ком стало расти количество преступлений против детей. Да, эти преступления совершались и при Советской власти и их было гораздо больше, чем гражданам дозволялось знать.

Лишь годы спустя мы узнали о Чикатило и ему подобных. Но то, что происходит в современной России, выходит за грань понимания нормального человека. Нелюдями объявлена самая настоящая охота на наших детей.

Эту охоту можно разделить на несколько схем:

1. Педофил-ребенок.

       Педофилы похищают детей среди бела дня, глумятся над ними, насилуют и убивают.

2. Мать, сожитель-ребенок.

      Сожитель глумится над ребенком и насилует его с молчаливого согласия матери, а иногда и по ее инициативе. Нередки случаи убийства ребенка сожителем с целью сокрытия насилия.

3. Мать, отец-ребенок.

      Это просто невозможно осмыслить-но это есть. Родной отец насилует собственного ребенка. Мать не может об этом не знать- она просто этому не препятствует. Убийство отцом своего ребенка с целью сокрытия насилия тоже имеет место.

4. Мать одиночка-ребенок.

    Это самая страшная и самая частая схема преступлений-ведь от него невозможно уберечь и уберечься. Этим преступлениям несть числа. Родные матери топят своих детей в выгребных ямах, выбрасывают из окон многоэтажек, оставляют одних в запертых квартирах умирать от голода, душат в колыбелях, лесах и оврагах, чтобы они не мешали жить и иметь отношения с мужчинами.

     Откуда берутся эти нелюди? Как они появляются среди нас? Медицина бессильна ответить: как и почему становятся насильниками и убийцами детей. Нам не дано знать механизм и причины этого процесса. Но мы в состоянии понять, почему он прогрессирует. Во времена СССР причиной тому было замалчивание подобных преступлений органами МВД с целью улучшения отчетности.

      После распада СССР руководство РФ под давлением США и ЕС отменило в России смертную казнь под, казалось бы, вполне гуманным предлогом: избежание роковой судебной ошибки.

Нам с цифрами на руках объясняли что пожизненное заключение обходится государству дешевле чем смертная казнь словно возмездие за убийство детей-это экономическая категория.

Что жестокость наказания никак не влияет на число преступлений. Что жестокость порождает жестокость.

       С момента падения железного занавеса на нас с Запада хлынула волна пропаганды гомосексуализма и педофилии.

Кто активно насаждает в западном обществе самые жуткие неподдающиеся осознанию преступные извращения неизвестно, но это происходит методично и последовательно на государственном уровне.

Взят курс на уничтожение института семьи, детям с детского сада внушают что два папы или две мамы — это нормально. Что изменить свой пол-это нормально. А пропагандирующие педофилию сообщества не подвергаются не только преследованию но даже запрету.

        Отменив смертную казнь мы включили зеленый свет насильникам и детоубийцам в нашей стране. Да, в дикие времена правления Ельцина власть была занята грабежом страны и собственного народа, ей было не до детей.

Но что изменилось с тех пор? С одной стороны власть поощряет рождаемость, дает материнский капитал, а с другой стороны не желает защитить наших детей от убийц.

Где логика? Кому выгодно отсутствие ответственности за изнасилование и убийство наших детей? А ведь выгодно.

         Выгодны препараты для омоложения изготовленные из младенцев, выгодны детские органы для власть и деньги имущих, выгодны безропотные сексуальные игрушки для извращенцев и преступников всех мастей и рангов.

Индустрия детской проституции приобрела чудовищные масштабы. Интернет забит сайтами с детской порнографией. И мы сами потворствуем этому своим молчанием и равнодушием. Словно не замечаем страшной реальности, словно живем в чужой стране.

Чем занята наша Общественная палата и Уполномоченный по правам ребенка?! Мы их не слышим!

        В ходе военной операции ВКС РФ в Сирии наше правительство сочло нравственно допустимым физическое уничтожение граждан чужого государства, не имеющего с нами даже общей границы, объявленных им террористами, без суда и следствия пусть и в “рамках” международного права.

Так почему оно, наше правительство, не желает признать террористами ублюдков, которые насилуют и убивают наших детей и признаны виновными по решению суда? Им даже пожизненное не дают.

Педофилы выходят из заключения и все повторяется Где справедливость? Как жить с этим родителям, потерявшим детей, как жить детям с покалеченной психикой?

        Нам, гражданам, необходимо самим как можно скорее переломить эту чудовищную ситуацию:

1. Все неравнодушные должны подать голос за введение смертной казни с конфискацией имущества за умышленное убийство ребенка.

2. Все неравнодушные должны подать голос за введение пожизненного заключения с конфискацией имущества за изнасилование ребенка.

3. Все неравнодушные должны подать голос за ужесточение наказания за растление детей.

4. Все неравнодушные должны подать голос за ужесточение наказания за физическое насилие над детьми.

5. Все неравнодушные должны подать голос за ужесточение наказания за изготовление и распространение детской порнографии.

6. Необходимо внести в школьную программу определенное количество часов занятий для старших классов на тему неприкосновенности жизни ребенка и ответственности будущих родителей.

7. Необходимо усилить надзор со стороны контролирующих органов за неполными и неблагополучными семьями и семьями с усыновленными детьми.

8. Необходимо создать государственную программу оказания материальной и психологической помощи матерям одиночкам.

       Нация, в которой безнаказанно насилуют и убивают детей не имеет будущего!

                  Все мы родом из детства, так защитим же его!  

Источник: https://www.kramola.info/blogs/metody-genocida/pochemu-v-rossii-otmenili-smertnuyu-kazn

Голову иметь надо: как в России впервые отменили смертную казнь

Когда в ссср отменили смертную казнь

Ровно 275 лет назад, 18 (7 по старому стилю) мая 1744 года, императрица Елизавета Петровна подписала указ, согласно которому смертные приговоры впредь выносить на местах запрещалось, а дела нужно было пересылать в столицу для высочайшего рассмотрения.

А поскольку в дальнейшем ни один приговор так и не был ею подписан, можно сказать, что в этот день дочь Петра Великого ввела мораторий на смертную казнь, который не только продолжался до конца ее правления, но и стал началом принципиально иной правовой культуры в России.

На миру и казнь красна

Отношение к публичным казням и жестоким телесным наказаниям в Европе до начала XIX века (а где-то и значительно позже) сильно отличалось от современного.

В условиях, когда большинство людей редко ели досыта, держать татей в тюрьме на государственном обеспечении было противоестественно, поэтому наказания были физическими, причем весьма изощренными — били кнутом, сжигали и «коптили», сажали на кол, колесовали, четвертовали, вырывали ноздри и язык, отрезали уши и носы, рубили руки, клеймили каленым железом и т.д. Публичные изуверства были частью общественной жизни, одним из излюбленных развлечений горожан и в то же время служили неким назиданием всем, кто вздумает нарушать закон.

commons.wikimedia.org

Картина «Мученичество св. Ипполита». Художник Дирк Боутс

Россия на общеевропейском фоне выделялась даже некоторым гуманизмом. Соборное уложение 1649 года имело в своем составе 60 статей, предусматривавших смертную казнь в многообразных формах (для сравнения: по английскому «кровавому кодексу», статутам XVII–XVIII веков, на плаху могли отправить более чем за 200 преступлений, включая воровство из лавок и карманные кражи).

Когда Петр I прорубил окно в Европу, к «цивилизованному» уровню было приведено и количество караемых смертью деликтов.

Согласно Воинскому уставу 1716 года, таковых насчитывалось уже 123, способы предусматривались самые разные: от обыкновенного расстрела (аркебузирования) и повешения до залития в горло металла и подвешивания за ребро на крюке.

Также у просвещенных европейцев позаимствовали наказание шпицрутенами, а также специальные «политические казни»: преломление шпаги над головой, или шельмование.

commons.wikimedia.org

Картина «Казнь Степана Разина». Художник С. Кириллов

При Екатерине I, Петре II и Анне ситуация мало изменилась, хотя считается, что именно эпоха Анны Иоанновны и Бирона отмечена особой жестокостью в наказаниях и массовым их применением.

Двадцать лет без эшафота

С воцарением в 1741 году Елизаветы Петровны казни прекратились. Даже для главных противников императрицы — графа Остермана, фельдмаршала Миниха и обер-гофмаршала Левенвольде — вынесенные смертные приговоры заменили ссылкой в Сибирь.

Однако никаких законодательных ограничений на смертную казнь не было, просто Елизавета не подписывала приговоры, а власти «на местах», привыкшие внимательно смотреть за «сигналами» из столицы, тоже вдруг стали гуманнее. Хотя в провинциях казни еще случались.

Так продолжалось два года.

Лишь 7 мая (18 по новому стилю) 1744 года вышел указ, который официально именовался «О присылке в Сенат списков о колодниках, приговоренных к смертной казни, или политической смерти о неисполнении над ними приговора прежде Сенатского указа» (пунктуация оригинала сохранена):

Автор цитаты

«В Правительствующем сенате усмотрено, что в Губерниях, в Провинциях и городах, також и в войске и в прочих местах Российской империи, смертные казни и политическую смерть чинят не по надлежащим винам, а порой и безвинно.

Того ради, по указу Ее Императорского Величества, Правительствующий Сенат Приказали: для лучшего о том усмотрения из всех Коллегий и Канцелярий, Губерний и Провинций и команд о таких осужденных к смертной казни, или политической смерти колодниках за что оные осуждены, ныне прислать в Сенат обстоятельныя и перечневыя выписки; а до получения на то указов, экзекуции тем колодникам не чинить, також и впредь, которые колодники на смертную казнь или на политическую смерть осуждены будут, о таких присылать в Сенат о винах их обстоятельныя же и перечневыя выписки, а до получения на то указов, экзекуции не чинить»

(ПСЗРИ. Том 12, стр. 114, документ 8944)

Интересно, что в Полном собрании законов Российской империи этот указ опубликован между двумя указами от 17 мая, что дало основание некоторым исследователям предположить, что и он тоже был подписан не седьмого, а 17-го, но единичка где-то потерялась. Впрочем, на дистанции в 275 лет этот спор выглядит не слишком принципиальным.

Поток приговоров со всех городов и весей хлынул в канцелярию Сената. Сюда же поступали документы на осужденных по делам Тайной канцелярии и военных преступников.

Чтобы подготовить из них резюме для высочайшей конфирмации, пришлось учредить при Сенате экспедицию во главе с секретарем Иваном Судаковым.

Слушания по приговорам осужденных на смертную казнь и политическую смерть проходили в строжайшей секретности: сенатские протоколисты на эти заседания не допускались, а Судакова с канцеляристами экспедиции поместили в «особливой от публичных дел палате».

Менее чем за 10 лет с момента издания указа в Сенате скопилось 279 приговоров к смертной казни и еще 3579 дел, связанных с убийствами, воровством и разбоями, были в производстве и ожидали решения императрицы. Однако Елизавета так ни один из них и не подписала.

Это, конечно, не означало, что осужденные были освобождены от наказания — они продолжали томиться в застенках, ожидая участи. Тюрьмы были переполнены.

Лишь через 10 лет, 30 сентября 1754 года, вышел указ с разъяснениями, что же делать с предварительно осужденными преступниками: жестоко наказывать кнутом, вырывать ноздри, клеймить словом «вор» на лбу, после чего отправлять в Сибирь или иные места каторги.

commons.wikimedia.org

Иллюстрация к повести «Капитанская дочка». Гринев встречает на Волге плот с виселицей. Художник Н. Каразин. 1899 год

При дворе и среди чиновников «на местах» поведение императрицы вызывало удивление и недоумение. Многие опасались, что фактическая отмена смертной казни может привести к всплеску преступности, которая и так была явлением совсем не редким.

В некоторых частях страны местные власти всё же прибегали к «высшей мере», например, доподлинно известны такие случаи в Ревеле (сейчас Таллин) и Запорожской Сечи.

По этому поводу киевский генерал-губернатор Михаил Иванович Леонтьев доносил в Сенат, что вопреки изданному указу в Запорожье повесили двух казаков, участвовавших в грабительстве и разгромивших дом польского еврея-арендатора Шмолла.

Наказания для чиновников-ослушников не последовало, но в 1746 и 1749 годах уже конкретно для этих земель выходили повторные указы, подтверждавшие необходимость пересылки смертных приговоров в столицу.

С 1754 года при Сенате работала созданная по инициативе Петра Шувалова кодификационная комиссия.

Ей было предложено написать проект уложения в четырех частях: «о суде», «о различных состояниях подданных», «о движимом и недвижимом имении», «о казнях, наказаниях и штрафах».

Через год были готовы две, наиболее проработанные с точки зрения членов комиссии части — «судная» и «криминальная». Сенат их одобрил и представил на утверждение государыни. Однако из-за того, что в них фигурировала смертная казнь, Елизавета их не подписала.

Императорский обет

Первым причины решения императрицы покончить со смертной казнью объяснил историк и публицист князь Михаил Михайлович Щербатов. Он родился в 1733 году и был младшим современником Елизаветы.

Как представитель старинной знати князь имел возможность общаться с ближайшими к императрице придворными, а будучи в екатерининские времена сенатором и действительным тайным советником, имел доступ к документам и архивам, так что в отношении событий середины XVIII века есть смыл ему доверять. Так вот, описывая дворцовый переворот 1741 года, Щербатов приводит интересный нюанс: «Она при шествии своем принять всероссийский престол, пред образом Спаса Нерукотворенного обещалась, что если взойдет на прародительский престол, то во всё царствование свое повелением ее никто смертной казни предан не будет».

Известно, что Елизавета Петровна, несмотря на несколько легкомысленную репутацию и любовь к развлечениям, была человеком чрезвычайно набожным.

Она ежедневно стояла долгие службы и регулярно совершала паломничества в различные древние монастыри — Саввино-Сторожевский, Новоиерусалимский, Киево-Печерский и т.д.

Императрица опекала Троице-Сергиев монастырь, при ней ставший лаврой, заложила Андреевскую церковь в Киеве и Смольный монастырь в столице. Видимо, данный при перевороте обет был очень важен для Елизаветы.

Двадцать лет без публичных смертных казней изменили Россию. Выросло целое поколение, которое уже не считало подобные «шоу» нормой, казни и истязания вышли из общественных традиций и больше уже никогда в России не были массовым явлением. Наследник Елизаветы император Петр Федорович не вынес ни одного смертного приговора.

Екатерина, которая никаких обетов не давала, допускала казни всего несколько раз, и лишь в отношении государственных преступников.

В 1764 году был обезглавлен поручик Василий Мирович, пытавшийся совершить переворот и освободить арестованного Ивана Антоновича; в 1771 году были казнены убийцы архиепископа Амвросия во время чумного бунта в Москве; а в 1775 году — четвертованы Емельян Пугачев и его подельники. Правда, им предварительно отрубили головы.

К большому удивлению живших в Первопрестольной иностранцев, простой люд пришлось сгонять на Болотную площадь — москвичи уже отвыкли от кровавых зрелищ. В отличие от англичан, которые «наслаждались» публичными казнями до 1867 года — а во Франции последнее зрелище такого рода совершилось уже в ХХ веке, перед самой Второй мировой.

Кстати, и четвертование не должно восприниматься как некая «варварская» российская особенность.

В той же Великобритании до 1817 года к государственным преступникам применялась казнь под пугающим названием «повешение, потрошение и четвертование» — причем вплоть до середины просвещенного XVIII столетия палачи иногда начинали процедуру со второго «пункта программы», извлекая внутренности из всё еще живого осужденного (их сжигали у него на глазах). И еще один любопытный факт: с 1735 по 1789 год в одной из стран Европы 33 женщины от 16 до 80 лет от роду были казнены публично сожжением заживо по приговору суда. И нет, это случилось не в отсталой Испании или «мракобесной» России — а в самом передовом и демократическом государстве тех времен, всё той же Великобритании. Такая смерть полагалась по английским законам за мужеубийство и фальшивомонетчество.

commons.wikimedia.org

«Повешенье убийц Александра II». Рисунок 1881 года

Павел Петрович не казнил никого, а за 24 года правления его сына Александра было приведено в действие лишь 24 смертных приговора. Почти все были вынесены военно-полевыми судами в отношении предателей, сотрудничавших с врагом во время войны 1812 года.

Начало правления Николая было омрачено восстанием декабристов — открытого вооруженного мятежа против правящего режима. К смерти были приговорены 36 человек, но император утвердил казни только пятерых руководителей восстания, причем четвертование было заменено повешением.

Тут-то и выяснилось, что в стране нет профессионалов-палачей, способных грамотно организовать процедуру, — трое осужденных сорвались с петель, и их пришлось вешать повторно. Всего же за 30 лет правления Николая I были казнены 40 человек, а при его сыне и внуке — еще 44, в том числе убийцы Александра II.

Лишь при Николае II, особенно после событий 1905–1907 годов, число казней существенно увеличилось. Впрочем, это меркнет на фоне того, что началось после 1917 года.

Источник: https://iz.ru/879185/georgii-oltarzhevskii/golovu-imet-nado-kak-v-rossii-vpervye-otmenili-smertnuiu-kazn

Как напугать бунтовщиков. К годовщине одной из отмен смертной казни

Когда в ссср отменили смертную казнь

17 января 1920 года в РСФСР отменили смертную казнь.

Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников в январе 2017 года предложил внести правки в УК РФ с тем, чтобы удалить из него упоминания о смертной казни.

Сегодня, когда мы справляем 97-ю годовщину второй отмены высшей меры наказания в Советской России, стоит поговорить о том, что основная роль смертной казни в российском уголовном праве вплоть до конца XX века – наказание и предупреждение преступлений против государства. С 1996 года карать и предупреждать стало нечем.

Не сразу прижилась

Пожалуй, сложно найти вторую такую страну, в которой бы смертную казнь столько раз отменяли, а затем вводили вновь (только в XX веке это случалось четырежды). Да и само её утверждение в качестве одной из санкций уголовного права происходило не сразу и не без проблем.

Вот, к примеру, картинка действительности Древнерусского государства, нарисованная создателями фильма «Викинг». Глядя на неё можно подумать, что для жителя государства существовало три составляющие реальности: грязь, кровь и смерть. Между тем, смертной казни в системе уголовного права тогда не существовало.

После крещения была сделана такая попытка, однако позже «…Владимир отменил её, перейдя к давно известной русскому законодательству системе денежных пеней [и кровной мести – Авт.]», – писал историк русского права Николай Загоскин. Что говорит нам о двух вещах.

Во-первых, о том, что принцип талиона («око за око, зуб за зуб») полагался более справедливым, нежели система писаного права, что в общем характерно для формирующейся государственности – не только раннесредневековой. Однако есть второй момент: смертная казнь всё же применялась как наказание  за преступления против государства (измена, мятеж).

Тем самым государство как бы само становилось в позицию кровно мстящего. Однако полноценное внедрение казни в систему наказаний явно совпадает с периодами укрепления государственности (Иван Грозный, Пётр I).

Связь высшей меры наказания с изменениями социума становится особенно очевидной в XIX веке, с ростом революционной активности, покушений на государственных деятелей вплоть до убийства Александра II. Пика этот процесс достигает уже в начале XX века (репрессии, связанные с именем Петра Столыпина) – 3,7 тыс. казнённых в 1906-1910 годах.

При том, что только в 1905-1907 годах количество погибших от революционного террора достигло 9 тыс. Любопытно, что даже спустя 1000 лет сохранилось такое отношение к смертной казни.

Несоответствие жертв и казнённых говорит нам помимо прочего о том, что карали не за тяжесть преступления, выражавшуюся в количестве погибших, а за выступление против государства.

Непостоянные большевики

Одними из первых решений большевиков после революции были декреты о земле и мире. Но это из раскрученных.

А была ещё отмена смертной казни (8 ноября 1917 года) – как раз в память о реакции на революционный террор и «столыпинские галстуки». Однако уже осенью 1918 года смертную казнь вернули.

Теперь она полагалась за участие в заговоре против власти, участие в белогвардейских организациях – а лояльных к советской власти белогвардейских организаций история не знает.

17 января постановлением ВЦИК и СНК РСФСР смертную казнь отменили снова. Причем постановление большей частью состоит из оговаривания условий, которые сделали возможным такой шаг: «Разгром Юденича, Колчака и Деникина, занятие Ростова, Новочеркасска и Красноярска, взятие в плен “верховного правителя [Колчака – Авт.]».

А также условий, при которых смертная казнь может снова вернуться в перечень мер наказаний: «Только возобновление Антантой попыток путём вооружённого вмешательства или материальной поддержки мятежных царских генералов…

может вынудить возвращение к методам террора, и, таким образом, отныне ответственность за возможное в будущем возвращение Советской власти к жестокому методу красного террора ложится целиком и исключительно на правительства и правительствующие классы стран Антанты и дружественных ей русских помещиков и капиталистов».

Этот отказ от смертной казни продержался ещё меньше предыдущего – расстрелы вернули уже в мае 1920-го. Впрочем, тут стоит напомнить, что спустя год после окончания Гражданской войны была объявлена амнистия всем её участникам, что можно рассматривать как частный случай отказа от преследования.

И, наконец, в третий раз смертную казнь отменили в 1947 году.

Тоже с выдумкой: оперативно постреляли и вздёрнули наиболее отъявленных пособников нацистов – снова-таки преступления против государства – а затем объявили о решении отказаться от применения высшей меры в невоенное время.

Спустя три года решение отменили с формулировкой «по многочисленным просьбам трудящихся». И снова более половины деяний, за которые предусматривался расстрел, так или иначе относились к категории преступлений против государства.

Новое время

Последняя отмена выбивается из ряда прочих. Во-первых, это растянулась во времени на 1996-2009 годы, за время которых суды перестали выносить смертные приговоры, а президент – их рассматривать.

Россия подписала ряд международных соглашений по ограничению применения смертной казни, а заполировали ещё и решением Конституционного суда с введением моратория на смертную казнь до создания судов присяжных во всех  субъектах Федерации.

В 2009 году тот же Конституционный суд признал действующий запрет временным, существующим до полной отмены смертной казни. Однако одновременно признал невозможность вынесения таких приговоров российскими судами. Мера пока ещё есть, но пользоваться ей нельзя.

Эти метания, на наш взгляд говорят о следующем:

1. Последние сто лет российская государственность активно ищет замену смертной казни. И не находит. Не потому, что таковой не существует, просто объективные причины делали этот поиск несвоевременным.

Скажем, если бы предпоследний запрет ввели не в 1947-м, а в 1945-м, когда генерала Власова со штабом ещё не повесили, а деятелей Русской фашистской партии не расстреляли, то те самые трудящиеся как минимум удивились бы.

Затем бы писали.

2. Проблема никуда не делась. О ней забыли, её положили в самый дальний ящичек шкафа и условились не упоминать о нём никогда. А она с завидной периодичностью подмигивает в лентах новостей. Как поступать с убийцами Магомеда Нурбагандова? Ведь они не просто офицера убили, а вызов государству бросили.

Что делать с чиновниками, которых ловят на миллиардных взятках? Близкий пример Китая и недавний опыт СССР (хищение сумм свыше 10 тыс. рублей – два автомобиля «Жигули» в первые годы выпуска – было достаточным основанием для «вышки») как бы намекают. Нельзя, мораторий, мировое сообщество. Ладно, нельзя.

А делать-то что? Можно, конечно, каждый раз отдавать приказ «При малейшем сопротивлении живыми не брать», но это снова не решение, а долгий ящик.

По факту, сегодня террорист чувствует себя даже вольготнее, чем в Российской империи. Как и коррупционер, хотя существуют довольно зримые параллели между коррупцией и мародёрством.

***

Россия третий десяток лет лишена возможности карать за преступления против государства так, чтобы лица, их совершившие, больше это не повторяли. Эту проблему следует отделить от проблемы смертной казни и как-то решать. Это более актуальная задача, нежели филологические забавы с уголовным кодексом.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-napughat-buntovshchikov-k-97-lietiiu-odnoi-iz-otmien-smiertnoi-kazni

Русская смерть. Из истории наших пыток

Когда в ссср отменили смертную казнь

Богохульников — жечь. Кто хулит святых угодников — жечь также.

Так начинается Соборное уложение 1649 года — первый свод законов российского государства.

Все казни под одной обложкой собирали и раньше. При Иване III, когда Россия кончалась за Рязанью, по судебнику 1497 года убивали, например, за конокрадство.

Но серьезно за дело взялись лишь при царе Алексее Михайловиче по прозванию Тишайший (он убивал не картинно, как Грозный, а тихонечко). Соборное уложение писали год. Три тысячи копий разослали по всему Московскому государству. Оригинал и сейчас лежит в Кремле, в Оружейной палате, с виду ничего интересного: свиток и свиток. Но сколько на нем кровищи!

При царе Тишайшем казнили четырьмя способами: вешали, рубили голову, жгли, а также четвертовали. Это когда сначала отрубают руки, потом ноги и только потом — голову. Особую смерть придумали фальшивомонетчикам: которые «в серебро учнут прибавляти медь, или олово… тех денежных мастеров за такое дело казнити смертию, залити горло». Ну, то есть их поили расплавленным металлом.

За адюльтер били кнутом, но не до смерти. За аборты — вешали. Отдельно было про обрезание: «А будет кого бусурман какими нибудь мерами насильством или обманом русскаго человека по своей бусурманской вере обрежет… зжечь огнем безо всякого милосердия».

Как видим, государство заботилось о духовной жизни граждан.

Поразительна глава 22, статья 17: «А будет кто с похвалы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит… его за такое его дело казнити смертию».

Интересно работает время. За этими буквами тысячи трупов, а сейчас читаешь — чистая поэзия.

Окно в Европу

На Западе царь Петр позаимствовал университеты, геологоразведку и военный флот. А также колесование — новую модную казнь, популярную в те годы в германских княжествах.

Колесовали в России вплоть до XIX века. Юрист Александр Кистяковский подробно описал процесс — и если вы противник смертной казни, просто промотайте этот абзац, а если вы ее сторонник, вчитайтесь в каждое слово.

«К эшафоту привязывали в горизонтальном положении андреевский крест, сделанный из двух бревен. На каждой из ветвей этого креста делали две выемки, расстоянием одна от другой на один фут.

На этом кресте растягивали преступника так, чтобы лицом он был обращен к небу; каждая оконечность его лежала на одной из ветвей креста, и в каждом месте каждого сочленения он был привязан к кресту.

Затем палач, вооруженный железным четырехугольным ломом, наносил удары в часть члена между сочленением, которая как раз лежала над выемкой. Этим способом переламывали кости каждого члена в двух местах.

Операция оканчивалась двумя или тремя ударами по животу и переламыванием станового хребта. Разломанного таким образом преступника клали на горизонтально поставленное колесо так, чтобы пятки сходились с заднею частью головы, и оставляли его в таком положении умирать».

Для особых случаев у Петра была особая казнь. Он сажал людей на кол.

Опальных цариц в России принято ссылать в монастырь, но Евдокия Лопухина, первая жена Петра, в монастыре не страдала, а завела себе любовника Степана Глебова, который «с нею обнимался и целовался», как показали свидетели.

За это Глебова пытали кнутом, гвоздями и углями, чтобы признался в заговоре против короны. Но он не признался, и его посадили на кол в центре Красной площади. Предусмотрительный Петр лично приказал надеть на Глебова тулуп, чтобы тот не умер преждевременно.

За казнью наблюдали 200 тысяч человек — куда там Сенцову, Кольченко, Савченко.

Но настоящий зритель был один: Евдокия Лопухина. Два солдата держали ей голову и не давали закрыть глаза. Любовник умирал 14 часов.

Потрошить и наказывать

Но нет, это не очерк про жестокие нравы отсталой России. Отсталым — от чего отсталым, впрочем? — был весь мир.

Пока в Российской империи сажали на кол и пытали колесом, в Британской практиковали смертную казнь за 200 преступлений. Повесить могли и за обычную карманную кражу, но за госизмену полагалось кое-что особенное.

«Повешение, потрошение и четвертование» — это официальное название, пожалуй, самой жестокой казни в истории.

Сначала преступника (чаще не преступника, а просто революционера) привязывали к чему-то вроде забора. Потом протаскивали лошадьми к месту казни, чтобы возбудить интерес народа. Потом последовательно вешали (не давая задохнуться), кастрировали, вспарывали живот, отрубали конечности и, наконец, голову.

Так умер полковник Эдуард Деспард, один из лидеров очередного ирландского восстания — казнили его, вспоминают, на глазах у 20 тысяч человек, то есть зрителей было в десять раз меньше, чем у майора Глебова. То ли к XIX веку нравы смягчились, то ли у народа были другие развлечения.

Свидетельства очевидцев, опять же, можно промотать.

«Хирург, пытаясь отрезать голову от тела простым скальпелем, пропустил необходимое сочленение и кромсал шею до тех пор, пока палач не схватил голову руками и не провернул ее несколько раз; лишь тогда ее с трудом удалось отделить от туловища».

В XIX веке эту замечательную казнь смягчили: вешали сразу до смерти, а кастрировали и потрошили уже труп. В 1870 году перестали делать и это.

В России в эти годы убивали исключительно гуманно: военным — пуля, штатским — петля.

Немного о гуманизме

В Европе придумали множество пыток, но там же придумали, что людей убивать нельзя. Никаких. Ни при каких обстоятельствах. В учебниках это называется «гуманизм», патриарх Кирилл предпочитает термин «глобальная ересь человекопоклонничества».

В XVIII веке Россия еще не боялась пойти на поводу у Запада, и потому Елизавета Петровна, внебрачная дочь царя-реформатора, отменила смертную казнь. А для лиц младше 17 лет еще и пытки. С преступниками стали обращаться человечней: били кнутом, вырывали ноздри, клеймили и отправляли на каторгу.

Тогдашний либеральный интеллигент, князь Михаил Щербатов тут же заявил, что «кнут палача горше четвертования». Намекал, что палачи очень старались и ни один побитый кнутом не дожил даже до вырывания ноздрей. На словах казнь отменили, фактически людей продолжали убивать.

С благими намерениями в России вообще не очень выходило.

Екатерина тоже была добрейшей души царица, читала модных французских философов и старалась не кровожадничать попусту.

«Опыты свидетельствуют, что частое употребление казней никогда людей не сделало лучшими, — писала она. — Намерение установленных наказаний не то, чтоб мучити тварь, чувствами одаренную».

Это не помешало ей повесить и четвертовать лидеров пугачевского восстания. А были, как всякий знает, «бунтовщики хуже Пугачева».

Александра Радищева приговорили к смертной казни даже не за бунт, а всего лишь за «Путешествие из Петербурга в Москву». В частности, за рассуждение, имеет ли право господин бить раба.

«Крестьяне, убившие господина своего, были смертоубийцы. Но смертоубийство сие не было ли принужденно? Не причиною ли оного сам убитый асессор? Если в арифметике из двух данных чисел третие следует непрекословно, то и в сем происшествии следствие было необходимо. Невинность убийц, для меня по крайней мере, была математическая ясность».

Казнь заменили ссылкой. Не так повезло Кондратию Рылееву, автору двустишия: «Кто русский по сердцу, тот бодро, и смело, и радостно гибнет за правое дело!» В 1823 году он это произнес, а уже в 1826 году был без особой радости повешен.

Достоевского, как человека служивого, приговорили к расстрелу. Судили по тогдашней 228-й статье: за распространение экстремистской литературы. А именно занимательного и актуального письма Белинского Гоголю.

«Православная церковь всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма; но Христа-то зачем Вы примешали тут? Что Вы нашли общего между ним и какою-нибудь, а тем более православною, церковью? Он первый возвестил людям учение свободы, равенства и братства и мученичеством запечатлел, утвердил истину своего учения. И оно только до тех пор и было спасением людей, пока не организовалось в церковь и не приняло за основание принципа ортодоксии. Церковь же явилась иерархией, стало быть поборницею неравенства, льстецом власти, врагом и гонительницею братства между людьми, — чем и продолжает быть до сих пор».

В XVII веке за такое его бы сожгли, в XVIII вырвали бы ноздри, но в итоге он отделался четырьмя годами: времена наступали совсем травоядные.

Террористы и расхитители

Казнили в России всегда просто так, от широты душевной. Все разговоры об эффективности и неэффективности смертной казни были пустыми, поскольку реальную статистику преступлений начали вести лишь в конце XIX века.

И в любом случае оставалась маленькая проблема. Казнить или миловать, решал один человек, и все зависело лишь от того, какие книжки он читал: Дидерота или Домострой.

Маленькую проблему решили в 1917 году. В первый же день работы Временное правительство заменило смертную казнь каторгой — это случилось 25 марта. Но власть утекала из рук, солдаты не хотели стрелять, рабочие работать, и 12 июля казнь вернули. Временному правительству это не помогло.

Советская республика тоже не могла решиться: быть ей в авангарде человечества или сразу взять курс на империю зла. Большевики отменили смертную казнь на третий день революции. 5 сентября 1918 года ее вернули, но только для белогвардейцев. 17 января 1920 года снова отменили, в мае вернули опять и после казнили без колебаний.

Трижды в XX веке в России все начиналось заново, и каждый раз новые правители старались быть добренькими: отменяли смертную казнь.

Ельцинская Россия оказалась основательней всех: подписала Европейскую конвенцию по правам человека. Ту, где про право на жизнь, свободу совести, религии, выбора и прочая научная фантастика.

И что бы ни случилось с выборами и совестью, смертной казни в России нет уже 20 лет.

Не всем это нравится. И чем дальше, тем больше. 16 октября 2015 года Рамзан Кадыров предложил казнить террористов. 20 ноября с ним согласился Сергей Миронов. В тот же день губернатор Орловской области Василий Потомский добавил к террористам наркодилеров.

9 декабря глава Следственного комитета Александр Бастрыкин потребовал убивать убийц. 30 января депутат Роман Худяков предложил убивать за пустые аптеки. 2 марта он же потребовал убить няню-убийцу. 24 марта депутат Дмитрий Носов снова набросился на террористов.

Почуяв тренды, 24 марта карельский коммунист Александр Меркушев предложил расстреливать расхитителей государственной собственности.

Но в главном Россия не изменилась. Казнить или миловать, по-прежнему решает один человек, и этот человек несколько раз высказывался против. И потому о смертной казни говорят лишь маргиналы из ЛДПР или профессионально жестокие парни типа Бастрыкина и Кадырова.

Смертная казнь из пугала стала пшиком, депутатским пиаром. А значит, можно быть спокойным: в России не сожгут ни одного богохульника. А равно и тех, кто возводит хулу на святых угодников.

Во всяком случае, по решению суда. Во всяком случае, пока.

P.S. Когда этот очерк уже был опубликован, депутаты Госдумы Сергей Миронов, Михаил Емельянов и Олег Нилов внесли законопроект о возвращении смертной казни.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/106228/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.