Клевета приговор

Оправдательный приговор по обвинению в клевете

Клевета приговор
ПРИГОВОРИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

03 августа 2011 года г. Железнодорожный

Мировой судья судебного участка Железнодорожного судебного района Московской области Д., с участием частного обвинителя /потерпевшего/ М., адвоката-защитника Шумара Е.А., при секретарях Н., У., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению С. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 129 УК РФ, ч. 1 ст. 130 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

М., в порядке частного обвинения, обвиняет С. в клевете, то есть в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, при следующих обстоятельствах.

07 апреля 2011 года примерно в 18-19 часов С. во время телефонного разговора с П. назвала М. сумасшедшим и имеющим справку из диспансера. Притом, что данное высказывание является клеветой.

Судом установлено, что 07 апреля 2011 года около 19 часов, С. позвонила по телефону П. и говорила с ним о принадлежности блоков, стоящих у ее дома. После чего, примерно в 19 часов 45 минут П. сам подъехал к ее подъезду и они продолжили разговор.

Данный вывод суда основан на показаниях подсудимой, которая вину не признала и показала, что 01 или 02 апреля 2011 года возле ее дома в г. Железнодорожном Московской области были установлены блоки.

07 апреля 2011 года около 19 часов она увидела объявление на лифте о том, что на все вопросы по поводу неудобств связанных со стройкой, просьба обращаться к прорабу и указан его номер телефона. Она позвонила прорабу и спросила, его ли блоки стоят у дома, он удивился и ответил, что блоки не его.

В 19 часов 45 минут прораб сам лично подъехал, и они продолжили разговор. Прораб сказал, что эти блоки устанавливал не он. После этого, он позвонил кому-то по телефону и спросил: «Ты ввозил блоки? Чтобы завтра их не было». В беседе с прорабом она сказала, что ЖЭК с М.

больше работать не будет, и вообще от жителей дома будет коллективное письмо, по поводу его деятельности. Никаких других высказываний относительно М. она не совершала, в том числе и про справку. Свидетелей их телефонного разговора не было, свидетелем разговора, состоявшегося на улице, была консьержка.

Показания подсудимой, являющиеся одним из доказательств по данному уголовному делу исследованные и оцененные в судебном заседании в совокупности с другими представленными доказательствами логичны, непротиворечивы и последовательны.

Оснований, ставить их под сомнение, судом не установлено. При этом суд учитывает, что ранее подсудимая с прорабом П. знакома не была, узнала его телефон из объявления, вывешенного в связи с проводимыми возле дома строительными работами. С М.

подсудимая также лично не знакома.

При этом показания потерпевшего М. не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Так потерпевший показал, что 07 апреля 2011 года ему позвонил прораб и сказал, что соседка просила убрать блоки, иначе она создаст ему проблемы при сдаче объекта. Прораб посоветовал ей обратиться к нему /М./, на что она сказала, что к нему – М. обращаться не будет, так как он сумасшедший и у него есть справка. Это все клевета. На учете у психиатра не состоит. У прораба П.

не было оснований его обманывать, он дословно ее передал слова. П. сказал, что он эту женщину не знает, не знает ни ее имени, ни фамилии, а её номер телефона у него определился и сохранился в телефонном аппарате. Чтобы узнать, кто распространяет в отношении него клеветнические сведения, он – М.

обратился в службу безопасности по месту своей работы, где ему сообщили, что СИМ-карта зарегистрирована на С.

К указанным покаяниям потерпевшего, также являющимися доказательством поданному уголовному делу, суд относится критически, потому как стороной обвинения не представлено ни единого доказательства, подтверждающего обвинение, т.е. совершение С. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ в отношении М.

Заявленный для допроса в качестве свидетеля обвинения П., фактически являющийся единственным свидетелем обвинения и знакомым М., в судебное заседание не явился, частный обвинитель М., на которого в силу закона возложена обязанность представлять доказательства подтверждающие обвинение и данная обязанность М.

неоднократно объяснялась, явку в суд заявленного свидетеля не обеспечил.

Учитывая изложенное, и принимая во внимание, объективное отсутствие достаточных, достоверных и неопровержимых доказательств того что С. 07 апреля 2011 года примерно в 18-19 часов во время телефонного разговора с П. назвала М.

сумасшедшим и имеющим справку из диспансера судом не добыто, а также принимая во внимание положение ч. 3 ст. 14 УПК РФ, в соответствии с которой все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, С. подлежит оправданию по ч. 1 ст.

129 УК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

М., в порядке частного обвинения, обвиняет С. в совершении оскорбления, то есть унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме, при следующих обстоятельствах.

30 июня 2009 года между 22-00 и 23-00 часами, С. выглянув с балкона квартиры кричала в адрес М. , употребляя нецензурную брань, чтобы он прекратил работы по посадке деревьев и установлению ограды и уезжал туда, откуда приехал, оскорбив его своими выражениями, унизив его честь и достоинство в неприличной форме.

Судом установлено, что июня 2009 года около 23 часов у дома С., при помощи нанятых рабочих М. вбивал столбики недалеко от балконов указанного дома для того, чтобы жильцы не ставили автомобили под окна. В это время, с балкона выглянула С. и стала кричать, чтобы они отошли от ее автомобиля и ставили столбики там откуда приехали.

Данный вывод суда следует из показаний частного обвинителя, свидетеля Т. и подсудимой.

Так подсудимая С. показала, что 30 июня 2009 года около 23 часов она услышала стук с улицы и вышла на балкон. Увидела, что двое человек производят какие-то работы рядом с ее автомобилем, она крикнула, чтобы они отошли, при этом нецензурную брань не употребляла и никуда никого не посылала.

Свидетель Т. в судебном заседании показал, что 30 июня 2009 года вечером, возможно около 16 часов, он помогал М. забивать столбики у его дома для ограды деревьев и чтобы не ставили автомобили. Они были втроем. Подсудимая со второго этажа ругалась «грязными» словами, потому что они якобы задели ее автомобиль.

Она посылала их туда, откуда они приехали и чтобы столбики они устанавливали там. Слова, произносимые подсудимой, он не помнит и их смысл передать не может. Кому именно подсудимая адресовала эти слова, он не знает, она просто ругалась, ничьих имен и фамилий не произносила, но полагает, что ругалась на М., т.к.

он и его знакомый только помогали М.

Частный обвинитель М. показал, что 30 июня 2009 он начал по собственной инициативе благоустраивать территорию вокруг дома, сажал деревья, устанавливал ограды возле дома. Для этого он нанял людей, и ближе к балкону С., рабочие забивали столбы, чтобы не ставили машины под окна.

Вдруг из окна балкона выглянула С. и начала кричать, при этом нецензурно’ выражаясь в их адрес, чтобы они перестали стучать и уматывали к себе. Слова, произнесенные подсудимой, он считает оскорблением. Передать смысл нецензурной брани, употребленной подсудимой, затруднился.

Лично его она не называла, используя нецензурные выражения, но именно его она послала туда откуда он приехал, используя нецензурную брань, при этом ничьих имен и фамилий она не назвала, потому что их не знала, но поскольку кроме него и нанятых им людей там никого не было, она выражалась именно в их адрес.

Таким образом, оценивая в совокупности исследованные в судебном заседании доказательства, суд приходит к выводу, что 30 июня 2011 года около 23 часов С., находясь на балконе в дома действительно кричала на рабочих, в том числе и на М., чтобы они перестали работать около ее автомобиля и устанавливали столбики там откуда приехали, уехав соответственно туда.

Показания и частного обвинителя и свидетеля в указанной части логичны, последовательны, подтверждают и дополняют друг друга, а соответственно, не доверять указанным доказательствам оснований у суда не имеется.

Вместе с тем, стороной обвинения не представлены достоверные и неопровержимые доказательства, того, что С. в указанное время и в указанном месте именно в адрес М.

употребляла какие-либо оскорбления, унизившие его честь и достоинство, выраженные в неприличной форме, поскольку и частный обвинитель и свидетель показали, что С. фамилий и имен не называла, М. вбивал столбики не один, Т.

, производя указанные ранее работы был одет в рабочую форму, а при таких обстоятельствах, судне может согласиться с доводами частного обвинителя, о том, что С. вообще обращалась именно к М.

По смыслу закона, оскорбление представляет собой ‘ выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.

Между тем, по мнению М. подсудимая С. высказала в его адрес выражения оскорбительного характера, в том числе грубую нецензурную брань, унижающие его честь и достоинство, но в то же время самих этих выражений потерпевший не привел, равно как и не привел их свидетель обвинения.

Что касается высказываний подсудимой, названных частным обвинителем нецензурной бранью, свидетелем обвинения – «грязными словами», то такие действия не могут быть приравнены к оскорблению в том понимании, которое ему придается диспозицией ст. 130 ч. 1 УК РФ, поскольку отсутствуют данные о том, что указанные выражения содержали оценочные суждения о личности М.

, то есть носили ясно выраженный личностный характер и были направлены именно на унижение чести и достоинства потерпевшего.

Учитывая изложенное, и принимая во внимание, объективное отсутствие достаточных, достоверных и неопровержимых доказательств того, что С. 30 июня 2009 года около 23 часов у дома совершила оскорбление, то есть унижение чести и достоинства М.

, выраженном в неприличной форме судом не добыто, суд также принимает во внимание положение ч. 3 ст. 14 УПК РФ, в соответствии с которой все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, С. подлежит оправданию по ч. 1 ст.

130 УК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Руководствуясь ст. ст. 303-310 УПК РФ, мировой судья

ПРИГОВОРИЛ:

С. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ оправдать в виду отсутствия в ее действиях состава преступления.

С. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ оправдать в виду отсутствия в ее действиях состава преступления.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Железнодорожный городской суд Московской области в течение 10 суток со дня провозглашения через мирового судью судебного участка Железнодорожного судебного района Московской области.

Мировой судья подпись Д.

В связи с оправдательным приговором подзащитная адвоката Шумара Е.А. имеет возможность взыскать с частного обвинителя компенсацию за причиненный моральный и имущественный вред, связанный необоснованным уголовным преследованием.

Источник: https://urcentr.com/delo-o-klevete-opravdatelniy-prigovor/

Приговоры судов ст 128.1 ук рф. Клевета – судебная практика.

Клевета приговор

Люди время от времени сталкиваются с негативными последствиями распространения о них заведомо ложной информации. Речь идет не о сплетнях, а о серьезных данных, порочащих честь и достоинство.

Следует понимать: таковое деяние преследуется по закону. Статья за клевету ныне включена в Уголовный кодекс (УК) РФ.

Следовательно, пострадавший имеет возможность привлечь к ответственности человека, замеченного в распространении ложных данных.

Внимание: оклеветанному придется доказать потери, связанные с ложными сведениями, распространяемые о нем. Под таковыми подразумевается урон материального или морального характера, влияющий на качество жизни жертвы.

Что такое клевета

Описывает преступное деяние, выражающееся в нанесении ущерба путем распространения заведомо ложных данных, статья 128.1 УК РФ. В указанном параграфе расшифровывается понятие «клевета». В частности, речь идет об обнародовании данных о человеке, являющихся ложью. Последние должны порочить описываемое лицо, подрывать его репутацию, очернять его честь, наносить урон достоинству.

Важно: правонарушение квалифицируется в том случае, если распространитель лжи знал, что сведения не отвечают действительности.

Уголовно-правовая характеристика преступного деяния строится исходя из приведенного в законе определения. При определении клеветы законодатель указал ряд факторов, которые необходимо идентифицировать в ходе расследования. К таковым относятся:

  • объективная часть – распространение порочащих данных;
  • субъективная – наличие умысла.

При рассмотрении злодеяния изучаются формы обнародования должных сведения. Под таковыми подразумевается донесение информации:

  • в устной форме, путем публичных выступлений:
    • на радио или телеканалах;
    • через интернет;
    • на конференциях и заседаниях;
    • в частном порядке;
  • в письменной форме путем включения данных:
    • в статьи;
    • в доклады;
    • в заявления;
    • в книги и иные произведения;
    • в иные документы, которые печатаются для чтения общественностью или должностными лицами.

Внимание: клеветой признается информация, которую услышал хотя бы один человек.

К примеру, Иванов С.С. подготовил аналитическую статью, касающуюся экономического развития одного из регионов РФ. Автор подтверждал свои выводы примерами из практика, почерпнутыми в частной беседе.

В том числе описал процесс дачи взятки предпринимателем Косаревым В.Р. с целью получения преимуществ при проведении тендера. Последний обратился к правоохранителям за защитой чести и достоинства. Иванов С.С.

не смог доказать, что опубликованные данные соответствуют действительности. Потому понес наказание.

Ответственность за клевету

Уголовное наказание за распространение лжи в отношении пострадавшего, если клевета доказана, описывает статья 128.1 УК. В ее тексте приводятся меры воздействия за разные виды проступков: без отягчающих факторов и квалифицированные. В ряде случаев нарушается еще и

Так, наказание за клевету без квалифицирующих признаков состоит в наложении штрафа до 500,0 тыс. руб. либо в обязательных работах. Количество последних зависит от виновности правонарушителя. Максимальный срок – 160 часов. Такими мерами воздействия ограничиваются, если ложь распространялась без использования СМИ или интернета.

В пунктах от 2 до 5 статьи 128.1 УК описано, что грозит злодею за клевету с квалифицирующими составами. К таковым относится:

  • распространение лживых данных через СМИ;
  • заведомо ложное обвинение, с использованием служебного положения;
  • обнародование недостоверной информации о диагнозе пострадавшего, опасном для окружающих (туберкулезе, к примеру);
  • направление недостоверной информации в правоохранительные органы о том, что человек совершил тяжкое преступление.

В ст. 128 УК РФ наказания распределены по тяжести деяний, основой которых является клевета. Например, максимальный штраф достигает пяти миллионов рублей. Таковой налагается на виноватого, если он обвинил пострадавшего в совершении особо тяжкого нарушения закона.

Внимание: Уголовный кодекс не содержит наказания за ложные данные в виде лишения свободы. Законодательство ограничивается воздействием финансового плана или обязательными работами.

Так, оклеветавший безвинного человека с использованием своего положения на службе может быть оштрафован на сумму до 2 млн руб. Еще таковому преступнику может быть вменено наказание в виде обязательных работ. Максимальный срок – 360 часов.

Самым распространенным случаем является обнародование дынных, которые порочат человека, в публичных выступлениях, в том числе СМИ и интернете. То есть информация потенциально доходит до огромного количества людей. Таковое незаконное деяние наказывается штрафом. Максимальная его величина – один миллион рублей.

Внимание: каждое положение о штрафных санкциях имеет две позиции: максимальную величину наказания в рублях или доход за определенный период, заменяющий ее. Таким образом, суду дано право применять реальную меру финансового воздействия, подъемную для преступника.

Бесплатная консультация юриста по телефону

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону

Судебная практика

Ныне все больше пострадавших задумываются о том, как наказать преступника. Нужно понимать, что человека за клевету привлечь может только тот, кто понес урон. А для этого необходима его инициатива. Причем мало написать жалобу в прокуратуру или полицию. Пострадавшему придется потратить довольно много времени на:

  • сбор доказательств;
  • собеседования со следователями;
  • написание заявления в суд;
  • участие в судебном заседании и другое.

Кроме того, уголовная ответственность за клевету наступает по решению суда. Этот орган необходимо убедить в наличии состава в действиях нарушителя закона. На практике это сводится к доказательству:

  • ложности данных, распространяемых обвиняемым;
  • осознания последним их несоответствия действительности;
  • причинению ущерба потерпевшему.

На самом деле судебные разбирательства по клевете далеко не всегда выигрываются истцом. Кроме того, последний может пострадать от своей инициативы. Ведь у ответчика в рамках российской Уголовного кодекса также имеется возможность обвинить истца в распространении ложных сведений.

А если дело закончится проигрышем оклеветанного, то ответчик окажется в выигрышном положении. Отрицательное решение суда само по себе будет доказывать факт клеветы в отношении бывшего ответчика.

При нарушении обидчиком сразу нескольких законов, к примеру, еще и , вероятность выигрыша дела значительно увеличивается.

Выше приведен пример с аналитиком и предпринимателем. Дело могло повернуться совсем иначе, если бы Иванов С.С. записал на диктофон приватный разговор о взятках с Косаревым В.Р. В ходе разбирательства можно в качестве доказательства истинности распространяемой информации привести запись.

Суд ее не примет во внимание, а правоохранители учтут при расследовании. Таким образом, Косарев В.Р. из истца может превратиться в обвиняемого. Ведь он иск построил на том факте, что Иванов С.С. обосновал свою аналитику ложью. У последнего появляется возможность, в свою очередь, обвинить Косарева В.

Р. в .

Еще сложнее при расследовании дел о клевете доказать наличие умысла. В частности, если в приведенном примере таковой отсутствует на поверхности. Аналитик не пытался навредить предпринимателю напрямую.

Он использовал приватную информацию для получения дохода за публикацию. Субъективная сторона деяния в данной ситуации заключена в том, что правонарушитель использовал сведения, подтвердить которые не может.

В этом состоит его вина.

Источник: https://www.admiralcafe.ru/prigovory-sudov-st-128-1-uk-rf-kleveta---sudebnaya-praktika-video-david-eidelman.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.