Киднеппингом что это

Тверской киднеппинг: зачем воруют детей и как этого избежать – МК Тверь

Киднеппингом что это

За первые три квартала этого года в России объявляли в розыск почти 7 тысяч детей. Больше пяти тысяч нашли в течение 10 дней. Чаще всего похитителем оказывался один из родителей. Свыше полутора тысяч все еще ищут – вместе с папой или мамой, которые тоже стали неуловимы.

А если добавить, что целых 10 тысяч малышей удалось вернуть домой в течение трех дней, и потому до официального розыска дело просто не дошло, то становится очевидна вся острота этой проблемы. Семейный киднеппинг процветает у нас от Москвы до самых до окраин.

Увы, при практической безнаказанности! Почему это происходит? И как если не остановить, так хоть притормозить эту лавину?

Экспресс К

Банальная история

– Мама, не отпускай меня!

Так в ужасе вопила пятилетняя Катя, когда ее схватил чужой дядя. Мама обнимала дочку изо всех сил, но двое других мужиков повалили ее на землю. Отчаянно брыкавшуюся Катю уволокли в машину, куда уже затолкали семилетнюю Арину. Это было 28 сентября, на Новоторжской, когда их мама, Анастасия Белова, забирала старшую дочку со школы. С тех самых пор она своих детей не видела.

Да простит меня Настя, но эта история, увы, банальна до слез.

По-волчьи уволочь у бывшего супруга свою кровиночку решаются и папы, и мамы. И все же надо признать: по статистике, мужиков среди этих похитителей абсолютное большинство – более 90 %! Исключительно важен и социальный аспект: на успешную операцию нужны деньги.

Надо выследить, отобрать и быстро увезти ребенка, а затем часто менять адреса. Оплачивать услуги адвокатов и посредников, нянь и гувернанток, частную школу или детский сад.

Нередко и психолога, который за немалую мзду поможет любимому чаду забыть, что у него есть еще мама (или папа – это уж кому как не повезет).

Так было и на этот раз. Среди нападавших тверитянка Настя Белова узнала своего мужа, с которым как раз готовилась разводиться. Евгений из очень состоятельной семьи – у его матери несколько магазинов одежды. И она очень не хочет оставлять внучек теперь уже бывшей невестке…

Евгения с девочками искали и через пару недель обнаружили в Санкт-Петербурге, где там у семьи и родня, и недвижимость, и связи. Представители правоохранительных органов убедились, что дети здоровы и «видимые телесные повреждения» у них отсутствуют. И ушли, потому что на тот момент место жительства детей не было официально установлено.

Это сделал еще через пару дней Центральный районный суд Твери – вынес определение, что «в обеспечение иска» о разводе, алиментах и разделе квартиры девочки должны оставаться с матерью, причем папа обязан вернуть их немедленно. Вот только с той поры ни Евгения, ни девчушек найти не удавалось, и в суд являются лишь его адвокаты с разными справками.

Я укола не боюсь

На днях в Москве, в информационном агентстве «Национальная Служба Новостей», состоялась пресс-конференция на тему «Родительские войны. Как похищают собственных детей?».

В центре внимания была Настя Белова, которая рассказала эту печальную историю, уже хорошо знакомую тверской общественности.

Вместе с Настей в пресс-центр пришла депутат Государственной думы Светлана Максимова, которая старается помочь ей и другим матерям, лишившимся своих детей.

В этой встрече также приняли участие первый заместитель председателя комиссии по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Общественной палаты РФ Артём Кирьянов; первый заместитель председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства ОП РФ Юлия Зимова; директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Валерий Солянин; адвокаты, специалист в области защиты прав женщин и детей от насилия Юлия Исаева и Максимилиан Буров; основатель проекта «СТОПкиднеппинг» Екатерина Шумякина и другие.

Разговор был откровенный и даже жесткий, но можно ли ожидать иного? Ведь ситуация с семейным киднеппингом складывается прямо-таки трагифарсовая.

Знаете ли вы, как наказывают за похищение собственного ребенка? Ну, если место жительства не определено, то никак – это понятно. А если суд вынес решение? Ей-Богу, не догадаетесь! В первый раз – штраф в 2 тысячи рублей. Потом? А потом тоже штраф – только чуток побольше. Представляете, как это напугает владельцев заводов, газет, пароходов?

Максимальное наказание – пять суток ареста. Но даже этой «страшной кары» похитители чаще всего благополучно избегают. Их же еще нужно найти, верно? И у них, как правило, очень хорошие адвокаты.

При ловкости и желании рассмотрение дела можно затянуть надолго. Подать встречный иск.

А проиграв его, выехать в другой регион и вновь обратиться в суд – может, там повезет? Некоторые абсолютно славянские папы увозят своих деток из Тулы и Рязани на Северный Кавказ – там их часто оставляют отцам, особенно мальчиков.

В тот день прозвучали истории и других женщин, у которых похитили детей. В том числе и с вывозом за пределы России. Тем или иным способом. Подделав разрешение от мамы или вовсе без разрешения – через Беларусь.

Так стоит ли удивляться, что папа – киднеппер боится наказания меньше, чем его сын – укола?

Что делать?

Этот извечный русский вопрос собравшиеся старались решить общими усилиями. Говорили о непохвальной либеральности нашего законодательства, о снисходительности к семейному киднеппингу, которую общество изживает с трудом.

Светлана Максимова рассказала, что Дума седьмого созыва значительно смягчила ответственность, которая ранее была за это предусмотрена – как раз под давлением общественности.

Мол, сажать за это слишком круто, ведь родители потом могут и помириться! Однако она считает, что ответственность как раз нужно усилить, и вместе с юристами уже разрабатывает поправки к закону.

Екатерина, основатель и лидер движения «СТОПкиднеппинг», убеждена, что надо внести поправки в ст.

315 УК РФ (злостное неисполнение государственным или муниципальным служащим вступившего в законную силу решения суда), распространив ее действие также и на физическое лицо – родителя, вопреки решению суда удерживающего ребенка. А ст.

126 УК РФ (похищение человека) соответственно дополнить пунктом о семейном киднеппинге. Светлана Максимова заинтересовалась ее аргументами и пригласила Екатерину подключиться к подготовке законодательных новелл.

Артем Кирьянов подчеркнул, что необходимо взаимодействие правоохранительных органов, судебных приставов, опеки, муниципальных властей, всех заинтересованных структур, ведь борьба с «семейным киднеппингом» – задача сложная, и только совместными, координированными усилиями можно добиться результата. Надо также готовить медиаторов, которые при разводе смогут взять на себя разрешение споров между родителями и постараются предотвратить такой конфликт. Он пообещал, что в Общественной палате будет создана рабочая группа, которая займется этой проблематикой.

Интересную идею высказал Максимилиан Буров. Производство по розыску и передаче детей гораздо эффективнее могла бы вести единая специализированная структура в федеральной службе судебных приставов, а не региональные управления.

Ведь похититель вместе с ребенком может переезжать из одного региона в другой. Он регистрируется по новому месту жительства (именно так поступил Евгений Богданов, уехав в Санкт-Петербург).

Туда же передается производство по делу, все начинается сначала, и таким образом тормозится исполнение судебного решения.

Конечно, это компетенция ФССП России, но руководство этой службы, возможно, прислушается к мнению специалистов, глубоко изучивших проблему? Опытный адвокат Буров много лет помогает пострадавшим родителям вернуть своих детей.

Свет в конце тоннеля

Будем надеяться, что это удастся и Насте Беловой. Участники встречи нашли в ее деле зацепки, которые позволят привлечь ее бывшего мужа к реальной ответственности. Ведь в похищении детей участвовали посторонние люди, к Насте была применена физическая сила.

К тому же, как подчеркнула Светлана Максимова, серьезно нарушены права детей на общение с матерью и на получение образования. Молодую женщину очень подбодрила эта поддержка. Дай Бог, она скоро обнимет своих детей.

Но не будем забывать, что Настя далеко не единственная жертва семейного киднеппинга. И борьба с ним только начинается.

Источник: https://tver.mk.ru/articles/2018/01/10/tverskoy-kidnepping-zachem-voruyut-detey-i-kak-etogo-izbezhat.html

Осторожно – киднепинг: 7 правил безопасности, которые спасут вашего ребенка

Киднеппингом что это

Мы не можем быть всегда и везде со своими детьми. Мы не всесильны и не всемогущи, а окружающий мир и люди не всегда будут добры к нашим детям. К тому же, дети часто неверно представляют себе преступников и опасные ситуации, поэтому не знают, как реагировать и чем себе помочь. А ведь правильное поведение ребенка в первые секунды общения с незнакомцем снижает вероятность беды на 90%!

Неутешительная статистика:

— 50 детей пропадает в России каждый день. 10% не удается найти;

— 80% насильников получает условный срок;

— 30% преступлений против несовершеннолетних совершают женщины;

— 90% детей помогут постороннему человеку найти котенка;

— 50% преступлений против детей совершают посторонние люди;

— в 4 раза выросло количество преступлений против несовершеннолетних за 2014–2016 гг.

Советы для родителей от руководителя Школы безопасности “Стоп-Угроза” Лии Шаровой:

Типичная ситуация: мама, испуганная очередной историей похищения ребенка, подзывает к себе свое ненаглядное чадо и устраивает пятиминутку нервных наставлений: «никуда не ходи с посторонним», «не открывай дверь», «не заходи в лифт с чужими». Чадо кивает, говорит, что ему все понятно и отправляется по своим делам, а тревожная мама уговаривает себя «не думать о плохом».

Очень хочу поделиться с родителями выводами, которые мы, тренеры «Стоп-Угрозы», сделали после двух лет каждодневной работы с группами детей всех возрастов:

Половина детей 6–12 лет побежит в случае опасности в подъезд, во двор, куда-то, «где можно спрятаться», другая половина уверена, что может покусать преступника, «притвориться сумасшедшим» или плюнуть в лицо похитителю, и пока тот утирается – сбежать.

Практически все дети считают, что они могут доверять «знакомым взрослым», в том числе соседям, родителям друзей, продавцам из соседнего магазина, — всем людям, кого они уже когда-то видели. И почти все доверяют женщинам и пожилым людям.

Две трети детей 5–8 лет не знают наизусть номера телефонов родителей.

19 из 20 детей всех возрастов проводят вежливую тётю, помогут пожилому дяде донести до машины пакет, щенка, котенка, сумку. При этом первоклашки готовы записать в «пожилые» и сорокалетних. А пожилых «надо уважать».

19 из 20 детей начальной школы уверены, что без труда узнают на улице «преступника» и пойдут куда-то с любым человеком, который назовет их по имени и представится коллегой или другом родителей.

19 из 20 детей всех возрастов постесняются громко закричать, если кто-то возьмет их за руку и куда-то поведет.

Почти все дети не знают, что делать в случаях, если кто-то заговорил с ними или удерживает, не понимают, к кому из посторонних могут обратиться за помощью и как это сделать. И, конечно, они боятся рассказывать родителям о своих проблемах: «мама запретит мне сидеть в интернете», «папа не разрешит мне гулять одному».

Такова статистика. Мы надеемся, что эти простые советы помогут вам ее изменить уже сегодня:

1. Спрашиваем, а не поучаем.
Вместо наставлений и различных «НЕ» лучше спросить ребенка, например, во время прогулки, кто кажется ему подозрительным, а кто хорошим. И, услышав ответы, мягко поговорить с ним в дружеском ключе.

Ваш ребенок должен точно знать, что ни один посторонний взрослый не должен обращаться на улице к чужому ребенку. Не должен и всё.

А если кто-то обратился, то это или преступник, или невоспитанный взрослый, и с теми, и с другими не нужно быть ни вежливыми, ни послушными.

2. Показываем и объясняем всё в деталях.

Все дети знают, чего они не должны делать, но на практике никто из них не знает, из каких именно действий состоит это «НЕ». Они не знают, «КАК». Покажите на своем примере, как именно нужно отвечать любому человеку.

Скажите уверенно: «Я вас не знаю и не буду с вами разговаривать», попросите ребенка повторить, придумав разные ситуации и предлоги.

Важно, чтобы ребенок умел уверенно прерывать любой диалог, мог пройти мимо, если его окликают, ответить: «Я спешу, меня ждут».

Пусть ребенок увидит всю последовательность правильных действий и повторит ее. Лучше уделять этой теме пять минут каждую неделю, причем начинать можно с возраста трех-четырех лет.

Моделируем ситуации: «Один дома», «Звонок по телефону», «Подходит на улице человек и спрашивает», «Заходишь в подъезд», «Стоишь у лифта и подходит мужчина», «Потерялся в торговом центре», «Заблудился на улице», «Потерял мобильный телефон», «Кто-то идет позади», «Девушка, можно с вами познакомиться» и т.д.

3. Заменяем слова «преступник», «подозрительный человек» на «посторонний», «чужой».
Абсолютное большинство детей 5–10 лет на тренингах описывают преступника как «дядьку в черном, угрюмо преследующего прохожих» и считают, что могут отличить преступника от «хорошего человека».

4. Вселяем уверенность.
Расскажите детям, что пока они находятся в людном месте, они в безопасности, потому что всегда могут применить два своих главных оружия: быстрые ноги и громкий голос.

Расскажите о вседозволенности в случае опасности, убедите его в том, что он может делать все что угодно, если ему даже просто кажется, что кто-то за ним идет: можно и нужно кричать, убегать.

А если посторонний пытается удержать ребенка, то можно даже разбить окно или швырнуть камнем в машину, чтобы сработала сигнализация, можно упасть в лужу в новой куртке или вцепиться намертво в забор или качели на детской площадке, обратиться за помощью к посторонним, забежать в магазин или аптеку, банк или кафе.

5. Учим телефоны мамы, папы и доверенных лиц.

6. Показываем, как обратиться за помощью, если потерялся или кто-то преследует.
И показываем – к кому можно подойти (женщины с детьми, служащие любого магазина, аптеки, кафе и т. п).

7. Убираем всю информацию со своих страниц в соцсетях.
Никаких фотографий с детьми на аватарке, контактов и ссылок на членов семьи, место работы, никакого списка коллег.

И начинайте дружить с детьми в соцсетях.

Присылайте им дурацкие гифки и демотиваторы, болтайте в чате, не становитесь врагом его онлайн-пространства, так будет гораздо проще понимать, с кем ваш ребенок общается в сети и чем увлечен.

Даже этих простых правил будет достаточно, чтобы во многом снизить то чувство незащищенности и паники, которое возникает у нас от каждой новой истории о пропавших детях.

Источник: https://mama-likes.ru/advices/ostorozhno-kidneping.html

Киднеппинг по-советски — как это было? – МК Казахстан

Киднеппингом что это

Вадим БЕРЕГОВОЙ

Западный боевик как учебное пособие для похитителей

Уже после задержания злоумышленников один из самых главных вопросов следователей звучал так: как вы вообще до этого додумались? Те отвечали честно: «Посмотрели западный фильм, ну и подумали, а что, если и нам попробовать? Уж больно просто все получилось в кино, а сцена с рыдающей матерью была просто потрясающа». И только несколько позже похитители поймут, что кино и жизнь — это совершенно разные вещи…

В роли похитителей выступили два великовозрастных балбеса, приходящихся друг другу родными братьями. Разрабатывая план злодейства, они особо не задумывались над тем, ребенка чьих родителей надо будет украсть. В это очень трудно поверить, но жертвой злоумышленников стал простой алма-атинский школьник по имени Тимур, 10 лет от роду.

Двое дяденек подошли к нему возле «Детского мира», когда тот после школы возвращался домой. Предложили подарить ему щенка овчарки, «но надо будет за ним съездить к нам домой». Тимур без колебаний согласился — в советское время детей не учили не доверять взрослым.

В дороге похитители расспросили Тимура: как зовут родителей, где он живет и, самое главное — номер домашнего телефона. Мальчик спокойно ответил. Через пару часов, уже вечером, в квартире его родителей раздался звонок.

Мужской голос сообщил, что их сын похищен, уверил, что это не глупый розыгрыш, и оценил его освобождение в 15 000 рублей. Сказал, что завтра позвонит и передаст подробные инструкции по передаче денег, ну а пока посоветовал заняться их сбором.

Когда первый шок прошел, ошарашенные родители позвонили в милицию.

На вызов срочно послали оперативников — прежде всего проверить, в адекватном ли состоянии находятся звонившие. Через полчаса те перезвонили и подтвердили — это вовсе не пьяный розыгрыш. Тем не менее надежда, что жестоко разыграли родителей, оставалась.

Но надежда надеждой, а реагировать на столь экстраординарную ситуацию надо было. В известность поставили руководство УВД Алма-Аты, скоро там собрался на совещание оперативный штаб. По всему городу сориентировали патрульные экипажи и участковых. В квартире родителей Тимура остался дежурить оперативник.

Как искали похитителей

Это сегодня похищение человека и даже ребенка — полицейские будни. А в спокойные 80-е, когда в больших городах и маленьких поселочках огромной страны с девушкой можно было гулять всю ночь, никого не опасаясь, похищение человека было большой редкостью. А детей за всю историю СССР не похищали вообще никогда.

И если сейчас киднеппингом тут же займется местное управление по борьбе с организованной преступностью, и схема действий в подобных случаях четко отработана, то в те годы схемы такой просто не было. Не было хоть какого-то опыта. Не было широко применяемой сейчас спецтехники.

Поэтому решили никаких экстраординарных мер не предпринимать до утра.

В 7 утра позвонил дежуривший в квартире оперативник — мальчик не появился. Весь личный состав УВД Алма-Аты подняли по тревоге и перевели на усиленный вариант несения службы. Сообщили в МВД СССР.

Из Москвы первым же рейсом вылетел полномочный представитель. Ждали звонка похитителей с инструкциями.

И, коли опыта раскрытия подобных преступлений не было, работали так, как подсказывал собственный богатый опыт.

Началась проческа города. Телефон родителей Тимура поставили на прослушку.

С раннего утра опытные оперативники опрашивали родственников и знакомых всех членов семьи, даже одноклассников мальчика — ведь похитители в силу каких-то причин похитили именно Тимура! Впрочем, изначально была выдвинута версия, что похитители «взяли» первого попавшегося ребенка.

Ведь родители Тимура работали простыми инженерами! Версия эта подтвердилась через несколько часов, когда стало ясно, что никто из опрошенных к преступлению не причастен. Никто не вызвал подозрения, а вот помогали многие.

Несмотря на заверения милиционеров, что деньги в этих случаях проблемы не решают и надеяться на совесть похитителей бесполезно, отец и мать Тимура весь вечер обзванивали родственников и друзей с просьбой о помощи. Уже утром требуемая сумма была собрана полностью.

Родители наотрез отказались от предложенной сыщиками «куклы». Несмотря на заверения офицеров, что «мы их обязательно возьмем, когда они придут за деньгами», убитые горем люди не хотели ни малейшего риска.

Сами милиционеры и начальство в первую очередь совсем не были уверены в успехе операции — мало ли что похитители придумают!

Скоро раздался долгожданный звонок, и весь оперативный штаб вздохнул с облегчением — через несколько часов пакет с деньгами надо было положить под лавочку возле Парка имени Горького. Тут же вспомнили, что место это хорошо просматривается, оно не многолюдное, то есть оставить там засаду будет нетрудно. Как и заметить тех, кто придет за деньгами.

Срочно выехали туда и скрытно провели рекогносцировку. Учитывая, что преступники, скорее всего, будут наблюдать за лавочкой задолго до назначенного времени, заветный пакет, в котором действительно были настоящие деньги, под указанную лавочку положил отец Тимура.

К этому времени неподалеку от скамейки под видом отдыхающих уже прогуливались оперативники из группы захвата. Весь район был оцеплен милиционерами и сотрудниками КГБ в штатском. Через несколько минут обоих похитителей и супругу одного из них без всякого сопротивления задержали с пакетом в руках.

Операция завершилась полным успехом. Но, оказывается, самое трудное было еще впереди…

Где еще так обращаются с заложниками?

Братьев тут же повезли на допрос. И вот тут-то и начались главные проблемы. Ведь основная цель в противоборстве с похитителями — сохранить жизнь заложнику, преступника при сопротивлении могут и просто пристрелить. А тут похитители пойманы, а где заложник, десятилетний ребенок, до сих пор неизвестно! Братья молчали. А время шло.

Рассказывает Серик Сарсенов, в 80-е годы работавший начальником отделения уголовного розыска УВД Алма-Аты (ныне адвокат, известный защитой на суде Владислава Челаха, расстрелявшего сослуживцев на посту Аркан-Кирген. — Прим. авт.):

— Трое суток они голову морочили. С ними начальник УВД беседовал, начальник угрозыска республики, республиканские руководители, простых оперов к ним не подпускали. Уговаривали признаться, и один из братьев на третьи сутки вечером дал согласие показать место, где они спрятали мальчика.

Около двенадцати часов ночи поисковая группа на семи машинах выехала со двора УВД Алма-Аты. Ехали эксперты, видеооператоры, следователи прокуратуры и представитель Москвы в звании полковника.

И оперуполномоченный Серик Сарсенов, скованный наручниками с преступником. Выехали за город, в сторону Каскелена, отъехали несколько километров и в кромешной темноте пошли вдоль речки.

Преступник рассказал, что на берегу должна быть заброшенная трансформаторная будка. Скоро эта будка действительно нашлась.

— Смотрим — будка, я помню, завязана проволокой толстой. Зашли туда. Там везде пыль, грязь, то есть следов никаких нет, что там мальчик находится. Этот что-то там мычит, толком ничего вразумительного не говорит, все на него наезжают словесно — давай-давай, говори, где мальчик. А он: надо дальше идти.

Вся группа двинулась дальше. По берегу прошли еще метров сто. Похититель по-прежнему толком ничего не мог сказать. В конце концов начальник уголовного розыска УВД Алма-Аты Анатолий Грицевич дал команду: хватит нам голову морочить, возвращаемся.

Все прошли обратно к машинам и вернулись в город. Серик Сарсенов повел арестованного обратно в камеру. Но не довел. Сердце опытного оперативника ныло, внутри все кипело от досады. Он понимал, что весь этот поход по берегу речки не был придуман преступником, как говорится, «от фонаря». Преступник сказал правду — но не всю.

На допросах братья клялись, что ребенок жив. И, скорее всего, это действительно было так — кто же убивает заложника, еще не получив денег! Но если мальчик жив, и похититель показал трансформаторную будку, то есть он знал эти места, то мальчик, скорее всего, находится где-то поблизости, а поблизости в то время не было ни дач, ни жилых домов. Значит, он находится на улице!

Но на дворе конец февраля, снег лежит, с момента похищения прошло трое суток, а мальчик в тот роковой день вышел из дома в легкой курточке! Серик Сарсенов с несколькими коллегами завели арестованного в один из пустых кабинетов и допросили еще раз.

— Говорим: ну ты думай, что вы творите? На улице холодно, все в снегу, может умереть, минут 20 с ним беседовали, он говорит: ладно, поедем — покажу. Я зашел к шефу, докладываю: он сказал, что покажет. Грицевич засомневался — правда покажет? Я отвечаю — ну вроде убедительно говорит. В том же районе, просто мы не дошли.

В два часа ночи поисковая группа выехала в том же составе на то же место. В полной тишине, под свет фонариков снова шли по берегу речки. Прошли мимо той самой трансформаторной будки. Скоро стало ясно, что преступник не соврал — шагая в кустах, он сказал, что скоро на пути должен валяться старый ржавый лист железа. Через несколько секунд этот лист действительно увидели. И тут…

— И в этот момент — вот смотрите, прошло уже больше 25 лет, а я сейчас вам рассказываю, и у меня до сих пор мурашки по коже, — говорит Серик Сарсенов. — Я вспоминаю этот крик, крик-хрип. Когда мы прошли метров 10-20 от этого железа, в тишине ночной раздался вот этот хрип-стон.

Такой — «а-а-а»… Когда мы услышали это, все закричали: «Тимур, Тимур»! И побежали. Увидели обрыв к речке. Все попрыгали вниз, я остановился на краю этого обрыва, я же с преступником скованный был. Разгребли камыш, под ним лист толи.

Толь убирают — и вот сейчас до сих пор перед глазами — на спине лежит мальчик, руки связаны, кисти черные, ноги тоже связаны. Грицевич пытается развязать руки — не получается.

Он матом: «Дайте нож, у кого нож есть»? Кто-то нож дал, разрезали веревки на ногах, на руках, все возбуждены, потому что четверо суток все УВД работало над раскрытием, сами понимаете первый случай в Советском Союзе похищения ребенка…

Заслуженный приговор

Тимур выжил и, пролежав месяц в больнице, вернулся домой. Братья получили по 15 лет лишения свободы за… покушение на убийство. То есть могли убить, но не убили ведь! Недостатки судебной системы тех времен восполнили обыкновенные зэки.

Вскоре после прибытия в колонию особого режима братья один за другим покончили жизнь самоубийством. В разговорах «не для печати» мои собеседники были уверены, что им просто «помогли». Серик Сарсенов объясняет, почему преступными авторитетами был вынесен такой приговор.

Дело не только в самом похищении.

— Когда мальчика подняли, мы увидели, что там, где он лежал, образовалось ложе, по форме тела, заполненное водой со снегом. То есть он в воде пролежал трое суток, растаяло все под ним. Почему он выжил — и психика, насколько я знаю, не была нарушена — они его укололи опием и мальчик был без сознания все это время…

фото Талгата ГАЛИМОВА.

Источник: https://mk-kz.kz/articles/2014/09/24/kidnepping-posovetski-kak-eto-bylo.html

Киднепинг по-русски

Киднеппингом что это

По данным МВД России, ежегодно в стране пропадает 12–16 тыс. детей. Большинство убегают из дома, треть – становятся жертвами похитителей.

Эксперты говорят, что киднепинг стал рядовым явлением из-за того, что милиция не предпринимает никаких особых действий, которые могли бы хоть немного снизить количество этих преступлений.

«Никакого всплеска похищений и убийств детей в этом году нет, – заявил «НИ» советник председателя Конституционного суда РФ, экс-начальник Российского бюро Интерпола Владимир Овчинский. – Просто в последнее время этому явлению СМИ стали уделять должное внимание.

В отличие, кстати, от правоохранительных органов».Как обычно, ответственность за спасение своих детей переложена на родителей. «Новые Известия» вместе с экспертами разбирались, кто и какими способами похищает малышей, а также попробовали дать советы, как защитить ребенка от маньяка.

На глазах у свидетелей

Часто горожане видят такую картину – взрослый ведет за руку ребенка, который упирается и плачет. Наверное, думают прохожие, чадо раскапризничалось, требуя, чтобы родители купили ему сладость. Однако вполне вероятно, что люди стали свидетелями похищения. Насильственный увод – излюбленный прием серийных преступников, маньяков.

«Они утаскивают детей насильно, причем порой на глазах у свидетелей, – пояснил «НИ» руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях профессор Михаил Виноградов. – Но народ в России редко обращает внимание на подобные сцены.

Прямой пример тому – случай с пятилетней Полиной Мальковой из Красноярска, которую преступник тащил по многолюдной улице, а ребенку никто не помог». По словам профессора, маньяки соблазняют детей заманчивыми обещаниями: «Дети идут с дядями, например, посмотреть щенков, или угоститься мороженым».

Доверчивостью детей пользуются также порнодельцы, которые крадут малышей для съемок в своих фильмах. Чаще всего они действуют по аналогичной с маньяками схеме. Но бывают и более циничные методы. «Родители сами могут отдать своих детей в руки этих сволочей, – рассказал «НИ» сотрудник Московского ГУВД.

– Порнодельцы устраивают псевдокастинги под именем известного режиссера. Естественно, родители хотят, чтоб их малыш стал знаменитым, и отводят детей на «кинопробы». Как правило, после «съемок» дети не возвращаются, преступники их убивают, чтобы замести следы.

«В моей практике был случай, когда отец пропавшего 12-летнего мальчика, услышав о том, что его сына могли похитить порнодельцы, стал просматривать кассеты с подобными фильмами, – рассказывает психиатр Михаил Виноградов. – И обнаружил на одной из них своего сына. Найти ребенка так и не удалось».

Выкуп или смерть

«Мою восьмилетнюю дочь Марину попытались украсть прямо на глазах у меня и мужа, – рассказала «НИ» консультант одного из крупных банков Москвы Екатерина Карамышева. – Мариночка с подружками гуляла во дворе, а мы с мужем сидели недалеко на лавке. Вдруг к девочкам подошел мужчина, и, что-то сказав, взял Марину за руку и повел. Мы удивились, подумали, что она натворила чего. А потом сообразили, что дочку просто уводит незнакомец». К счастью, все обошлось. Отец догнал похитителя и, ударив его, отнял ребенка. Мужчина тут же бросился бежать. Екатерина Карамышева уверена, что преступник хотел получить за ребенка выкуп. До этого в их квартиру несколько раз звонили по телефону незнакомцы. «Мужской голос просил к телефону Марину, – продолжает Екатерина. – Естественно, я не подзывала ее, так как взрослых знакомых у нее нет. В конце концов, мужчина сорвался и сказал, что если я не передам ему определенную сумму денег, дочке будет плохо. После случая во дворе звонков не было».Но далеко не все похищения детей ради выкупа заканчиваются так хорошо. В 2004 году в Астрахани был похищен 13-летний сын известного писателя-фантаста Андрея Белянина. Мальчик исчез по дороге из школы. Писателю позвонили похитители и требовали за жизнь сына 100 тыс. долларов. Когда преступников задержали, оказалось, что одним из них оказался одноклассник сына Белянина. Именно он и навел на «богатую» семью писателя своего старшего брата. Мальчика братья убили сразу после похищения.

Заработать на младенцах

Многие горожане чуть ли не ежедневно сталкиваются с похищенными детьми, но не знают об этом. Это дети-попрошайки и младенцы на руках у нищих. «В апреле на Казанском вокзале украли ребенка у Анастасии Богдановой, – рассказал сотрудник пресс-службы Московского УВД на железнодорожном транспорте МВД России.

– Женщина сообщила, что в зале ожидания она познакомилась с девушкой по имени Алена. Та попросила погулять с девятимесячным сыном Анастасии, ушла с коляской и не вернулась». Воровку удалось поймать через несколько дней на станции метро «Новослободская».

«Девушка держала завернутого в одеяло ребенка и просила милостыню, при этом у нее не было даже бутылочки с водой для ребенка, – сообщили милиционеры. – Она сказала, что хотела подзаработать, а потом вернуть малыша».Подзаработать желают и те преступники, которые пытаются продать похищенных детей на органы или за границу.

Жертвами зачастую становятся дети из неблагополучных семей. «В моей практике был случай, когда на стене здания института по трансплантации органов оперативники обнаружили объявление о продаже ребенка, – рассказал «НИ» криминолог Михаил Виноградов. – В объявлении говорилось, что семья продаст на органы здорового мальчика трех лет.

На встречу с милиционерами пришла хорошо одетая молодая парочка с ребенком. После задержания выяснилось, что малыша они украли. Стоит отметить, что объявление висело практически в центре Москвы, прямо напротив окон больницы для работников ФСБ».

«Мама, меня похитил папа»

Среди похитителей детей существует группа, стоящая особняком. Это родители, крадущие детей у своих бывших половинок. Они прекрасно осведомлены о том, где они могут встретить своих детей, подкарауливают их у школы, около спортивных секций, забирают из детских садиков. «Подобный случай произошел в Москве в 2006 году, – рассказал «НИ» сотрудник ГУВД Москвы.

– При ссоре жена заявила мужу, что тот больше никогда не увидит своего сына. На следующий день мужчина остановил на улице няню, гуляющую с его ребенком, и отнял малыша. Вскоре родителя задержали. Его супруга не стала возбуждать против мужа уголовное дело». А в Новосибирске у местной жительницы Натальи Казанцевой прямо на пороге дома похитили шестилетнюю дочь.

Преступником был отец ребенка, который увез девочку в Баку, к себе на родину. Вернуть малышку добровольно родитель отказался. А милиция в возбуждении уголовного дела отказала, предложив разбираться с семейными делами через суд. Единственный выход, который видят теперь родственники пострадавшей, похитить девочку повторно.

Ужесточить закон и следить за детьми

По мнению специалистов, причиной увеличения числа случаев киднепинга является бездуховность общества. «В нашей стране постепенно нивелируются духовные ценности не только христианского, но и общего морально-этического характера, – рассказал «НИ» профессор кафедры уголовного права и процесса Омского госуниверситета Михаил Клейменов, изучающий киднепинг в России.

– Сейчас распространение и потребление детской порнографии стало обычным делом. К целому ряду сексуальных патологий в обществе растет лояльность. Да и наказание за преступления сексуального характера, мягко говоря, не вполне сурово – от четырех до десяти лет тюрьмы. В подобных условиях и плодятся всякого рода извращенцы, маньяки и прочие».

В том, что ужесточение меры наказания увеличит раскрываемость, либо вообще предотвратит похищения детей, уверен советник председателя Конституционного суда РФ Владимир Овчинский. «Нужно на законодательном уровне пересмотреть те статьи УК РФ, которые касаются преступлений сексуального характера, и ужесточить меры наказания, – считает Владимир Овчинский.

– Кроме того, у нас в России есть кадровые проблемы. Подразделения, входящие в структуру уголовного розыска, к сожалению, комплектуются по «остаточному принципу». В итоге мы имеем серьезный недобор квалифицированных сотрудников. У нас нет эффективной системы подготовки сотрудников специальных разыскных подразделений».

А вот в МВД России считают, что прямых способов защитить своего ребенка от похищения не существует. «Надо лучше следить за детьми, – заявил «НИ» представитель МВД РФ. – Если ребенку уделять должное внимание, тогда и похищать никого не будут». С милиционерами согласен и психиатр Михаил Виноградов.

По его мнению, единственная реальная защита – воспитывать детей так, чтобы они не общались с незнакомцами на улице. «Детей очень легко соблазнить, особенно маленьких, – объяснил Виноградов. – Поэтому, разъясняя малышам, что с незнакомыми заговаривать и уходить нельзя, просто не оставляйте их одних».

Также психиатр отметил, что скоро может исчезнуть киднепинг для занятия нищенством, так как милиция в последнее время более пристально следит за попрошайками. «Кроме того, я уверен, что должна исчезнуть и торговля детьми на органы, из-за развития науки, – говорит Михаил Виноградов. – А вот кражи детей порнодельцами, маньяками и ради выкупа, к сожалению, вечны».

Источник: https://newizv.ru/news/society/31-05-2007/70183-kidneping-po-russki

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.