Карцер сизо

Немного о мироустройстве тюремной жизни… красные хаты, вывоз на суд, трасса

Карцер сизо
Я не рассказал о последнем виде хат — красных, т.е. хат, где сидят менты под следствием или осужденные менты, короче менты. И находятся там менты именно действующие на момент задержания, а не бывшие. Хотя бывшие менты тоже когда попадают в систему быстренько суетятся о том, чтобы их распределили в красную хату.

Потому что если мент попадает в тюрьму, думаю не стоит рассказывать о том, что арестанты ему там мягко говоря не рады.

Все хаты в СИЗО имеют свой порядковый номер. И все порядочные арестанты должны знать где какая хата находится в СИЗО и что это за хата по типу — черная, красная, блядская, пинчевая и т.д.

Администрация тюрьмы тоже в курсе этого деления и учитывает это, потому чту им тоже не нужны проблемы, и когда попадают новые заключенные в СИЗО администрация спрашивает к кому они относятся.

Возможно вы спросите, а почему хаты не делятся всего на 2 типа — порядочные и непорядочные и все? К чему все эти заморочки? А потому, что непорядочные тоже делятся между собой и друг с другом сидеть не будут. Непутевые не будут сидеть вместе с пинчами, блядинами или красными.

Им ни к чему еще ниже опускать свой статус и отрезать себе последний путь вернуться к порядочным. Блядины и пинчи тоже наврядли найдут общий язык с друг другом, ну и естественно с красными тоже, потому что все непорядочные зэки остаются зэками и у них природная ненависть к ментам. Администрация вынуждена это учитывать.

Кстати непорядочных и порядочных даже возят отдельно друг от друга в автозаках на суд или этапом в тюрьму из СИЗО. А если нет отдельной машины, то отделяют их в отдельную клетушку в машине. Помню когда меня везли на суд впервые, нас всех затолкали в автозак очень плотно в один из двух отсеков. Во второй отсек посадили одного непорядочного.

И хотя нам всем было очень тесно и тяжело, никто не протестовал. Думаю тут уместно рассказать о процедуре вывоза на суд заключенных. Автозак — специальная машина для перевозки заключенных из СИЗО в суд или же из СИЗО в тюрьму, если они уже получили приговор. Автозак возит подследственных из СИЗО на суды каждый день. Утром рано из СИЗО собирают тех, у кого в этот день должен состояться суд.

Суды могут быть разные, районные, межрайонные, городские, верховные и т.д. Всех арестантов грузят в автозак и с утра пораньше привозят в суд, где они в специальной комнате, тоже запертые за решеткой ожидают своего заседания.

Заседания может быть в любое время дня, но тебя не привозят строго к заседанию, тебя привозят рано утром и увозят поздно вечером вместе со всеми и под конвоем, даже если твое заседание было всего 15 минут в дневное время или вообще не состоялось. Поверьте, ездить на суды очень нервная и отнимающее много сил процедура.

Утром рано выезжаешь из СИЗО, поздно вечером приезжаешь и весь день в ожидании, в погрузках, сборах, перекличках и т.д. Плюс к тому же сидеть в зале суда в клетке и видеть своих родных и в этом же зале своих терпил (твоих потерпевших по делу) и их родных — это очень сложное зрелище.

Ну так вот, рассказывая о том, что непорядочных и порядочных держат отдельно друг от друга на суде и в автозаке. Однажды, на моем очередном суде, которых было достаточно много, мы ожидали своего заседания в клетке суда. В соседней клетке сидел один одиношенек молодой парень лет 16-17.

Он был пинчем. Арестантов на суде всегда посещают родственники, если они есть, передают передачки, немного общаются, откармливают и т.д. К этому бедолаге пришла мать, принесла ему кучу всего, плакала как все матери арестантов, и общалась о том о сем.

В какой то момент она  удивилась, что в соседней клетке полно людей и сидят они на скамейке по очереди, а он сидит один. Один малолетка из нашей камеры радостно крикнул — «Да он пинч».  Она видимо не поняла, во всяком случае сразу.

К слову сказать, пинчи не делятся на малолеток и взрослых, их всех на СИЗО держат вместе.

Вольные пирожки с воли, которые впервые столкнулись с тюрьмой и воровской жизнью обычно сразу распределяются в порядочные хаты, если они не имели явных косяков на воле — т.е. не были красными, не стучали на черных и не писали заяв в ментуру, т.е. не были терпилами.

 Задача всех порядочных арестантов рассказать о жизни в тюрьме, о воровских понятиях и законах вольным пирожкам. Обычно краткая инструкция о жизни в тюрьме дается вольным пирожкам начиная с карантина.

Также в каждой порядочной хате есть прогон от вора — тетрадь, в которой от руки написаны основные понятия, тюремные законы, заповеди и т.д. Прогоны на СИЗО были от Батукаева. Это своего рода библия для арестантов — конституция, кодекс поведения и наставления на каждый день.

В свое время я чуть ли не наизусь выучил этот прогон, сейчас же я много забыл оттуда, но как нибудь постараюсь посвятить этому прогону отдельную главу.

Особое место в жизни тюрьмы занимает «трасса». Как я писал ранее, это система, которая опоясывает всю тюрьму и все камеры. Все камеры в СИЗО имеют сквозные дырки и можно из одного конца тюрьмы в другой передать письмо или небольшую посылку, габаритами не длиннее 30-40 см. и в диаметре не более 15 см. Т.е. чтобы посылка смогла пройти через самые узкие места в этой системе коммуникаций.

Трасса существует с молчаливого дозволения администрации тюрьмы. Это еще одна уступка воровскому движению со стороны администрации. Трасса — это очень сложная система с точки зрения организации и логистики. Для успешного существования трассы в каждой камере постоянно сидит дежурный по трассе — арестант который принимает и отправляет посылки, а также «тачкует» их, т.е.

записывает данные посылки…

Источник: https://nobleprisoner.livejournal.com/3462.html

Петрозаводский СИЗО: что скрывается за высоким забором

Карцер сизо

Тысячи петрозаводчан ежедневно проходят по улицам Герцена и Красной мимо следственного изолятора №1. Многим хорошо знакомо это старое неказистое здание с высоким забором. Однако мало кто видел СИЗО-1 изнутри. Еще меньше тех, кто знает, как живут его обитатели. Хотя заглянуть за забор хоть одним глазком наверняка хотелось всем.

Интерес к этому месту подогревает то, что в последние месяцы один за одним здесь побывали многие известные в республике люди, которые были арестованы по громким уголовным делам о мошенничестве.

Здесь «гостил» депутат Заксобрания и крупный бизнесмен Девлет Алиханов, переведенный затем в Сегежу. Здесь находились депутат Петросовета Ольга Залецкая и директор Торгового дома «Ленторг» Александра Корнилова, которых по решению суда перевели под домашний арест.

Олег Фокин, также вернувшийся домой, миновал это заведение, но попал в аналогичное СИЗО в колонии №9 на Птицефабрике. Зато не избежали визита в него новые VIP-задержанные — депутат Иван Романов и заместитель руководителя Речного училища Олег Семенов, подозреваемые в педофилии.

На пороге
Попасть в СИЗО мы смогли при условии, что ни персонал, ни его обитателей снимать и интервьюировать не будем. Руководство карельского УФСИН категорически отказало в свиданиях с кем-либо, поскольку «подследственным общаться с внешним миром не положено».

В назначенный час на пороге СИЗО-1 нас встретил замначальника следственного изолятора Сергей Хоботов вместе с одним из подчиненных. Чтобы увидеть, как живут обитатели изолятора, пришлось пройти проверку документов и досмотр.

Все это произошло сразу на входе в СИЗО в специальном помещении, где за зарешеченным окном сидел дежурный. Он проверил документы, забрал мобильный телефон, осмотрел содержимое сумки и даже записал модель фотоаппарата.

Пройдя после этого рамку металлоискателя, мы попали внутрь здания.

На четверых

Путь до камер, где содержатся подследственные, был недолгим — всего пара коридоров, которые удивили новой плиткой, недавно побеленным потолком и выкрашенными стенами. На всякий случай вдоль стен здесь установлены железные воронки с трубами — это так называемые ключеуловители, в которые в случае внештатной ситуации (вдруг заключенные взбунтуются), по инструкции, конвоир должен бросить ключ.

Двери камер открывают, посмотрев перед этим в глазок. В нашем случае, правда, это было ни к чему: арестантская, которую нам показали, была пуста.

Она оказалась просторным светлым помещением на четверых — железные кровати, стол и две лавки. Все намертво прикручено к полу с деревянным настилом.

В углу камеры — раковина и отдельный туалет с унитазом за деревянными дверцами, а не кирпичная перегородка по пояс, за которой спрятаны «удобства», как это было раньше.

Внутри уборной — на потолке — датчик движения. Если арестант не двигается больше трех минут, прибор подает сигнал на пост в коридоре, что практически исключает возможность суицида.

Чтобы избежать других эксцессов в арестантской, на потолке есть видеокамера, с которой картинка подается на пульт дежурного.

Связаться с ним можно и при помощи устройства с динамиком и микрофоном — наподобие тех, что установлены в вагонах метро.

Небо в клеточку
Распорядок дня в изоляторе строго регламентирован: в 6 утра подъем, в 10 вечера отбой. Спать днем нельзя, хотя лежать на кровати никто не запрещает. Столовой в СИЗО нет. Завтрак, обед и ужин разносят по камерам. Еду готовят в пищеблоке.

Он разделен на несколько отделений. В них стоят мойки, столы, стеллажи для сушки посуды и даже ванна. Отдельно установлены большие котлы, печи и электроплиты. С потолка свешиваются мощные вытяжки. Если забыть, что это СИЗО, то можно подумать, что находишься в столовой.

Отличие только в решетках на окнах.

Из развлечений к услугам подследственных и подсудимых телевизор, который мы, правда, не увидели. Но полочка для него в камере была. Еще один момент, вносящий разнообразие в арестантскую жизнь — ежедневные прогулки. Для них во дворе СИЗО есть дворик с отдельными закутками, отгороженными кирпичными стенами и дверями. Вместо потолка в них — зарешеченное небо.

Выводят на прогулки раз в день. Моцион может длиться до часа, для беременных женщин и подростков — до двух. Как говорят работники СИЗО, никто подследственных на прогулки не гонит, однако в плохую погоду или сильный мороз арестанты, как правило, быстро просятся назад.

Все равны, но не все неодинаковы
После осмотра внутреннего двора «экскурсия», можно сказать, подошла к концу: осматривать в маленьком СИЗО особо нечего.

Напоследок мы попытались расспросить сотрудников изолятора о содержании VIP-персон карельской политики, но ничего нового не услышали: находились они в таких же камерах, ели ту же пищу, гуляли на этом же дворике, рассказал замначальника СИЗО-1 Сергей Хоботов.

Никаких исключений для политиков и бизнесменов, по его словам, не было. Перед законом все равны, несмотря на должности и звания, любят говорить в таких случаях люди в погонах.

Как это обычно бывает, недостаток информации восполнили слухи. Если верить им, то какие-то нарекания Ольги Залецкой и Александры Корниловой все-таки были. Не зря же СИЗО посещала целая группа проверяющих во главе в карельским омбудсменом Александром Шараповым. Однако во время беседы с ними Залецкая и Корнилова претензий не высказали и даже, напротив, поблагодарили сотрудников изолятора.

Психологическое состояние женщин, правда, как говорят, было разным. Если Александра Корнилова все восприняла стоически и была встречена сокамерницами как старший товарищ по несчастью, то у Ольги Залецкой на лестнице однажды подкосились ноги.

Настолько же различно восприняли арест и жизнь в СИЗО Олег Фокин и Девлет Алиханов.

Бывший спикер Петросовета, по слухам, был очень подавлен после задержания и даже сейчас, находясь под домашним арестом, до конца не оправился от потрясения. Абсолютно иначе арест сказался на Алиханове.

С ним словно ничего и не происходило. На судах, которые продлевали ему арест, олигарх вел себя как в стенах парламента — не стеснялся в выражениях и забавлял слушателей.

…Покидать СИЗО пришлось тем же маршрутом. В помещении для досмотра дежурный — после пересменки эта была уже женщина, — вернула телефон и паспорт и с улыбкой предложила: — Приходите еще!

— Нет, уж лучше вы к нам, — мелькнуло в голове.

Вспомнить все
Прощаясь на крыльце, Сергей Хоботов напомнил, что здание изолятора историческое и три года назад отметило 150-летний юбилей. Когда-то, по словам Хоботова, здесь была городская окраина, и рос лес.

Действительно, как говорят историки, в XIX веке петрозаводчане приходили сюда, чтобы послушать пенье соловьев, а это место вдоль речки Неглинки в народе называлось Сенатаркой — по одной из версий, от словосочетания «сенатское учреждение», хотя тюрьмы всегда были учреждениями казенными.

В этом месте, по решению тогдашних властей, и было решено построить новую тюрьму.

С ее появлением Петрозаводск в общественном мнении приобрел больше солидности: в те времена наличие тюремного замка считалось обязательным атрибутом административного центра любой губернии.

До его появления функцию тюрьмы в Петрозаводске выполняли два каменных флигеля на Круглой площади, которая теперь носит имя Ленина.

Строительство тюремного замка началось в 1860 году. Он был рассчитан на 47 заключенных. Проект предусматривал все необходимое на то время для тюремной жизни — камеры, карцер, караульную, кухню, кладовую, контору, мастерскую, церковь и школу для арестантов. Основные строительные работы выполняли наемные подрядчики, а подсобные — сами заключенные. В 1862 году строительство было завершено.

За полуторавековую историю тюремный замок пережил многое. В конце XIX века при нем построили больницу и здание для женщин. Последующие изменения и перестройки были в основном связаны с ростом числа заключенных, которых, как правило, было в разы больше, чем мест для их содержания.

СИЗО в годы оккупации

После революции тюремный замок продолжили использовать по прямому назначению. В годы Великой Отечественной он подвергся частичному разрушению и лишился третьего этажа, а к 70-м годам приобрел знакомый нам и поныне вид.

Говорят, что за всю историю тюремного замка и СИЗО только один из арестантов был казнен — и было это еще до революции. Вообще же, уверяют в карельском УФСИН, сюда как правило, попадают те подследственные и подсудимые, кто впервые нарушил закон. После этого многие встают на путь исправления. Поэтому тех, кто оказывается здесь вновь, считанные единицы.

Источник: https://ptzgovorit.ru/content/petrozavodskiy-sizo-chto-skryvaetsya-za-vysokim-zaborom

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.