Карантин осужденных

Социальная работа с осужденными в карантине

Карантин осужденных

Пребывание в карантине используется для предварительного изучения личности каждого прибывшего осужденного, особенностей его характера, установления степени его десоциализированности, определения образовательного уровня, а также для исследования состояния здоровья и проведения санитарно-гигиенических мероприятий.

В период нахождения осужденных в карантине с ними работают представители практически всех служб, в том числе и социальной – специалисты по социальной работе, Если психолог диагностирует личностные качества осужденных, медик – изучает состояние их здоровья, то социальный работник осуществляет прежде всего социальную диагностику прибывающих осужденных (осуществляет так называемый «социальный анамнез»). Это значит, что социального работника интересуют такие параметры, характеристики личности каждого прибывшего осужденного, как его семейное положение, характер связи с родственниками, прежние жилищные условия, наличие профессии (или профессий и специальностей), уровень образования, жизненные планы на период отбывания уголовного наказания и после освобождения, отношение к религии и различным религиозным конфессиям.

В процессе нескольких полусвободных интервью- бесед специалист по социальной работе знакомится с социальными ценностями осужденного, его социальными установками (диспозициями), соблюдением им норм социального поведения и т.д.

В карантине с осужденными по специальной программе проводятся групповые занятия, целью которых является подготовка к новым условиям жизни, режимным требованиям, правилам поведения и взаимоотношений с администрацией, осужденными, а также формирование установок на ближайшую и дальнейшую перспективы. Эти мероприятия проводятся в форме лекций, бесед, вечеров вопросов и ответов, встреч с сотрудниками колонии.

В карантине осужденным предоставляется возможность читать книги, газеты, журналы, прослушивать центральные и местные радиопередачи, смотреть телепередачи.

По итогам пребывания осужденных в карантине, на основе их анализа комиссия в составе начальника ИУ, его заместителей, психолога, врача, директора школы и ПУ, представителей отделов и служб, социальных работников проводит распределение осужденных по отрядам.

При направлении осужденного в отряд социальный работник с помощью начальника карантина, психолога заполняет дневник индивидуальной работы с осужденным (или карту ресоциализации), где фиксируются все его основные характеристики на начало отбывания срока наказания, а также составляется перспективный план социальной работы с каждым осужденным с учетом его личностных характеристик, данных личного дела и полученных сведений о его поведении в период пребывания в карантине.

Ниже приводится краткое описание карты ресоциализации осужденного (подробно с ней можно ознакомиться в приложении к данному учебному пособию), разработанной авторами при методической помощи швейцарских коллег из специализированной высшей школы подготовки социальных работников Кантона Базель Швейцарской Конфедерации.

На первой странице желательно иметь не только указание фамилии, имени и отчества осужденного, но и его фотографию.

Подобные карты ресоциализации в предлагаемом подробном виде целесообразно разрабатывать, прежде всего, для осужденных, по отношению к которым необходимо осуществлять социальную работу (их перечень приведен в параграфе 1 второй главы) в соответствии с Положением о службе социальной работы с осужденными в ИК.

Данные, содержащиеся в карте ресоциализации, не разглашаются, если в этом нет объективной необходимости. Основную ее часть (разделы I – IY) заполняет старший специалист по социальной работе с осужденными, совместно с представителями других служб учреждения на основе данных личного дела и других документов, а также при обязательном участии осужденного.

Раздел Y карты ресоциализации (программы) заполняется старшим специалистом по социальной работе совместно с психологом. Данные из личного дела осужденного вносятся в период содержания в карантине, другие данные – по мере получения. Программу утверждает заместитель начальника учреждения, курирующий службу социальной работы с осужденными.

Представитель руководства учреждения проверяет содержание программы и ход ее реализации не реже одного раза в полгода. Один раз в год, как правило, перед плановой аттестацией, программа просматривается совместно с осужденным. При необходимости в программу вносятся изменения и дополнения.

В раздел YI (Дополнительные сведения, замечания, выводы и запись бесед) вносятся дополнительные сведения об осужденном, которые не являются элементами программы, но которые имеют значение для ее реализации.

Сюда же заносится информация о событиях, которые могут повлиять на ход реализации программы (результаты отдельных бесед, изменения в социальных связях, в представлениях, взглядах осужденного, в отношениях с персоналом и с другими осужденными, возникновение новых положительных или отрицательных привычек, явлений и т.д.).

Данные о ходе реализации программы обязательно учитываются при аттестации осужденного, при решении вопроса об изменении условий отбывания наказания и вида ИУ, об условно-досрочном освобождении, амнистии, помиловании, а также при применении других предусмотренных законом мер поощрения и наказания.

Оценку результатов реализации программы (раздел IY), анализ и оценку осужденного проводит специалист по социальной работе, согласовывает ее с заместителем начальника учреждения по воспитательной работе утверждает у начальника учреждения.

При переводе осужденного в другое учреждение или при освобождении настоящая программа обязательно прилагается к его личному делу для дальнейшей реализации и для хранения с другими документами, При переводе осужденного в другое учреждение специалист по социальной работе и психолог (по необходимости) вносит в раздел X замечания об особенностях и рекомендации по реализации программы.

В ходе реализации программы при каждом внесении данных в разделы IY, Y, YI необходимо указать дату внесения данных и фамилию специалиста по социальной работе, внесшего данные.

Итак, в первый раздел карты ресоциализации осужденного (программы) вносятся его социально-демографические данные: дата и место его рождения, национальность и гражданство, образование (когда и какое учебное учреждение закончил, полученная специальность, квалификация), Социальное положение осужденного (состав семьи, место жительства родственников, близких).

В этом же разделе отмечаются: устойчивость семейных связей, место жительства до осуждения, наличие жилья, род занятий и работа до осуждения, материальная обеспеченность, достаток.

В конце данного раздела специалист по социальной работе делает вывод о наличие и характере социальных проблем осужденного.

Во втором разделе дается криминологическая характеристика личности осужденного (данные о привлечении его к уголовной ответственности): его предыдущие судимости и отбывание по ним уголовного наказания, виды судимости, статьи УК, назначенные сроки наказания, даты и основания освобождения от наказания.

Если осужденный был амнистирован, то когда и по какой причине он был помилован или амнистирован. Переводился ли на поселение и когда, был ли освобожден условно-досрочно и когда). Отбываемое наказание: когда, каким судом осужден, по каким статьям Уголовного кодекса, назначенное наказание.

(Начало и окончание срока).

Здесь же дается краткое описание совершенного преступления. Отношение к совершенному преступлению, к жертвам, к пострадавшим, к наказанию. Указывается дата прибытия в учреждение, номер отряда.

Обязательно указываются условия и сроки для УДО, улучшения условий отбывания наказания, изменения вида ИУ в соответствии с законодательством.

В конце данного раздела делается вывод о личности осужденного.

Третий раздел карты ресоциализации содержит сведения о склонностях, способностях, физических данных осужденного, его поведении.

Перечисляются профессиональные знания и умения, которыми он обладает, отношение к религии, его контакты с семьей, близкими, родственниками, друзьями.

Имеется ли особая склонность к чему-то и устойчивые интересы (работа, хобби и т.д.)? Отношение к спорту и физкультуре, гигиене. Общее физическое состояние.

В этом же разделе дается описание состояния здоровья осужденного (на основе медицинской карты), хронические заболевания, когда они выявлены и проводилось ли в этой связи лечение. Отмечается наличие или отсутствие медицинского полиса.

Есть ли склонность к употреблению спиртного, наркотиков.

Фиксируется отношение к труду (положительное, отрицательное, неопределенное), отношение к требованиям режима (отрицательное, положительное, неопределенное), к воспитательной работе (положительное, отрицательное, нейтральное).

В заключение данного раздела делаются выводы о предполагаемых направлениях социальной помощи данному осужденному.

В четвертом разделе совместно с осужденным специалист по социальной работе разрабатывает и записывает планы и намерения осужденного на период отбытия наказания и результаты их реализации.

В частности, конкретизируется какая помощь может быть оказана со стороны учреждения (в решении каких жизненно важных проблем осужденный нуждается в помощи, как решаются эти вопросы, и каковы результаты принимаемых мер.

Здесь же фиксируются планы / намерения относительно возможного получения законных льгот и результаты их реализации, планы / намерения по участию в общественно полезном труде и результаты их реализации. В этом же разделе фиксируются планы / намерения по поддержанию состояния здоровья, общего физического состояния, личной гигиены и т.п.

и результаты их реализации. Фиксируются также планы / намерения по повышению общеобразовательного уровня профессиональной подготовки по развитию своей личности и их реализация, планы / намерения относительно подготовки к освобождению, решения своих финансовых, жилищных проблем и результаты их реализации.

Пятый раздел содержит психологическое заключение, наблюдения и рекомендации психолога. Соответственно он и заполняется представителем психологической службы ИУ. В ходе реализации программы психолог регулярно дополняет и корректирует свое заключение (на основе текущих наблюдений).

Шестой раздел карты содержит дополнительные сведения, замечания, выводы и запись содержания бесед, краткий анализ социальной работы, проводимой в течение сего срока исполнения наказания по отношению к данному осужденному.

Седьмой раздел карты содержит сведения о всех поощрениях и дисциплинарных взысканиях (дата поощрения или взыскании, их виды, основания поощрения или наказания, за что и кем назначено). В этой части будут содержаться и сведения о нарушениях порядка в учреждении, о нарушениях режима, попытках суицида и т.п.

В восьмой раздел карты ресоциализации заносятся решения аттестационной комиссии по поводу изменения условий отбывания наказания, изменения режима, перевода на поселение, условно-досрочного освобождения, амнистии, помилования: указываются даты аттестации, вид аттестации (плановая или внеплановая), а также оценки и рекомендации по поводу применения предусмотренных законом, мер воздействия, проведению социальной работы, организации исправления.

В девятом разделе делаются отметки об ознакомлении осужденным с индивидуальной программой ресоциализации: также отмечаются даты ознакомления, подписи социального работника и осужденного, краткое изложение замечаний и предложений по реализации программы и отметки об их осуществлении.

В последнем, десятом разделе карты ресоциализации дается оценка и краткая характеристика осужденного по результатам реализации программы (делается не позднее, чем за 6 месяцев до освобождения).

Оценки даются дифференцированно по таким направлениям, как: поведение в группе, отношение к персоналу, отношение к другим осужденным, поведение в свободное время и участие в воспитательных мероприятиях, соблюдение порядка и чистоты, отношение к режиму, общеобразовательному обучению, воспитательной работе, жизненные паны и перспективы и их реализация. Здесь же дается краткое изложение о содержании социальной работы, проведенной с данным осужденным. На основании изложенного делается заключение о готовности осужденного к жизни на свободе. Далее следуют подпись специалиста по социальной работе, которая заверяется заместителем начальника учреждения по воспитательной работе. Делается отметка о том, что с характеристикой ознакомился и осужденный, что подтверждается также его подписью под данным документом.



Источник: https://infopedia.su/6x4138.html

Ситуация с коронавирусом в российских тюрьмах испугала

Карантин осужденных

Эксперт рассказал о сотнях тревожных писем от родственников осужденных.

Ждать ли вторую волну коронавируса в российских тюрьмах? Даже то, как российская система исполнения наказаний завершила первый этап пандемии, оставляет очень много вопросов..

Как болели заключённые и сотрудники, чем лечат коронавирус в СИЗО и ИК, и, самое главное, насколько реальная статистика соотносится с официальной, рассказал Денис Солдатов, главный редактор правозащитного портала Гулаг-Инфо.

– Мы одни из первых начали мониторить ситуацию ещё с весны, – говорит Солдатов. – Так как занимаемся защитой прав заключённых, в том числе их медицинских прав, то как только началась пандемия, именно к нам напрямую сразу пошли обращения от родственников, от самих осуждённых. Были даже письма от сотрудников ФСИН, которые честно рассказывали о том, что происходит.

Информация была жизненно важна в тот момент, потому что люди не знали, что делать, потом уже рядом правозащитных организаций была создана так называемая «серая зона», фиксировались вспышки заболеваний по регионам и колониям. В том числе использовались и некоторые наши данные.

Проблема в том, что последние полгода многие исправительные учреждения ввели крайние карантинные меры. Где надо и где не надо. Иногда родственники просто не знают, что на самом деле происходит в СИЗО и ИК, где находятся их родные.

– Подождите, а как же члены Общественных наблюдательных комиссий? Они ведь по-прежнему могут навещать заключённых, проверять условия содержания, несмотря на карантин?

– Увы, не во всех регионах эти правила соблюдались. Например, в Крыму, как выясняется, в СИЗО спокойно пускали представителей прокуратуры, но не допускали правозащитников.

Руководствовались, естественно, безопасностью. Как мне кажется, кое-где сотрудники исправительных учреждений могли и злоупотребить своими полномочиями.

Зная, что проверить факты нарушений в такое время, скорее всего, будет сложно.

– Когда заключённые начали заболевать?

– Да почти сразу, весной, вспышки были отмечены также и летом, когда вроде бы по России эпидемия затухала.

Очаги заболевания обнаружились в астраханской и омской ИК-6, в ИК-12 посёлка Широковский Пермского края, в ИК-12 посёлка Явас и ИК-5 посёлка Леплей Республика Мордовия, в ЛИУ-37 города Сосновоборска Красноярского края…

По информации, поступавшей к нам в последнее время, случаи инфекции зафиксированы также в ИК-5 п.г.т. Нижние Вязовые Республика Татарстан, ИК-26 г. Тавда Свердловская область, ИК-2 г. Рыбинск Ярославская область, ИК-2 г. Новосибирск, ИК-5 с. Клекотки Рязанской области.

В исправительных учреждениях УФСИН России по Еврейской автономной области ещё весной под подозрением на наличие инфекции помимо осужденных находились не менее 70 сотрудников.

– Непростая ситуация, насколько я знаю, сложилась в ИК-11 города Бор Нижегородской области. Оттуда шёл прямо вал обращений родных.

– Да, нам писали родственники осуждённых, и все эти письма у нас сохранились: очень большое количество (до 200 человек) заболевших, лечили их, по рассказам, в основном парацетомолом, аспирином и анальгином, в помещении администрации колонии расположили койки, где и лежали больные, так как в санчасти мест нет было. Информация доходила с трудом.

По словам родных, тех, кто пытался выйти на связь, отправляли в ШИЗО. «Некоторые по 70 суток сидят и более. На людей уже слабо похожи”, – это из заявления супруги заключённого, пересланного нам.

Сама колония находилась на карантине, поэтому передать туда продукты и лекарства, а также досконально проверить ситуацию, оказалось невозможно.

Вот ещё отчаянное письмо оттуда (и таких посланий десятки, не буду приводить все, в целом они похожи).

«Здравствуйте. Обращаюсь к вам по поводу сложившейся ситуации в ИК-11 г. Бор Нижегородской области, в ней отбывает срок мой брат. В колонии ОЧЕНЬ большое количество заключённых болеют короновирусной инфекцией, все тесты, которые отправляли (не менее 50 штук), пришли положительные на COVID-19.

При этом всех заключённых, которые обращаются в санчасть, кладут куда попало, кого в санчасть, кого в спортзал или библиотеку. Также многие заключённые с симптомами болезни продолжают работать, не обращаясь за медицинской помощью, так как ее просто нет…»

– Вот вы опубликовали у себя эти призывы о помощи. А дальше что? Была какая-то реакция?

– Ещё летом мы разместили информацию о том, что происходило в ИК-47 (г. Каменск-Уральский) ГУФСИН России по Свердловской области, когда туда поступил этап с заболевшими осужденными.

Почти сразу нам ответило руководство, пошло на контакт. Сообщили, что диагноз действительно подтвердился у нескольких человек, прибывших с нового этапа, они были отправлены в стационар на лечение.

Но, конечно, такое понимание далеко не всегда.

– А зачем региональным отделениям ФСИН все это скрывать? В конце концов, болеет весь мир. Их сотрудники тоже рискуют. Тем более, что в большинстве мест лишения свободы работают так – две недели через две недели. И эти 14 дней охранники находятся в том же положении, что и те, кого они охраняют.

– На самом деле казарменный режим осуществляется далеко не везде. Многие спокойно ходят на работу без масок и вообще не слишком уже берегутся. К опасности привыкли, о ней подзабыли.

Хотя, например, были недавно в Тульской ИК-1, где за соблюдением правил очень строго следят, а по информации из Омска, там, по нашим сведениям, похоже, пустили дело на самотёк. Об этом не очень любят распространяться, но даже по официальным данным многие сотрудники ФСИН на местах к сегодняшнему дню переболели.

На данный момент более 600 сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний и 145 заключенных перенесли болезнь — это официальные сведения из пресс-службы ФСИН России, которые мы получили. А ещё в конце апреля сообщалось, что среди сотрудников ФСИН был заражён 271 человек, среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных — 40. Так что определенный рост есть.

– Сейчас уже конец сентября. По вашему мнению, хуже или лучше стала ситуация?

– Как мне кажется, основной пик мы наблюдали летом. Хотя, вполне может быть, что не все доходит, что-то скрывается. Например, буквально на днях поступило письмо от родственников заключённого одного из подмосковных СИЗО. 36-летний А. скончался 19 сентября в день своего рождения.

«Заболел, лежал с температурой 40 градусов, ничего не ел, ходил только по стеночке. Когда ему стало совсем плохо, сидевшие с ним в камере заключенные позвонили в скорую с имевшегося у них мобильного телефона. Скорая помощь забрала его в реанимацию, где он и умер».

В заключении о смерти, как написали нам, стоит “пневмония”. Конечно, всю эту информацию ещё нужно проверять, мы отдали сообщение членам ОНК Московской области, безусловно, мониторинг по заболеваемости среди заключённых и осуждённых должен продолжаться и проводить его должны именно правозащитники, которым незачем скрывать правду.  

Екатерина Сажнева МК. https://www.mk.ru/social/2020/09/25/situaciya-s-koronavirusom-v-rossiyskikh-tyurmakh-ispugala.html 
скачать dle 12.0

Источник: https://gulag-info.ru/novosti/1136-situaciya-s-koronavirusom-v-rossiyskih-tyurmah-ispugala.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.