Как сидят в зоне

МОСКВА, 21 авг — РИА Новости, Лариса Жукова. Около 650 тысяч россиян отбывают наказание в местах лишения свободы — по этому показателю наша страна занимает второе место в мире после США.

Несмотря на это российская пенитенциарная система остается довольно закрытой: о жизни заключенных известно не так много.

Корреспондент РИА Новости записала монолог одного из арестантов — автора Telegram-канала “Подвал”, пожелавшего остаться анонимным.

О лагере

Я еще очень молод. Обычный парень из типичной семьи, учился на инженера в техникуме, оставался год. Почти сразу как появилась “возможность” сесть в тюрьму на строгий режим, я тут же ей “воспользовался”.  Наказание отбываю недалеко от Москвы. Без разницы, как меня называют, — “заключенный”, “зэк”, “арестант”. Ничего не меняется: как сидел, так и сижу.

Моя история связана с неосмотрительностью, даже глупостью. Без наркотиков она не обошлась. Почти половина заключенных — со статьей 228 УК РФ (“Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов”. — Прим. ред.). Недаром ее называют “народной”. Вместо того чтобы лечить наркоманов, лишают свободы на долгие годы.

Лагеря делятся на “красные” и “черные”. В “красных” власть — в руках администрации: телефоны и “вольные” вещи разрешены только “приближенным”. Там практикуют бессмысленное насилие: например, к лому приваривают канализационный люк, чтобы получилась своеобразная лопата, и отправляют “ловить снежинки”.

В “черных”, помимо администрации, есть “блатные”. Можно найти все: телефоны, игровые приставки, ноутбуки, алкоголь и даже наркотики. Около пяти лет наш лагерь был таким. Большая часть зоны не посещала столовую: каждый день жарили шашлыки, ходили где угодно, словом, “брод-ход”. Был и отдельный барак, где гнали самогон.

Но после смены руководства пошло “закручивание гаек”. Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения.

Ручную кладь запретили — выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики — на 300 с возможностью увеличения срока.

Мы перестали ходить в одиночку и без “мойки” (лезвия от бритвенного станка).

В тюрьме сидеть не так дешево, как кажется на первый взгляд. Во-первых, услуги адвоката: от 500 рублей до нескольких миллионов. Во-вторых, посылки и передачи: каждые два месяца — по пять тысяч минимум без учета стоимости сигарет. В-третьих, нужно платить за длительные свидания. В-четвертых — расходы на улучшение жилищных условий.

У каждого заключенного свой счет в бухгалтерии, который “путешествует” вместе с личным делом.

Туда приходят пенсии, зарплаты и переводы от друзей и родственников, его используют для покупок в местном магазине и оплаты штрафов за нарушения. Ограничение — девять с половиной тысяч рублей в месяц.

Иногда оплачивают услуги фотографа, чтобы отправить снимки родным: обычно снимают около церкви, это самое красивое место в лагере.

В бараках постоянно тратятся на уборку и чай, конфеты и сигареты для тех страдальцев, которые попадают в карантин, изолятор или больницу.

Поэтому здесь своя “налоговая система”: скидываемся каждый месяц в общий мешок, который находится в “блатном” углу в каждом бараке. Сумма устанавливается индивидуально в первую неделю. Обычно это тысяча рублей.

С мелких наркоторговцев берут около трех тысяч. Те, кто попал за изнасилование, доплачивают больше, чтобы их не трогали.

Есть и “добровольно-принудительные” сборы: за провоз запрещенных вещей и за мобильную связь с тех, у кого есть телефон, — по 500 рублей.

Большая часть переводов проходит  через интернет-кошельки, которые есть почти у каждого: достаточно мобильного номера. Криптовалюта не используется — слишком сложно. Порой суммы отправляют в тюрьмы для особо опасных преступников, например во Владимирский централ.

Сам телефон — отдельная статья расходов. Он попадает тремя путями: через сотрудников, заезжающие машины и “вбросы”, поэтому стоит в два раза дороже, чем на свободе. Охота за средствами связи ведется всегда.

За телефон можно не только лишиться крупных сумм с интернет-счета, привязанного к номеру, но и попасть в изолятор на 15 суток и получить статус “злостного нарушителя” — до восьми лет дополнительного надзора.

В почете различные умельцы. Одним заключенным нужны четки, нарды, шахматы, картины. Другим —  юридическая поддержка в написании апелляционных и кассационных жалоб. Третьим — ремонт телефона или зарядки. За все эти услуги заключенные готовы платить друг другу. Фиксированные цены не принято устанавливать, и каждый благодарит по-своему. 

Некоторые особо красноречивые находят “заочниц” — девушек, которые готовы их ждать и переводить им деньги. Удержать внимание, когда находишься за решеткой, — это талант, поэтому нельзя сказать, что это массовое явление. Были случаи и браков с новыми знакомыми на зоне. Когда два одиноких сердца находят друг друга, никакие заборы их не останавливают.

Отдельная золотая жила для общака — это игры. За каждую партию платят, вне зависимости от выигрыша или проигрыша, около 15 рублей. Чаще всего играют в кости, карты и нарды.  Шахматы и нарды разрешены, карты — нет, но их легко спрятать. Особо удачливые попадают на невезучих с деньгами, и их выигрыш может приблизиться к шестизначной сумме.

Я сам не играю: это не мое. Зарабатываю другими способами: пассивный доход от сделанных инвестиций составляет около десяти тысяч в месяц.  До изъятия телефона я пытался торговать на Форексе, но не успевал следить за всеми фундаментальными событиями и новостями и бросил. На бирже играть не получается: то нет нужной “свободной монеты”, то тормозит сайт, то нужна регистрация с фотографией. 

Сейчас осваиваю криптовалюты. Инвестирую в интересные и долгие проекты. Коплю на “подушку безопасности”, которая на свободе принесет больше пользы. Дохода от ведения блога у меня пока нет: читаемость нестабильная.

Единственное, что из тюремных стереотипов более-менее сохраняется, — касты. Это “блатные” (с привилегиями), “козы” (занимающие административные должности вроде библиотекаря и сотрудничающие с администрацией), “мужики” (обыкновенные заключенные), “шерсть” (обслуживающий персонал) и “петухи” (низшая каста).

В основном все они из неблагополучных семей и богом забытых мест, где молодежи нечем заняться. В отсутствие вариантов “выбиться в люди” употребляют алкоголь и наркотики, и это приводит к печальным последствиям.

Главный враг в тюрьме — это время. Его идеальный “убийца” — телефон с мобильным интернетом, окном в большой мир. Но после тотальных проверок телефоны изъяли, и жизнь на бараке стала монотонной.

Телевизор здесь работает весь день, но выбор скуден: в лучшем случае — десять каналов, чаще — три. В основном показывают новости. Многие стали заниматься спортом, кто-то пошел работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный вариант — промзона: денег не заработаешь, но килькой в банке чувствовать себя перестаешь.

Про побег мы не говорим. Здесь не считают “побегушников” героями —  героев в тюрьму не сажают. Тех, кто сбегает без причин и портит положение всего лагеря, могут вообще отправить к “петухам”. Хотя из лагеря сбежать несложно.

Но скрываться придется всю жизнь. В крупных городах лучше не появляться — технологии легко выдадут местоположение.  На побег за границу нужны деньги. А жить отшельником в лесу в надежде, что не обнаружат, значит не расслабляться ни на минуту: может развиться мания преследования.

В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились.

Сначала я цеплялся за последние нити: рассчитывал, что на первом суде отпустят под подписку или домашний арест. В СИЗО надеялся, что вердикт судьи будет в мою пользу, максимум дадут условный срок. Но, увы, оправдательных приговоров практически не бывает, и статья была тяжелой.

Я попал сюда по своей вине, за свою глупость. Но оказавшись здесь, узнал, какова моя настоящая цена в глазах окружения без “фантиков” в виде социального положения и хорошей работы. Я остался как будто голым. Из всех родственников и друзей остались всего несколько человек, которые до сих пор беспокоятся за меня и всячески поддерживают. Не знаю, что бы я без них делал.

Скорее всего, я не буду продолжать учебу. Во-первых, с судимостью могут не взять обратно, а во-вторых, радиотехника — не мое. Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.

Источник: https://ria.ru/20170821/1500655378.html

Не есть из одной посуды. Как живут неприкасаемые в тюрьме

Как сидят в зоне
John Kolesidis/Reuters

Начало цикла читайте здесь:

Сложно себе представить, как могут уживаться в одном помещении сто здоровых, разной степени агрессивности, не всегда адекватных мужчин. У каждого из них своя история, свой опыт, свои интересы.

Естественно, между ними возникают конфликты. Теснота, бытовые неудобства лишь усугубляют ситуацию.

Тем не менее жизнь в местах лишения свободы подчиняется строгим законам и правилам, которые жестко регламентируют поведение местных жителей.

Неотъемлемой частью этих правил является существование среди заключенных отдельной касты отверженных. Это так называемые обиженные, опущенные или угловые.

Они так вписались в тюремную иерархию, делая самую грязную работу, что без их существования само функционирование системы было бы под вопросом. Более того, наличие такой касты открывает большие возможности для всевозможных манипуляций и управления заключенными.

Перспектива попасть в обиженные делает зэков сговорчивыми и способными пойти на многие компромиссы.

Как становятся обиженными? У каждого из них своя история, свой путь. Опустить могут сами зэки за какой-нибудь проступок. Например, осужденных за педофилию ждет именно такая участь. С помощью других заключенных опустить могут и сами тюремщики.

Можно просто посидеть за одним столом с обиженными, поздороваться с ним за руку, поесть из одной посуды — и ты, словно подхвативший неизлечимый вирус, становишься таким же. Обратного пути нет. Такие заключенные сидят за отдельными столами, спят отдельно в углу барака, едят из отдельной посуды.

Жизнь их незавидна и нелегка. Как правило, они убирают туалеты и выносят мусор. Конечно же, обиженный обиженному рознь.

Одно дело — бывший воин-десантник, громила, осужденный за убийство, попавший в эту касту за то, что, рассказывая о подробностях своей интимной жизни, упомянул о занятиях оральным сексом с девушкой, а другое дело — педофил.

У нас в отряде жил всеми гонимый угловой Артем, московский парень двадцати лет отроду. Жизнь его складывалась очень непросто. Он гей. Сидел во второй раз за кражу. На свободе работал в ночном клубе и, обокрав своего клиента, опять попал в тюрьму. Артем — ВИЧ-инфицированный.

Сначала его распределили в специальный, шестой отряд, где содержатся только ВИЧ-инфицированные. Отношения с окружающими у него не очень-то складывались. В силу его положения в тюремном сообществе, на него была возложена обязанность убирать туалет, а кроме того, он стал объектом сексуальных утех озабоченных зэков и регулярно подвергался насилию.

После его попытки повеситься Артема перевели в карантин. Нельзя сказать, что его жизнь здесь значительно улучшилась. Артем с утра до ночи продолжал мыть туалет и выносить на помойку использованную туалетную бумагу. В перерывах между этими занятиями он стирал личные вещи дневальных — полотенца, майки, трусы, носки.

В перерывах между этими перерывами его регулярно били те же дневальные. Ссадины и синяки не сходили с его лица. А по ночам местные царьки карантина заставляли Артема вспоминать свою вольную жизнь, используя его для плотских утех. Мне было его безумно жаль, и я старался всячески ему помочь — давал сигареты, чай.

Это не очень облегчило и скрасило его жизнь, и Артем, не выдержав издевательств, вскрыл себе вены, после чего… опять попал в шестой отряд для ВИЧ-инфицированных, откуда его не так давно перевели сюда.

Через некоторое время, находясь в другом отряде, я услышал следующую историю об Артеме, которая приключилась с ним в отряде для ВИЧ-инфицированных. Один блатной зэк, цыган по прозвищу Будулай, которого я знал лично, начал приставать к Артему. Цыган настаивал, чтобы Артем в известном процессе играл активную роль. «Не могу! — отчаянно сопротивлялся Артем.

— Если меня, то пожалуйста! А сам я ну никак не смогу». Цыган не отставал и продолжал настаивать на своем. Артем решил пожаловаться на ловеласа местным блатным. «Да ты что, гадина, на мужика наговариваешь?!» — не поверили те Артему. Но, уступив его настойчивости, все-таки решили проверить цыгана. «Назначай свидание! — сказали блатные. — Мы будем рядом, в засаде.

Если что — прикроем».

Наступила ночь, и наша парочка, стараясь не привлекать ничьего внимания, пробирается на место свидания — в помещение воспитательной работы. Есть такая комната в бараке, где заключенные смотрят телевизор. Эх, не знал Будулай, что ждала его там засада.

В самый ответственный момент включился свет, и изумленным взорам зэков предстал обнаженный Будулай, находящийся в недвусмысленном положении. Понимая, что его ожидает, он не растерялся и выпрыгнул в окно второго этажа, пробив стекла.

Непостижимым образом за считаные секунды он сумел преодолеть высоченную ограду локального сектора, снабженную специальными барабанами — вертушками с колючей проволокой. Захочешь перелезть, возьмешься за реечку, подтянешься, а барабан прокрутится вниз.

Голый цыган с криками «Спасите, помогите, убивают!» залетел в расположенную на аллее будку секторов — помещение, где находятся сотрудники колонии, следящие за передвижением зэков. Ни один осужденный не выйдет из локального сектора без ведома дежурного милиционера. Той ночью цыган ворвался в их сон.

Ничего не понимающие мусора долго протирали глаза, глядя на голого заключенного, ночью, в середине зимы вломившегося в их домик. Цыгана спасли, предоставив ему политическое убежище в другом отряде. Его жизнь кардинально поменялась, и он стал покорно нести все тяготы и лишения своей нелегкой жизни.

Ряды обиженных, которых в колонии не хватало, пополнились еще одним отверженным.

Однажды к нам в отряд заехал некий Миша П. Обычный зэк, ничем не выделяющийся из общей массы, осужденный за грабежи и разбои. Он оставался обычным до тех пор, пока в колонию не прибыл другой этап и не выяснилось, что Миша — угловой. По понятиям такой заключенный должен был сразу сообщить о своем статусе и занять свое место.

Миша же решил начать новую жизнь и больше недели сидел за одним столом с другими заключенными, ел с ними из одной посуды, пил чифир из одной кружки. Получалось, что он «заразил» весь отряд. Но нет! Оказывается, по тем же понятиям, если заключенные не знали о том, что другой зэк угловой, а тот это дело скрыл, то так не считается.

Мишу жестоко наказали, избив его до полусмерти.

Надо сказать, что история эта произвела на меня сильное впечатление и заставила задуматься о хрупкости нашего бытия.

Жизнь продолжалась.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/121696/

Портрет российского заключенного

Как сидят в зоне

По данным службы исполнения наказаний, в российских СИЗО, тюрьмах и колониях находится почти 560 тысяч человек.

Сергей Антонов

любит статистику

Срок отбывает почти полпроцента взрослого населения страны. Мы проанализировали статистику, приговоры судов и документы, регламентирующие жизнь в местах лишения свободы, — получился портрет среднестатистического российского заключенного.

По судебной статистике, преступления люди чаще совершают в том же городе или селе, где и живут. В прошлом году чаще всего за решетку попадали жители Московской области — 5% всех совершивших преступления в стране. Самый криминальный город Подмосковья — Волоколамск.

Из образовательных учреждений за плечами у среднестатистического заключенного, скорее всего, только школа. Возможно, он закончил ПТУ или техникум: осужденных, закончивших только 11 классов, всего на 2 тысячи человек больше, чем тех, у кого есть среднее профессиональное образование.

В апреле 2018 года в часть 3 этой статьи добавили еще одно преступление — кражу с банковского счета: по 158 статье теперь судят тех, кто ворует деньги с банковских карт. Раньше это считалось «мошенничеством с использованием электронных средств платежа», а наказание было меньше, чем за кражу.

Максимум, что можно получить за кражу с такими отягчающими обстоятельствами, — шесть лет лишения свободы, но чаще если и сажают, то на год-два.

Отягчающие обстоятельства четверти всех краж — «группа лиц» и «состояние алкогольного опьянения».

Колония — это небольшой поселок, обнесенный забором с колючей проволокой. Заключенные живут не в камерах, а в бараках. Здесь же, как правило, расположены цеха, в которых работают осужденные. Колонии делятся на три типа в зависимости от условий наказания: колонии общего, строгого и особого режима.

Самый простой — общий режим. Сюда направляют тех, кто сидит в первый раз за мелкие преступления, например за кражи или мошенничества. Строгий режим — для рецидивистов и осужденных за тяжкие преступления: убийства, изнасилования.

В колонию особого режима отправляют убийц-рецидивистов, а также тех, кто приговорен к пожизненному заключению. Судимостей у Александра до этого не было, поэтому попал он, вероятно, в колонию общего режима.

Одновременно в такой находятся 1500—2000 человек.

Александр отбывает свое наказание в Красноярском крае: в этом регионе больше всего мест для лишения свободы — две тюрьмы, шесть колоний-поселений и 13 исправительных колоний.

Жизнь заключенных строго регламентирована: распорядок дня установлен приказом Министерства юстиции и примерно одинаков для всех исправительных учреждений. Утро у Александра начинается с зарядки и уборки кроватей. На завтрак отводят не больше получаса. После — утренняя поверка, на которой представители администрации колонии проверяют, все ли на месте.

Потом бригады отправляются на работу. Днем — перерыв на обед. Вечером, после работы — опять поверка, ужин, воспитательные мероприятия и личное время перед отбоем. Спать по закону заключенные должны не меньше восьми часов.

7:00Подъем
7:00—7:10Подготовка к зарядке
7:10—7:25Зарядка
7:25—7:40Туалет, заправка коек
7:40—8:10Завтрак
8:10—8:50Утренняя поверка, развод на работу
8:50—9:00Инструктаж перед работой
9:00—12:30Работа на производстве
12:30—13:00Обед
13:00—13:30Поверка
13:30—18:00Работа на производстве
18:00—18:30Уборка рабочих мест
18:30—19:30Вывод с работы, вечерний туалет
19:30—20:00Вечерняя поверка
20:00—20:30Ужин
20:30—21:50Воспитательные мероприятия
21:50—22:50Личное время
22:50—23:00Подготовка ко сну
23:00Отбой

7:00—7:10

Подготовка к зарядке

7:25—7:40

Туалет, заправка коек

8:10—8:50

Утренняя поверка, развод на работу

8:50—9:00

Инструктаж перед работой

9:00—12:30

Работа на производстве

13:30—18:00

Работа на производстве

18:00—18:30

Уборка рабочих мест

18:30—19:30

Вывод с работы, вечерний туалет

19:30—20:00

Вечерняя поверка

20:30—21:50

Воспитательные мероприятия

22:50—23:00

Подготовка ко сну

Вечером в свободное время Александр смотрит телевизор или читает: в колонии есть своя библиотека. Периодически пишет письма домой родителям.

В колонии общего режима по закону ему положено десять свиданий в год: шесть краткосрочных, по четыре часа, и четыре длительных, по трое суток. Для длительных свиданий есть отдельное помещение, похожее на общежитие гостиничного типа: с комнатами и общей кухней.

Меню каждый день разное, например мясной суп могут заменить ухой, свежие овощи — соленьями, мясо с гарниром — пельменями.

Хлеб550 г
Картофель550 г
Овощи250 г
Мясо120 г
Крупа100 г
Рыба100 г
Молоко100 г
Маргарин35 г
Макаронные изделия30 г
Сахар30 г
Сухой кисель25 г
Растительное масло20 г
Соль20 г
Мука5 г
Томатная паста3 г
Чай1 г
Горчичный порошок0,2 г
Лавровый лист0,1 г
Яйца2 штуки

Если Александр не будет нарушать режим в колонии, то у него есть шанс выйти после того, как пройдет половина срока: освободиться условно-досрочно. По статистике, суды удовлетворяют примерно половину обращений об условно-досрочном освобождении.

Но после выхода найти работу сложно: только 20% бывших заключенных могут трудоустроиться после освобождения. Не исключено, что в итоге случится рецидив: каждый второй заключенный ранее был судим.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ace-to-eleven/

Жизнь на зоне: правила тюремной жизни

Как сидят в зоне

В наше время стать заключенным может даже невиновный человек. Именно по этой причине абсолютно каждый должен знать, как вести себя в тюрьме. Жизнь на зоне – это серьезное испытание, которое под силу далеко не каждому. Как правило, бывшие заключенные имеют массу заболеваний, в том числе и психических. В нашей статье вы можете выяснить, как выжить на зоне.

Период заселения в камеру. Особенности поведения

Считается, что самое тяжелое испытание для заключенного – это знакомство с осужденными. На зоне такой этап называется “пропиской”. В нашей статье вы сможете выяснить не только как выжить в тюрьме, но и как правильно познакомиться с осужденными, чтобы срок лишения свободы не превратился в череду серьезных испытаний.

Важно знать, как вести себя при знакомстве с осужденными. В каждой тюрьме “прописка” проходит абсолютно по-разному. Как правило, новичку задают вопросы с подсмыслом. Именно по этой причине необходимо быть аккуратным и не говорить ничего лишнего.

Ни в коем случае не ведите себя агрессивно по отношению к другим осужденным, даже в том случае, если вы спортсмен и уверены в своих силах.

Это не случайно, ведь в тюрьме все живут “по понятиям”, и любое необдуманное слово в сторону местного авторитета может обернуться вам чередой испытаний.

При входе в камеру не спешите, идите медленным и размеренным шагом. Необходимо обязательно со всеми поздороваться и познакомиться. Стоит обратить внимание на то, что при первой встрече с осужденными ни в коем случае нельзя протягивать руку для рукопожатия. Это не случайно, ведь в тюрьмах есть такие категории граждан, с которыми так не здороваются.

Рекомендации, которые описаны в нашей статье позволят вам выяснить, как выжить в тюрьме. Благодаря им, в случае если вас осудили, вы сможете быстро адаптироваться на зоне и максимально сохранить свое физическое и психическое здоровье.

Особенности общения в тюрьме

Мало кому известно, но в тюрьме существуют свои правила общения между осужденными. Если новичок не будет их соблюдать, то он рискует попасть в касту социально неадаптированных. Как правило, таких осужденных уголовные авторитеты не воспринимают и ежедневно унижают. В первую очередь необходимо запомнить несколько особенностей.

Ни в коем случае не говорите на территории тюрьмы слова спасибо и обиделся. Запрещено также использовать ненормативную лексику.

Это не случайно, ведь можно случайно обидеть уважаемого в тюрьме человека и таким образом понизить свой авторитет. Стоит также отметить, что на зоне все осужденные используют жаргонный язык.

Именно по этой причине новичку первое время будет достаточно сложно понять, о чем разговаривают его сокамерники.

Если вы по своей или чужой вине попали на зону, то мы вам настоятельно рекомендуем соблюдать тюремные правила. Благодаря этому вы сможете заслужить авторитет.

Не секрет, что нередко осужденные набивают на своем теле татуировки. Мало кому известно, но каждый рисунок имеет отдельное значение. Тюремные наколки позволяют узнать больше о взглядах на жизнь того или иного осужденного. Их подробную расшифровку вы можете найти в нашей статье.

Нередко у заключенных можно увидеть на руке татуировку из пяти точек. Как правило, ее набивают у основания большого пальца. Такая татуировка является своеобразным символом, который свидетельствует о том, что человек находился в местах лишения свободы.

Наиболее популярные тюремные наколки это эполеты. Как правило, такой рисунок находится на плечах. Он может символизировать то, что его обладатель полностью отрицает какую-либо власть. Нередко такие осужденные не подчиняются инспекторам по надзору и устраивают бунт.

На территории тюрьмы можно встретить заключенных с достаточно своеобразной татуировкой, а именно точкой над бровью. Такой символ свидетельствует о том, что его обладатель относится к группе социально неадаптированных. Как правило, на территории зоны они подвергаются постоянному насилию и унижению.

Общая информация о тюремных понятиях

Если вы не желаете, чтобы ваша жизнь на зоне превратилась в череду унижений и испытаний, то вам необходимо чтить местные правила. Не секрет, что осужденные в тюрьме устанавливают свои законы. Их особенности вы можете выяснить в нашей статье. Настоятельно рекомендуем их изучить.

Воровские понятия и их соблюдение позволят вам занять достойное место в тюремной иерархии. Мало кому известно, но все осужденные относятся к той или иной касте. В целом, всех заключенных можно разделить на беспредельщиков, авторитетов, социально неадаптированных и среднестатистических.

Самое главное место в тюремной иерархии занимают авторитеты, а вот социально неадаптированные заключенные постоянно подвергаются унижению и насилию. Стоит отметить, что не все только прибывшие осужденные знают о том, что воровские понятия запрещают есть продукты из передачки самостоятельно.

Заключенный должен обязательно поделиться пищей, чтобы в дальнейшем избежать конфликтных ситуаций.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя обсуждать сексуальные темы. Это не случайно, ведь осужденные, которые живут по понятиям, агрессивно реагируют на определенные виды полового контакта. Любое необдуманное слово может обернуться плохой репутацией.

Тюремный жаргон

Как мы говорили ранее, на территории мест лишения свободы существует свой языковой жаргон. В нашей статье вы можете выяснить значение некоторых слов и словосочетаний.

На территории тюрьмы нередко можно услышать словосочетание гражданин начальник. Оно имеет несколько значений. В первую очередь, такое словосочетание используют, когда обращаются к инспекторам надзора и охране.

Таким образом осужденные демонстрируют свое уважение к администрации. Как мы говорили ранее, словосочетание “гражданин начальник” используется в разных вариациях.

Нередко так обращаются не только к администрации, но и к тюремным авторитетам.

На территории зоны осужденному могут предложить чифир. Мало кому известно, но это крепкий чай, который включает в себя большое количество заварки. Как правило, его пьют заключенные, которые не желают ложиться спать.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя воровать. На зоне таких людей называют крысами. Как правило, такие заключенные подвергаются постоянному насилию и унижению.

Нанесение татуировки в тюремных условиях. Прошлое и реальность

Далеко не каждый может выдержать жизнь на зоне. Реальность шокирует. На самом деле, в колониях присутствует антисанитария и беспредел. Как мы говорили ранее, почти у каждого заключенного есть на теле татуировка. Безопасна ли такая процедура в условиях тюрьмы? Это и многое другое вы можете выяснить с нашей статье.

Во времена СССР делать татуировку в условиях зоны было необычайно опасно. В качестве краски использовали чернила или сажу.

Вместо иглы, которая, к слову, является запрещенным предметом, применяли скобы с тетрадей. Сегодня используются более профессиональные инструменты.

Из-за антисанитарии, которая присутствует при процессе нанесения рисунков на тело, заключенные рискуют заполучить серьезные инфекционные заболевания.

Жизнь на зоне – это серьезное испытание для заключенного. Чтобы не конфликтовать с администрацией, необходимо знать правила поведения в тюрьме. В нашей статье вы можете выяснить, какие предметы ни в коем случае не должны быть в наличии у заключенного.

Инспекторы по надзору в обязательном порядке изымают у осужденных запрещенные предметы. К ним относят наркотики, телефоны, алкоголь и оружие. В случае, если у заключенного был найден запрещенный предмет, его помещают в карцер на неопределенный срок. После этого жизнь на зоне для нарушителя превращается в череду испытаний.

Предметы тюремного производства

Большая часть осужденных работает на территории зоны. Почти в каждой тюрьме есть огромное разнообразие производственных станков. Благодаря им осужденные могут не только работать, но и получать за эту заработную плату. Как правило, заключенные шьют униформу, создают кованные и деревянные изделия.

Те осужденные, которые умеют хорошо рисовать, занимаются картинами и иконами. В дальнейшем предметы ручной работы отправляются на экспорт. Они пользуются большим спросом.

Это не случайно, ведь цена на готовое изделие достаточно низкая, а вот ее качество придется по душе даже самому требовательному покупателю.

Заключенные из воровской касты

Среди осужденных есть та категория людей, которая ранее формировала различные преступные группировки. Как правило, на территории тюрьмы у них действует воровской кодекс. Его особенности вы можете выяснить в нашей статье.

“Воры в законе” соблюдают особые правила. В их окружении обязательно присутствуют советники, которые помогают разобраться в важных вопросах. Помимо этого, у них есть общая денежная касса, которую должен пополнять абсолютно каждый осужденный, который относится к воровской касте.

Им запрещено совершать кражи и содействовать полиции. Мало кому известно, но “ворам в законе” нельзя жениться. Это расценивается как содействие государственным органам. Стоит отметить, что “ворам в законе” запрещено мстить своим обидчикам и употреблять ненормативную лексику.

За любое несоблюдение кодекса заключенный может быть наказан другими представителями касты.

Тюремное времяпровождение

Опытные заключенные любят издеваться над новичками. Для этого они используют самые разнообразные способы. Только прибывшего осужденного могут попросить передвинуть стол или лавку. Мало кому известно, но вся мебель в тюрьме плотно прибита к полу.

Своеобразным способом придумывается и кличка для нового заключенного. Как правило, осужденные в ночное время суток стучат в соседнюю камеру, называют статью и просят придумать новое имя для новичка.

Условия для заключенных

Мало кому известно, но на территории тюрьмы есть все условия для комфортного проживания заключенных. Стоит отметить, что на зоне осужденный может получить среднее образование.

Как мы говорили ранее, желающие могут работать на территории тюрьмы и получать за это зарплату. К слову, заработанные деньги будут выданы тогда, когда закончится срок лишения свободы.

На территории тюрьмы есть также небольшая церковь, где осужденные могут помолиться.

Разновидности тюрем

Среди инспекторов и самих заключенных существует определенная классификация тюрем. Черная зона является беспредельной. Осужденные, которые находятся на ее территории, свободно пользуются мобильными телефонами и даже могут позволить себе наркотики и алкоголь. Как правило, рано или поздно все работники такой тюрьмы становятся осужденными.

Еще одной разновидностью является красная зона. На ее территории заключенные полностью находятся под контролем инспекторов. Нередко в таких тюрьмах случаются бунты. Осужденные протестуют против администрации.

Они устраивают голодовки, побеги и отказываются от работы. Как правило, такие бунты быстро устраняются. Осужденных, которые устроили протест, наказывают и помещают в изолятор.

Нередко нарушителям также добавляют срок.

Подводим итоги

Если вы по своей или чужой вине получили тюремный срок, то вам необходимо в первую очередь запастись терпением и выдержкой. Как мы говорили ранее, главное – это не говорить лишнего и не вести себя агрессивно по отношению к другим. Настоятельно рекомендуем не совершать противозаконных действий. Цените свою жизнь и берегите себя!

Источник: https://FB.ru/article/249264/jizn-na-zone-pravila-tyuremnoy-jizni

Быт в российской тюрьме –

Как сидят в зоне

Тюрьма — это всегда плохо, но это не самое страшное, что может с человеком произойти. Тюрьма — конечная вещь: она рано или поздно проходит.

Анна Клименко

Координатор благотворительного фонда “Русь сидящая” в Санкт-Петербурге

По данным ФСИН на 1 мая 2020 года в российских уголовно-исправительных учреждениях содержится 511.030 человек.Это число почти равно населению Таллина и Люксембурга вместе взятых.

Около трети осужденных отбывают сроки от 5 до 10 лет.

Столько же — выходит условно-досрочно или в связи с заменой наказания на более мягкое.

Большая часть людей, попавших за решётку, отсиживает срок до конца.

При этом более 50% осужденных вернётся в тюрьму снова.

Мы поговорили с бывшими заключёнными и с теми, кто находится за решёткой сейчас, узнали, как работает благотворительность в колониях, и составили расписание дня, проведённого на зоне. Но для начала предлагаем разобраться в системе уголовно-исправительных учреждений и понять, чем зоны отличаются друг от друга:

Во многом тюремный быт зависит от колонии, в которую попадает заключённый.
Все лагеря разные, найти два одинаковых — невозможно. 

Помимо этого на правила внутреннего распорядка влияет режим, условия содержания, администрация, сокамерники.

Зеки-первоходы по-другому себя ведут, нежели те же второходы.
Было намного комфортнее сидеть со вторыми: они стараются обустроить быт как дома. Веник из подручных материалов сделают, мешать тебе не будут.

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК-1 Ярославской области

Работы мало. Зарплаты рублей по сто. Некоторые сами платят, чтобы работать. Это делают для личного пространства хоть какого-то и чтобы в душ лишний раз сходить. Но главное: в твоём деле будет указано, что ты работаешь, а это повышает вероятность получить УДО.

Фёдор Верещагин

Отбывает наказание в колонии

Практики никакой нет. Обучения никакого толком не происходит. Никто не будет с тобой заниматься, ты предоставлен самому себе. Если действительно хочется чему-нибудь научиться, то ты сам всё организуешь: можешь почитать учебники, подойти к мастеру. У меня есть диплом, но я всё узнал на практике, когда приходилось что-то строить, ремонтировать. Училище мне ничего не дало.

Артемий Зайцев

бывший заключённый ИК-4 Калужской области

Я каждую неделю передачки себе делаю. Живет таджик тут, и ему никто передачки не делает, ну я за тысячу покупаю у него лимит. Или можно найти вольного, кто рядом живет. Только они правило придумали дурацкое: еды я не могу более 20 кг в 3 месяца себе передавать.

Фёдор Верещагин

Отбывает наказание в колонии

У нас в колонии на 500 человек из лекарств были только капли для носа. Не было даже парацетамола. На всю область, а это около пяти колоний, был один стоматолог. Как-то зуб заболел, иду к врачу запломбировать, а он предлагает вырвать. У него банально не было оборудования.

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК-1 Ярославской области

Я никогда не ела в столовой. Я вегетарианка и всю еду делала себе сама. У меня был такой супер-большой контейнер, в который влезает очень много моркови. Я её тёрла, закидывала туда кедровые орехи, поливала все это оливковым маслом и, если у меня был сыр, закидывала туда фету. Хватало на несколько дней. Еще я готовила гречку и фунчозу, потому что их можно не варить, а заварить просто. 

Мария Алёхина

Бывшая заключённая ИК-28 Пермской области и ИК-2 Нижегородской области

Вы же понимаете, что там не ангелы сидят. Недавно письмо приходит: заключённый пишет, мол, я такой бедный, сирота, впервые попал в колонию, никто мне не может помочь. А карандашом между строк от цензора: “Сидел семь раз”.

Анна Клименко

Координатор благотворительного фонда “Русь сидящая” в Санкт-Петербурге

Длительные свидания выглядят так: родственники приезжают с продуктами и вы можете провести вместе до трёх дней. Комнат у нас было 12. Обычные и люкс. Обычных семь. Это коридор с комнатами, в которых нет ничего особенного: телевизор, кровать одна, реже — две, столик, посуда и прочее.

А люкс это помещение, где не семь комнат, а три. Они получше: кровать и телек по-больше. Были вообще помещения индивидуальные как квартира. Готовишь себе сам из того, что родные привезли. Одеваться там можно как хочешь. В основном там люди едят.

Едят то, чего не хватает, мне лично не хватало овощей и фруктов.

Артемий Зайцев

бывший заключённый ИК-4 Калужской области

Бритвы на Вольске были запрещены. Мы пользовались эпиляторами вольными или в магазине покупали, либо нитками дергали себе сами. 

Алёна Кузнецова

Бывшая заключённая ИК №5 Саратовской области

Бани там вообще шикарные: тазики, четыре кранчика на 20-30 человек, иногда — больше. Зимой, когда есть отопление, — мойся, пожалуйста, всё нормально. Летом проблема вставала остро: нет горячей воды. Она, конечно, грелась, но кто первый, тот и съел. Большинство мылось холодной водой.

Алёна Кузнецова

Бывшая заключённая ИК №5 Саратовской области

Когда я вышел из тюрьмы, то начал сотрудничать с “Русью”. Жена моя тоже там работает. Нам в огромном количестве приходят письма, мы даже не в состоянии на всё отвечать. В основном, люди просят средства гигиены, еду, одежду. Большинству не в чем даже выйти из тюрьмы после освобождения, так как их гражданская одежда тупо сгнивает за несколько лет. 

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК №1 Ярославской области

  • Вариант 1: деньги – Не стоит переводить большую сумму разово, лучше оформить систематическое небольшое пожертвование в 100-300 рублей. Это позволит благотворительной организации, например, “Руси сидящей” или “Комитету против пыток”, сформировать бюджет на несколько месяцев вперёд.
  • Вариант 2: вещи и продукты – Принести одежду, обувь, продукты или средства личной гигиены в Фонд “Русь сидящая”. Сотрудники организации отправят всё необходимое в места лишения свободы.
  • Вариант 3: письма – В колонии заключённым не хватает личного общения, поэтому письма для них порой важнее передачек с продуктами. К сожалению, узнать адреса всех заключённых возможно разве что через благотворительные фонды после их согласия, но можно писать политическим заключённым. Найти их данные можно, например, на сайте правозащитного центра “Мемориал”, а отправить письмо через ФСИН-Письмо или обычной почтой (во втором случае в конверт нужно вложить марки, лист бумаги и чистый конверт, чтобы заключённый мог написать ответ).

Ася Карпина

Источник: https://zekovnet.ru/den-v-turme/

Жизнь в тюрьме

Как сидят в зоне

Ни минуты покоя. Именно так можно сказать про теперешнее существование в нашей зоне. У начальника случился припадок, и он решил подтянуть дисциплину. Как среди спецконтингента, так и среди личного состава. Начал с последних.

По рассказам болтливого прапорщика, полковник объявил сбор по тревоге и заставил всех сотрудников маршировать за зоной. Беда заключалась в том, что те, кто подошли первыми, шагали до посинения, пока не дождались последних, а это очень долго. После хозяин устроил взбучку замам и главам отделов.

Они, в свою очередь, оторвались на подчиненных – типа на отрядниках, инспекторах по безопасности и прочих. Дальше досталось зекам.

»

Всем читателям известны такие понятия, как «красные» или «черные» тюрьмы. В первом случае бал правит администрация и «актив», во втором – смотрящий и блатота. Но, как известно, в этом бренном мире нет только черного и белого, а есть оттенки. Так и в случае с тюрьмами и колониями все не так однозначно.

»

Правильно говорят – все познается в сравнении. Один деятель с «погремухой» Спецурик отсидевший в общей сложности около тридцати лет, сменив все режимы, в том числе и особый.

Как и большинство «особистов», этот «пересидок» не употребляет мат, жаргонные выражения, очень начитан и любит поговорить, вспоминая былое, то есть, считай, прошлые срока.

В нашу зону он периодически заезжал, так как живет неподалеку и совершает глупые кражи по пьяни. Особенно впечатлил его рассказ про постперестроечное время в неволе.

»

Ходит много разговоров на тему запретов за колючкой. Хотелось бы поделиться, с чем приходится сталкиваться, и рассказать, на какие ухищрения идут зеки, пытаясь провести или затянуть необходимые им вещи.

Но удачно спрятать – это еще не все, нужно обладать железными нервами, чтобы более-менее опытный сотрудник не заподозрил тебя в излишней суете и нервозности и не начал шмонать с особым усердием. Вот отчего так часто запрет тасуют через близких родственников, которые не подозревают о начинке и ведут себя естественно.

Как правило, случайно обнаружить подобные закладки почти невозможно, в основном, о них уже заранее известно операм. Откуда? Конечно же, от излишней болтливости.

»

Выходные и праздничные дни в СИЗО не любят. В эти дни не хлопают «кормушки», через которые среднестатистический зек общается с внешним миром. Толстые добродушные тетки – вертухайки в камуфляже, похожие на сельских учительниц – не разносят почту и книги из библиотеки.

Не подзывают к «кормяку» за «объ…оном» (обвинительным приговором) мусора из спецчасти. Вертухаи не выкрикивают «слегка», выводя подследственных на допросы и свиданки. Не возят на суды, не водят к врачу, пустуют прогулочные дворики.

Вся привычная тюремная жизнь, так называемая движуха, замирает.

»

С утра в отряде проходил обыск. Из-за того что на улице лил ледяной дождь, нас не стали выгонять из барака, а позволили стоять в проходах. Наблюдая за тем, как инспектора проводят шмон, я подумал, насколько они не брезгливые.

Голыми руками копаются во вшивом постельном белье, перетряхивают грязные трусы и носки, шарят пальцами под стельками провонявшей обуви.

Кстати, такие шакалы потом и руки не моют, а продолжают нести службу, вытирая себе морды, ковыряясь в носу и беря за фильтр сигареты перед прикуриванием. Уж на что мы привычные, но чтобы так!

»

Осужденные, которым по каким-то причинам угрожает на зоне физическая расправа, идут на всевозможные хитрости и уловки, а также жертвы, лишь бы «выломиться» из колонии или камеры следственного изолятора. О том, почему возникают такие ситуации и как выкручиваются ушлые заключенные, расскажем в этом материале.

»

Осень в самом разгаре. Смеркаться начинает рано. На высоком бетонном ограждении СИЗО гирлянда фонарей загорается уже в пять часов вечера. Весь следственный изолятор по периметру обнесен огнями. Они чем-то напоминают мне красные флажки, за которые ступать нельзя. Нельзя под страхом смерти. Я снова, после десятилетнего перерыва, нахожусь под следствием. И пишу эти записки.

»

Несудимые граждане имеют неверное представление о местах лишения свободы, потому что в художественных фильмах про зоны показаны одни и те же штампы.

Якобы зеки ходят в одинаковых робах и ютятся в тесных бараках с двухъярусными шконками. Никто не спорит, так положено по инструкциям. Но в любом правиле и даже законе есть исключения.

В тех же колониях встречаются осужденные, проживающие в очень комфортных условиях. Да в таких, что многие вольные люди обзавидуются.

»

Наблюдал я тут за соседями по бараку и сделал интересные выводы. А может, и неинтересные. Нет, такое точно нужно записать подробно.

Электрозагар

Странное отношение у отдельных граждан к своим родственникам. Можно понять, когда люди хотят казаться лучше перед посторонними. Перед близкими-то зачем «накидывать на себя пух»? Они ведь вас знают как облупленных. Их, в отличие от чужих, не обманешь.

»

Источник: http://www.tyurma.com/zhizn-v-tyurme

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.