Как сидят в колонии поселения

Условия содержания в колониях-поселениях в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации

Как сидят в колонии поселения

Несмотря на кажущуюся многим мягкость условий содержаний в колониях-поселениях, реальная действительность и уголовно-исполнительное законодательство по отношению к данному пенитенциарному учреждению носит несколько иное значение.

Начать стоит с небольшой подводки о том, что действующим законодательством предусмотрено, что мера воздействия на преступника должна быть соизмерима с тяжестью совершённого им преступления. Как на практике они дифференцируются в соотношении преступление/наказание — вопрос спорный и неоднозначный.

Так как многие граждане нашей страны согласны с таким мнением: «За кражу мешка картошки сажают в тюрьму, а за кражу миллиарда рублей отправляют под домашний арест». К сожалению, подтверждение данной теории можно неоднократно встретить в существующей судебной практике, что, конечно же, не может устраивать граждан.

Сложность данных взаимоотношений в некоторой степени и послужила к некой реорганизации в 1963 году исправительного трудового дома, который стоял на «вооружении» и в Советском Союзе, и в РСФСР, в исправительные трудовые колонии-поселения, преобразившиеся в 1997 году в современные колонии-поселения.

А об установленных Уголовно-исполнительным кодексом нашей страны условиях содержания в них и пойдёт речь в настоящей статье.

Условия отбывания наказания в колонии-поселении.

Нормативно-правые положения

Основные положения по рассматриваемой теме, как уже было анонсировано ранее, указаны в Уголовно-исполнительном кодексе РФ в главе 16 в статьях 128 и 129. На основании статьи 128 УИК РФ можно выделить 4 основания помещения заключённых в колонии-поселения:

  • мужчины и женщины, совершившие преступление по неосторожности и ранее не отбывавшие срок за иные деяния;
  • мужчины и женщины, совершившие преступление по неосторожности и ранее уже отбывшие лишение свободы за другие преступления;
  • лица, уже привлекающийся ранее за совершение деяний небольшой и средней тяжести;
  • лица, переведённые из колоний общего и строго режима, имеющие положительные характеристики и отвечающие условиям, указанным в статье 78 УИК РФ, а именно:
    • из общего режима — если осуждёнными, находящимися в облегчённых условиях содержания, отбыто не менее одной четверти срока наказания;
    • из строгого режима – если отбыто осуждёнными не менее одной трети срока наказания; осуждёнными, ранее условно-досрочно освобождавшимися от отбывания лишения свободы и совершившими новые преступления в период оставшейся неотбытой части наказания, — по отбытии не менее половины срока наказания, а осуждёнными за совершение особо тяжких преступлений — по отбытии не менее двух третей срока наказания.

Предусмотренные условия не ограничиваются вышеперечисленными моментами, так как, кроме данных характеризующих особенностей отдельно взятого заключённого-кандидата, он не соответствует следующим критериям:

  • наказание отбывается за совершение особо опасного рецидива;
  • лица, которые ранее были осуждены на пожизненный срок, но получили помилование и ограниченный срок лишения свободы, это же относится к тем, кому смертная казнь была заменена на содержание в исправительном учреждении (сейчас не применимо из-за действующего моратория на смертную казнь);
  • лица, не предоставившие письменного согласия на данный перевод из одного учреждение в другое;
  • лица, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа.

Стоит ещё раз отметить, что, несмотря на кажущуюся простоту и мягкость отбытия наказания в колонии-поселения, реальные условия содержания и действительность отличаются от того, что будет пояснено ниже, а это обязательно необходимо учитывать.

Условия содержания

Итак, в силу того, что лица, направляемые в рассматриваемые учреждения, какие-никакие, но преступники, территориальное месторасположение колонии-поселения (далее К-П) должно хотя бы минимальным образом ограничивать их контакт с гражданским населением.

Поэтому Федеральная Служба Исполнения Наказания Российской Федерации зачастую размещает «К-П» в некотором удалении от городов, преимущественно в лесистой местности в северных и восточных регионах России.

Не делая из этого особого секрета, стоит отметить, что основной функционал, выполняемый заключённым, обуславливается участием добывающей промышленности (например, деревообрабатывающая отрасль), которая в удалённых регионах нашей страны крайне нуждается в рабочей силе, в том числе в данном случае являющейся дешёвой рабочей силой. В связи с этим можно уже представить общие условия в колониях-поселениях и «лёгкость» пребывания в них для заключённых.

Возвращаясь к положениям Уголовно-исполнительного Кодекса РФ, следует обратиться к статье 129, в которой предоставлены пояснения по основным особенностям режимов, предусмотренных для «поселенцев», а именно:

  • отсутствие охраны, но наличие надзорной администрации;
  • свободное перемещение в пределах границ поселения в часы от подъёма до отбоя;
  • свободное перемещение и в необозначенных пределах, но внутри отдельно взятого муниципального образования с соответствующего разрешения администрации;
  • неограниченное право пользования личными денежными средствами;
  • возможность ношения гражданской одежды;
  • осуждённый при желании может обучаться в заочной форме в учебных учреждениях в территориальных границах субъекта;
  • неограниченное количество свиданий и получаемых посылок, бандеролей и иной незапрещённой корреспонденции;
  • проживание в общежитии;
  • при одобрении администрации заключённый, имеющий семью, вправе перевести своих близких на арендованную жилищную площадь в пределах муниципального образования;
  • наличие полномочий надзорной администрации провести без предупредительный обыск в помещении, где проживает осуждённый;
  • при выявлении нарушений в части хранения запрещённых веществ и предметов со стороны администрации может исходить ходатайство о переводе нарушителя в исправительную колонию.

Что касается режимов содержания, то они условно разделены на два вида, что предусматривает статья 128 УИК РФ, это разделение между собой лиц, которые ранее совершали противоправные деяния и получили за это соответствующее наказания, от лиц, впервые оказавшихся в данной ситуации.

Кроме того, существует негласное разделение между собой пособников по различным колониям-поселениям, по вполне понятным причинам.

По сути, на этом и заканчиваются регламентированные особенности рассматриваемой статьи, и всё остальное зависит уже от администрации каждой «К-П», от уровня их коррумпированности, и уровня законопослушности всех участников коррекционного процесса.

Заключение

Если рассматривать приведённые выше условия с точки зрения обычной жизни, то предусмотренная в данных учреждениях форма жизнедеятельности в первую очередь характеризуется желанием органа исполнительной системы обеспечить соблюдение необходимой трудовой повинности и не допустить антисоциального поведения и любого нарушения действующего законодательства. Что, определённо, похвально, но в действительности работает далеко не всегда.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/mesta/chto-takoe-koloniya-poseleniya.html

Особенности режима и условия содержания осуждённых в колонии-поселения России

Как сидят в колонии поселения

Колонии-поселения в России являются одним из видов наказания для людей, совершивших преступные деяния. Ещё в далёком 1924 году в молодой Советской Республике были законодательно оформлены переходные исправительно-трудовые дома (ПИТД).

Именно ПИТД и были призваны определить в условиях ограниченного режима свободы, насколько действенными были меры по исправлению осуждённых.

Опираясь на опыт работы переходных исправительно-трудовых домов, 26 июня 1963 года Указом Президиума Верховного Совета были созданы исправительно-трудовые колонии-поселения, которые в 1997 году были переименованы в колонии-поселения.

  • Колонии-поселение, что это такое?
  • Кто направляется в колонии-поселения
  • Процедура перевода
  • Особенность содержания в колонии-поселения
  • Работа и учёба в колонии-поселения

Колонии-поселение, что это такое?

[rek_custom1]На территории России колонии-поселения находятся главным образом в лесных восточных и северных районах. В них отсутствуют признаки мест лишения свободы как таковых. Существует их два вида:

  1. Для лиц, совершивших преступное деяние по неосторожности, деяние которых квалифицируется как преступление средней или небольшой степени тяжести, со сроком отбывания наказания не более пяти лет.
  2. Для лиц, переведённых из исправительных учреждений строгого или общего режима заслуживших своим примерным поведением возможности смягчения наказания.

Колонии-поселения являются учреждениями открытого типа, в которых отсутствует вооружённая охрана, не устанавливаются защитные решётки на окнах, нет запоров на дверях.

Отбывание осуждённых разрешено как внутри жилищной зоны, так и в пределах определённых границ, установленных администрацией учреждения.

С территорией, разрешённой для свободного передвижения, все новые осуждённые обязаны быть ознакомлены под подпись руководством исправительного учреждения.

Ограждение колонии-поселения также отсутствует. Оно сооружается только в населённых пунктах, причём совсем непохоже на ограждение охраняемых исправительных объектов, а только лишь предназначено для выделения территории жилой зоны и имеет контрольно-пропускной пункт.

Основной целью создания колоний-поселений является исправление осуждённых с возможностью избежать последствий, вызванных изоляцией от общества. И хотя указом колонии-поселения отнесены к исправительным учреждениям, условия отбывания наказания и социальная структура показывают, что жизнь в колониях такого типа является лишь альтернативой лишения свободы.

Кто направляется в колонии-поселения

Отбывание наказания в колонии-поселении назначается:

  • Лицам, совершившим преступления по неосторожности. При этом не учитывается, был ли осуждённый ранее судим и какой степени тяжести совершил деяние. А также лицам, наказанным по решению суда за умышленные преступления средней и небольшой степени тяжести.
  • Осуждённым, которые были направлены из учреждений строгого и обычного режимов за примерное поведение.

Перевод лиц, находящихся в колониях строгого и обычного режимов, в колонии-поселения возможен только на основании постановления суда.

Процедура перевода

Для того чтобы подать прошение о переводе осуждённого из колонии обычного режима в колонию-поселения, осуждённый должен отбыть 25% срока наказания. При этом должны соблюдаться условия:

  • Наличие благодарностей со стороны администрации колонии. Полное отсутствие случаев нарушения дисциплины.
  • Добросовестное выполнение трудовых обязанностей и трудовой дисциплины. Желание и склонность к обучению.
  • Активное участие в социальной жизни этого исправительного заведения.
  • Отсутствие конфликтных ситуаций с другими осуждёнными этой колонии и с её администрацией.
  • И, конечно, личное согласие заключённого на изменение дальнейшего места отбывания наказания.

При хорошей характеристике, осуждённые из мест заключения строгого режима, могут подать прошение о переводе в колонии-поселения после отбытия одной третьей срока, назначенного приговором органа правосудия.

Осуждённые, которые были освобождены ранее условно-досрочно, но всё же совершили новое преступление во время оставшейся части наказания, могут просить ходатайства администрации после отбытия 50% срока наказания.

Лица, совершившие особо тяжкие преступления, могут претендовать на перевод в колонии-поселения только отбыв две третьих срока наказания.

С помощью своего адвоката осуждённый подаёт прошение в суд для изменения места отбывания наказания. Ходатайство в судебные органы передаётся администрацией учреждения, одновременно, предоставив характеристику, которая показывает:

  • Отношение осуждённого к работе.
  • Соблюдение им дисциплины и распорядка дня.
  • Отношение осуждённым к преступлению, которое он совершил.
  • Данные о полном или частичном погашении ущерба, если таковой существовал.

В ряде случаев прошение об изменении места пребывания не принимается:

  • Если было совершено повторное преступное действие особой тяжести.
  • От лиц, осуждённых на пожизненный срок заключения.
  • А также от лиц, которые получили смягчение приговора по амнистии и отбывают конкретный срок наказания, вместо пожизненного.
  • От заключённых, которым требуется специализированное лечение в госпитале.

Особенность содержания в колонии-поселения

[rek_custom2] Условия нахождения в колонии-поселения существенно отличаются от условий, характерных для исправительных учреждений иных видов. Осуждённые могут иметь при себе ценные вещи, фото, деньги, которые разрешается расходовать без каких-либо ограничений.

Хотя, всё же существует перечень предметов, запрещённых к использованию в исправительных учреждениях. Запрещённые предметы при обнаружении изымаются, а владелец может быть привлечён к дисциплинарной ответственности. Разрешается одеваться в гражданскую одежду, кроме форменной.

Для осуждённых, живущих в колонии-поселении, нет ограничений на получение передач, бандеролей, посылок.

Поскольку заключённые могут находиться и вне территории жилой зоны, необходимость в краткосрочных свиданиях отпадает. Продолжительность и периодичность длительных свиданий устанавливается руководством учреждения исходя из ограниченных размеров помещений, в которых осуждённые могут проживать с лицами, прибывшими на свидание.

Проживают осуждённые в общежитиях, которые расположены на территории жилой зоны. Планировка общежитий похожа на места проживания в других типах исправительных учреждений, но здесь могут дополнительно устраиваться индивидуальные помещения для приёма и приготовления пищи.

Отличительной чертой колонии-поселения является возможность отбывания осуждённым и с их семьями на арендуемой или собственной жилой площади за пределами границ учреждения.

Такое разрешение оформляется приказом начальника колонии-поселения и предоставляется только положительно характеризующимся заключённым, которые вызывают доверие администрации.

При переселении одного из супругов в другую местность, разрешение на проживание вне общежития прекращает своё действие.

Контроль поведения осуждённых вне жилой зоны осуществляется необходимостью их являться в учреждение для регистрации. Периодичность регистрации устанавливает начальник колонии, но на более четырёх раз в месяц.

Администрация учреждения имеет право посещать жилые помещения осуждённых в любое время, вне зависимости от места их проживания. Только вот посещение лиц, проживающих с семьёй вне зоны учреждения, возможно, с разрешения членов семьи осуждённого.

Закон гласит, что осуждённые в колонии-поселении получают медицинскую помощь в лечебных заведениях на условиях равных с другими гражданами России. Если возможность лечения в системе государственных медицинских учреждений отсутствует, то разрешается помещение осуждённых в больницы уголовно-исправительной системы обязательно с их согласия.

Заключённые, которые признаны злостными нарушителями определённого порядка наказания, могут быть решением судебных органов переведены в исправительные колонии более строгого режима содержания. Осуждённые, которые были переведены из учреждений более строгого режима, возвращаются обратно. Перевод их может осуществляться не именно в то учреждение, откуда прибыл осуждённый, а в близлежащее.

Работа и учёба в колонии-поселения

[rek_custom3] Принципом в программе исправления осуждённых является их трудовая деятельность, которая, вне зависимости от наличия средств на существование, считается обязательной.

Согласно законодательству каждый заключённый имеет право на труд. Только вот приём на работу, перевод на другую работу и увольнение регулируется администрацией учреждения.

Рабочий день может продолжаться не более восьми часов в сутки.

Для работающих осуждённых, гарантированно обязательное государственное социальное страхование, а женщины получают пособие по беременности и родам.

Причём пособия для женщин выплачиваются независимо от выполнения ими трудовых обязанностей. Кроме того, осуждённым выплачивается пособие по уходу за ребёнком до исполнения ему возраста полтора года.

Такое пособие получают лица фактически занимающиеся уходом за ребёнком, т. е. мать или отец.

Если осуждённые не работают по независящим от них причинам, они всё равно обеспечиваются содержанием по установленным нормам. Обеспечение жизни происходит за счёт сметы колонии-поселения.

Администрацией исправительного учреждения также приветствуется повышение заключёнными своего образовательного уровня.

Осуждённые из колонии-поселения могут обучаться в высших и средних учебных заведениях по заочной форме обучения, в отличие от заключённых других видов содержания, которые могут обучаться только дистанционно.

Образовательные заведения должны располагаться на территории административного деления, где находится исправительное учреждение.

Как видим, колонии-поселения, являясь исправительным учреждением для лиц, совершивших преступные деяния, одновременно и поставляют дешёвую рабочую силу в основном для добывающей промышленности нашей Родины.

[rek_bottom]

Источник: https://pravovik.guru/ugolovnoe-pravo/usloviya-soderzhaniya-osuzhdyonnyh-v-kolonii-poseleniya.html

Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

Как сидят в колонии поселения

Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

Колония поселения

В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

Колония общего режима

В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

Колония строгого режима

За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

Тюрьмы

В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

Тюремный порядок

Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

Тюремный режим

Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
 

Тюремные харчи

В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

На кухне колоний работают те же арестанты.

Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

Тюремное производство

В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

Тюремные рекорды бюджета

Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

В дальнейшем мы продолжим эту тему.

Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

Колония-поселение. Опыт Алексея Козлова

Как сидят в колонии поселения

Колонии-поселения

Бытуют два противоречащих друг другу заблуждения относительно колонии-поселения. Эти заблуждения свойственны и правозащитникам, и родственникам заключенных, и вообще большому количеству людей.

Первое заблуждение состоит в том, что колония-поселение сродни концлагерю, где вас заставляют трудиться 7 дней в неделю по 12 часов без выходных в крайне ужасных условиях. Соответственно, это гораздо хуже, чем колония общего режима.  Следовательно, вам нужно сделать все, чтобы перевестись в колонию общего режима, где вы сможете спокойно лежать на шконке и ничего не делать.

Заблуждение второе: колония-поселение это такой рай, где ты можешь свободно передвигаться, ходить в свободной одежде, жить с женой, иметь в кармане сколько угодно денег, ходить в магазины и плевать на все.

Как обычно, правда лежит где-то посередине. Она состоит  в том, что людей, которые отбывают наказание в колонии-поселении, действительно стараются эксплуатировать, но само пребывание в колонии-поселении обладает своими преимуществами.

Я отбывал наказание в нескольких колониях-поселениях — как на Урале, где действительно условия достаточно жёсткие, так и в центральной России, где бытовые условия хорошие, при этом достаточно сложно с соблюдением прав заключенных, в том числе на УДО.

На Урале тяжесть работы напрямую связана с возможностью осужденного уйти по УДО; УДО практически 100 процентов в случае, если вы работаете качественно и без нарушений. И это – очень большой плюс таких колонии-поселений.

Особенно, если заключенный получил колонию-поселение не в виде основного наказания с самого начала, а переведясь в колонию-поселение с общего режима, имея большой срок. Уйти по УДО с колонии-поселении уральского типа намного проще.

При этом можно уйти, оставив большое количество лет, то есть задолго до окончания срока. И в этом состоит большое отличие колонии-поселения от обычной колонии общего или строго режимов. (Примечание ТК: так обстояли дела в 2010—2014 годах, потом ситуация изменилась в худшую сторону, однако в  некоторых КП дело обстоит по-прежнему).

Работы в колонии-поселении бывают разные. Не обязательно валить лес. Есть много других работ. Если человек смышленый, он найдет себе другую работу. Например, делать ремонты в домах или квартирах, что намного лучше, чем валить лес.

С одной из таких уральских колоний-поселений связана одна интересная история. Я попал в колонию-поселение в Пермском крае. Начальник моей колонии был человеком очень твердым. У него была принципиальная позиция по поводу работы в колонии и по поводу УДО.

Он всегда говорил: «Вы можете договариваться с кем угодно: с судом, с адвокатом. Давать им деньги. Но если я не поддержу ваше ходатайство об условно-досрочном освобождении, то УДО не будет, если же поддержу – вы уйдете по УДО». Он выполнял это правила железно.

Был интересный эпизод, когда в результате перережимки с колонии строгого режима приехали двое довольно авторитетных людей. В колонии работали все. Но эти люди в силу своего положения в криминальном мире не могли работать, как все.

Поэтому они пришли поговорить об этом к начальнику, который сказал им, что здесь всем надо трудиться. Правила для всех одинаковы. «Но у нас же понятия. Мы не можем работать», — убеждали они начальника.

«Тогда вы просто уедете обратно в колонию строго режим», – отвечал им на это начальник.

Но эти ребята были смышленые и постарались найти выход из положения. Подумав, они сказали начальнику: «Дайте нам задание, мы что-то готовы делать, но вот реально работать, как все, мы не готовы». Начальник пошел им навстречу, придумав, как можно применить их энергию и авторитет среди заключенных.

Предложение начальника было необычным: «У нас есть дальняя заимка. Там сидят наши лесорубы, которые не выполняют план уже три месяца. Я вас туда отправлю. Хотите книжки читайте, хотите рыбу ловите, хотите еще что-то, но если план будет выполнен, то вы получите УДО через три месяца». Они согласились, и уже через полгода освободились по УДО – на пять лет раньше назначенного срока!

Самое интересное, что они не применяли никакого физического насилия в отношении своих подопечных лесорубов. Да это было и невозможно физически. Пару крепких и даже авторитетных ребят не могут справиться с двумя десятками вооруженных топорами мужиков.

Видимо, они использовали силу своего авторитета и какие-то иные методы убеждения. Например, они могли греть своих подопечных насущным и продуктами питания. Возможно и то, что заключенные просто не хотели с ними связываться, опасаясь за судьбу своих родных и близких на свободе. Ведь у этих авторитетных парней вполне могли быть сообщники на воле.

Так или иначе, но план работы был выполнен, а те, кто помогал его выполнить, вышли на свободу намного раньше установленного срока.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/kolonija-poselenie-opyt-alekseja-kozlova/

Как отбывают наказание в колонии-поселении

Как сидят в колонии поселения
stabbutВчера вернулись из колонии-поселения и эта картина стоит того, чтобы о ней расказать. Дабы не подставлять людей (как сидящих там, так и охраняющих), под карающую длань беспощадного ФСИНа, ни фотографий, ни точных целеуказаний тут не будет.

Медвежий угол

Посреди России находится бывший военный городок, – кирпичные казармы, здания клуба и штаба, солдатская чайная и плац с бюстом Ленина на высоком постаменте.

Вид у этого хозяйства не заброшенный, но унылый, потому что живут тут на огромную территорию человек тридцать осужденных (примерно пополам – мужчин и женщин), и еще примерно столько же сотрудников их охраняет. На въезде – одинокий КПП и шлагбаум, который функционирует в режиме самообслуживания.

В таких местах нужно снимать фильмы про нашествие зомби.Учреждение находится в медвежьем углу. В советские времена тут был армейский кластер, сейчас работы нет. На фоне местных жителей выделяется бизнесменша, организовавшая несколько лет назад сбор и продажу яблок. Сейчас она ездит на “Кайене”, за что ее ненавидят и проклинают.

Ничего плохого от нее люди не видели, но как сказал поэт, – “у них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает”. В городе есть шиномонтаж, ближайшая заправка в тридцати километрах. Еще есть магазин, в который раз в неделю привозят колонистов за продуктами.

это событие называется “уголовники жируют” и давно стало привычной частью пейзажа. Подробности закупок и, – временами, – невероятные для местных суммы затрат становятся предметом для обсуждения: “наворовали, так чего ж так не сидеть-то”.

Контингент без “понятий”

Правила тут соблюдаются. Мы к нужному человеку из числа “контингента” приехали втроем, на свидание попали только двое – в полном соответствии с инструкцией. Соответственно, оба были тщательно проверены на предмет запретов. И это нормально и правильно. Ненормально тут другое – полное отсутствие здравого смысла.

Не знаю, что бы тут снял Тарковский, но просто так он бы отсюда не уехал. И осужденные и охранники располагаются в здании бывшего штаба. Одни тут живут, вторые – несут службу. Периметра и “колючки” нет, но передвигаться осужденным можно только вокруг клумбы у входа.

Пройти хотя бы на метр дальше нельзя – нарушение, едва ли не приравненное к побегу. По бумагам все трудоустроены, но работы практически нет.Нужно сказать, что никаких “неформальных проявлений”, характерных для лагерей любого режима, тут нет в принципе.

Приезжая сюда из лагеря, осужденный оставляет там все, что имеет отношение к его неформальному статусу и образу жизни. Если попадает в лагерь обратно (например, за серьезное нарушение), то возвращается в прежнюю среду на прежних правах. Телефоном и других запретов тоже практически нет.

Нарушения караются строго – за пару лет примерно половина контингента вернулась в лагеря, – кто за пьянку, кто за телефон.

Баллада о лесопилке

Сюда регулярно с перережима приезжает кто-то, готовый что-то изменить. Воодушевленный еще одним шагом к свободе и готовый свернуть горы. После двухнедельного карантина он идет к местному начальнику и начинает предлагать варианты. Начальник тихо грустит и предлагает просто “купить корм для кур, а там посмотрим”.

Корм для кур – это важно, потому что у начальника есть план по сдаче яиц, но денег на содержание птичника нет. Поэтому куры дохнут, а начальство в печали. Летом птица кормится подножным кормом, ближе к осни начинают искать лоха, который купит хоть что-то.

Лоха, – потому что никакого ответного жеста этому человеку не будет, – даже строго в рамках закона (хотя все подобные возможности у начальника формально есть). Стоит кому-нибудь из вновь прибывших поинтересоваться, как гипотетическая покупка корма отразится на его арестантской судьбе, начальник грустнеет и называет собеседника “сволочью, развалившей Советский Союз”.

Логики в этих словах никто давно не ищет.Нужно признать, что вот такие инициативные арестанты сломали начальнику жизнь. Лет пять назад один активный сиделец организовал тут лесопилку. Пока он ей занимался сам, было все хорошо, потому что сырье закупали.

Потом человек освободился и начальник вмешался в производство – приказал организовать вырубку близлежащего леса силами контингента. Местные лесники сильно удивились и обратились в компетентные органы. Сейчас начальник ждет приговора и надеется на амнистию. От должности он при этом не отстранен, лесопилка ржавеет, немногие пережившие холода куры отъедаются на вольном корму.

Провожавший нас сотрудник безнадежно и уныло, просто “на всякий случай, а вдруг”  поинтересовался: “а вы нам комбикорм не купите? Вот машина у вас какая дорогая… А то не ровен час, в жизни все бывает, попадете к нам, ну а мы тогда примем со всей душой, а то куры вот по осени опять дохнуть начнут.”

stabbutСегодня был в Мосгорсуде, слушалась апелляция на решение суда об отказе в УДО. Там перед заседанием есть такая процедура – секретарь выходит и уточняет, все ли участники на месте. Получив от очередного адвоката подтверждение, предупреждает: “далеко не уходите, вашего уже доставили”. Это – если личное присутствие, а не видеоконференция с соответствующим СИЗО.И подумалось мне, что практически никто, кроме самих сидельцев, не видит эту процедуру с другой стороны. Так сказать, не парадной.

Все начинается с вечера. Продольный откроет “кормушку” (маленькая дверца в двери камеры) и объявит “судовых”, – тех, кого на следующий день вывезут в суд. Из камеры их выведут часов в семь утра. Сначала им предстоит ожидание в одной или двух (в зависимости от СИЗО) “сборках”, – камерах для временного размещения.

Люди там стоят зачастую, как в метро в час пик (или как сельди в бочке – кому что нравится). Почти все при этом курят. Но утреннее ожидание недолгое – не больше часа или полутора. Постепенно подсудимых рассаживают по автозакам, – в зависимости от маршрута, который определяется “остановками” – несколькоми районными судами, расположенными по ходу следования.

Мосгорсуд – это одна из таких остановок. Вечером маршрут повторяется в обратном направлении и часам к семи вечера (если повезло) или к одиннадцати (если не повезло) “судовые” оказываются снова на “сборках” в своих СИЗО. Обстановка еще более “уплотненная”, чем утром, и в этот раз ждут они значительно дольше. В камеру могут попасть и к двенадцати ночи и даже к часу.

Тем, у кого несколько судебных заседаний в неделю, это очень тяжело физически. Тем более, что камеры в Мосгорсуде неудобные – размером с, извините, туалетную кабинку хорошего ретсорана. Сидеть можно, лежать уже – только свернувшись калачиком, Обычно там сидят по двое, что ситуацию усугубляет. Но суд первой инстанции в Мосгоре – явление нечастое.

как правило, сюда едут на апелляцию, после которой приговор вступает в законную силу и привет, – этап и лагерь.

И вот почему-то именно в Мосгорсуде происходят какие-то абсолютно кинематографические ситуаци с арестантами и теми, кто их охраняет.

Из автозака арестанты проходят в небольшое помещение на обыск и уже потом – по камерам, ждать суда. Заходит на шмон молодой парень, на вид – лет семнадцать-восемнадцать.

И происходит у него с принимающим “контингент” сержантом такой разговор:

Арестант: Иванов Иван Иванович

Сержант:  Вот, есть Иванов. Откуда?
Арестант: Я с “Кошкиного дома” (отдельно стоящее здание на Бутырке – местная “дурка”).
Сержант:  Ясно, так, статья… ого, сто пятая! Это ты кого убил-то?
Арестант: Однокласника.
Сержант (оживленно): Списать не дал?
Арестант: Не, сестру изнасиловал.
Сержант (задумчиво): Ну, может и правильно тогда… А что это еще вот статья тут у тебя – вещички что-ли прихватил?
Арестант: Мы с другом когда его зарезали, взяли что в квартире было, – что добру пропадать.
Сержант (нравоучительно): А вот это зря. Неправильно это – вещи брать! Не пойму я нынешнюю молодежь, мы вот такими не были… Ладно, проходи. Следующий!Не менее интересно бывает в автозаке, стоящем около Мосгорсуда. Ожидание это может быть долгим и ситуации там происходят разные. Например, однажды в одно отделение автозака завели человекдесять мужчин, в другом поместили единственную женщину, также обитательницу “Кошкиного дома”. Потом выяснилось, что ей под тридцать, зовут Полиной, сидит за покушение на убийство. Понятно, что такое соседство провоцирует общение и с ей начинает разговор дагестанец (нагловатый и дерзкий, из тех, кто считает себя будущей звездой криминального мира, не иначе) лет двадцати:

Дагестанец: Слушай! Как тебя зовут? Привет, да!

Полина: Добрый вечер.
Дагестанец:Такой голос у тебя красивый, давай дружить!
Полина: А вам сколько лет, молодой человек?
Дагестанец: Зачем так строго?  Мне двадцать лет, да?
Полина: А мне тридцать с лишним (тут в ее голосе начинает прорезываться явная ирония)
Дагестанец: За что сидишь? Какая беда? (Часто так и говорят – “какая беда”,подразумевая статью УК).
Полина: Сто пятая. (Убийство).
Дагестанец: Серьёзно… (Про свою статью дагестанец при этом не говорит, понимая, что хвастаться “отжатым” у школьника телефоном не стоит. Но и разговор продолжать надо, поэтому он резко меняет тему).
Дагестанец: Слушай, а как вы там сидите, что делаете?
Полина: Нормально сидим, также как и вы.
Дагестанец: А говорят, вам морковку только тертую можно в передачах передавать! (Юный горец в восторге от своего остроумия).
Полина: Глупости это. Хотя из мужских хат нам морковку присылают, в шутку.
Дагестанец: А вы что?
Полина: Мы баранки по дороге в ответ шлем.
Дагестанец: О, так у вас и дороги есть? (Дагестанец явно удивлён – дорога это один из обязательных атрибутов “порядочной хаты”).
Полина: Конечно есть, я вот на дороге стою.
Дагестанец: Но смотрящего за хатой у вас нету? (Для дагестанца уже дело принципа найти какую-нибудь неполноценность в женском тюремном сообществе.)
Полина: Нету, у нас это называется “старшая”.
Дагестанец: Да, вот заехать бы к вам на недельку, навести порядок, чтобы все по правильному (горец искренне считает себя при этом настолько опытным и знающим сидельцем, что и вправду готов учить других “арестантской жизни”).
Полина: А вот это да, это нам нужно очень. Мы же на самом деле курицы глупые.
Дагестанец (довольно поддакивает): Да, курицы глупые!
Полина: Так что порядок в нашем курятнике может навести только настоящий петух.Дальше раздается громовой хохот. Беседу слушали очень внимательно и теперь над дагестанцем смеются все, включая конвой. Горец, весь красный, пытается что-то сказать, открывая рот как рыба, но его не слышно…

К этому моменту судьи, адвокаты и все прочие обитатели Мосгорсуда давно разъехались по домам. Конвой и сидельцев ждут московские пробки. Ну а по прибытии в СИЗО и их дороги разойдутся.

Page 3

|

stabbutВ 1996 году “Кока-Кола” подготовила солидный пресс-кит о развитии в России. Проблема была в том, что тексты сначала писали по-английски, а потом переводили на русский. И открыв материалы, наши журналисты прочитали следующее:

“В ближайших планах компании – сосредоточить весь бизнес под одной крышей в Солнцево”. В 1996 году это был очень жизненный план:))

Источник: https://stabbut.livejournal.com/16514.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.