Как проходят свидания в колонии поселения

Связь между мужчинами и женщинами, отбывающими наказание в колониях-поселениях РФ, признали их конституционным правом

Как проходят свидания в колонии поселения

Теперь эти граждане имеют право не только говорить и думать “про это”. Теперь им не надо искать соития – когда и где представится случай. Теперь “этим” можно заниматься вполне легально, не спрашивая разрешения у администрации колонии. Об этом пишет СП.

Такое решение от имени Российской Федерации вынесла судья Магаданского городского суда Мирошниченко С.Л. по гражданскому делу № 2-315/2011.

Василий Н. отбывал наказание в колонии-поселении недолго. Всего два года. За хищения в особо крупном размере. Работал охранником в поселковом магазине. В колонии появлялся редко. Красивая, ухоженная жена навещала его часто. Поэтому на жизнь колонистов смотрел как бы со стороны. Она ему чем-то напоминала пионерлагерь. Даже в сфере интимных отношений.

— Там любая коряга – желанна. Мужиков же в разы больше, вот она и накормлена, и напоена, а если еще и забеременеет, то освобождается по УДО (условно-досрочному). Опять же жильем ее на воле должны обеспечить.

Причем в нашей колонии, они все были уже лишены родительских прав. Конечно, все контакты известны администрации.

Не всем везет там вести регулярную половую жизнь,– рассказывает магаданский адвокат Алексей Суханов.

Его клиенты, в отличие от коррупционера Василия, такими счастливцами не были. К защитнику они обратились с жалобой. Дескать, в колонии-поселении, некоторым осужденным мужчинам и женщинам было разрешено, нечто большее, чем носить гражданское платье.

С разрешения администрации колонии они могли беспрепятственно вступать в интимные отношения между собой. Но не всем. Вот и стало остальным невмоготу терпеть подобную несправедливость.

Ведь если они уступят природе, то тогда придется “поступиться принципами” – “стучать”, проще говоря.

Адвокат написал, жалобу о нарушении режима в областную прокуратуру и в Федеральную службу исполнения наказаний.

Ему ответили, что вступление в половые связи осужденными в колониях-поселениях – конституционное право, людей содержащихся в подобных местах. А зам. директора департамента Минюста Вадим Федоров в ответе № 04-10627от 25.02.2011г.

пояснил, что “законодательством не установлено, что осужденные мужчины и осужденные женщины должны проживать в разных общежитиях”.

Алексей Суханов обращается в Магаданский областной суд, указывая в своем заявлении, что из исправительного учреждения сделали публичный дом. Судья, вынося решение, пояснила, что “действующее уголовно-исполнительное законодательство не содержит запрета на интимные отношения осужденных разных полов. Поэтому осужденные разных полов вправе вступать в половые связи в колониях-поселениях”.

Теперь Алексей Суханов требует от руководства УФСИНа обеспечить конституционное право граждан, отбывающих наказание в исправительных колониях-поселениях, на всей территории Российской Федерации.

СП: — В соответствии с законом Решение Магаданского суда можно назвать прецедентным?

— В какой-то мере да. Поскольку подлежит неукоснительному исполнению начальниками колоний-поселений на всей территории России. Оно приобрело силу закона, и обязанность его реализации лежит на руководстве Минюста и ФСИН.

Им необходимо теперь обеспечить возможность вступления осужденными разных полов в половую связь в человеческих условиях. Это значит, что в жилых зонах колоний должны быть специализированные помещения для вступления осужденных в половые связи между собой.

У меня есть ответ начальника магаданского управления ФСИН полковника Кирюшина Г.В., в котором тот пишет, что, если суд его обяжет выполнять такое решение, то он его выполнит.

СП: — И как теперь осужденным можно реализовать свое такое конституционное право?

— Надо обратиться с заявлением к начальнику колонии, в котором указать: “прошу предоставить мне возможность вступить в половую связь с осужденным (обязательно другого пола)”. Если руководитель колонии откажет, то тогда обратиться к директору ФСИН, с просьбой наложить на начальника дисциплинарное взыскание.

Не забыть в следственный комитет – о привлечении его к уголовной ответственности по ст.

315 УК РФ за злостное неисполнение судебного решения и, заплатив госпошлину в суд, со ссылкой на это решение суда просить обязать начальника колонии реализовать право каждого осужденного на вступление в половую связь с осужденным другого пола.

Судам деваться будет некуда – решение судьи Мирошниченко надо исполнять, поэтому суд обяжет руководство ФСИН и колоний создавать условия для вступления осужденных разных полов в интимные отношения в колониях-поселениях. Мне тоже очень любопытно, как они его будут реализовывать в масштабах страны. Дикость какая-то.

СП: — На чьи деньги?

— Для организации деятельности колоний-поселений выделяются средства из федерального бюджета.

Получается парадокс: попробуй законопослушный гражданин получи квартиру? Тут люди на пропитание не всегда могут заработать, а осужденным в колониях-поселениях создают рабочие места, их кормят, одевают, охраняют (в т.ч. и от самих себя).

Еще и дали возможность свободно вступать в половые связи между собой, т.е. создали такие санаторные условия, при которых, и освобождаться в неизвестность, мало кому захочется. Когда россияне узнают об этом, они сотнями будут совершать преступления и рваться в колонии-поселении.

СП:- Нет большого секрета в том, что в колониях отбывают наказания люди, так сказать из “зоны риска”.

— Конечно, там и больные туберкулезом, наркоманы, хронические алкоголики, проститутки, гепатитчики. Значительная часть из них до осуждения ведет асоциальный образ жизни. Крайне необходимо проводить регулярные медосмотры для выявления заболеваний, передающихся половым путем и ранних сроков беременности (в т.ч.

для согласования с муниципалитетом выделения квартир), установить очередность. Это все входит в понятие нормы положенности. Только непонятно, как они будут эту самую норму высчитывать, если осужденные будут обращаться к ним с заявлениями. Я вообще считал, что будет наказан какой-нибудь исполнитель., а они вон как решили. Вот и пусть выкручиваются – решение суда вступило в законную силу.

А российские налогоплательщики должны знать, как власти тратят их деньги.

Источник: https://www.amic.ru/news/228336/

Как осужденные в колониях далеко от дома теряют связь с семьей и шанс на возвращение в общество

Как проходят свидания в колонии поселения

Больше половины российских заключенных совершили преступление не впервые, многие возвращаются в места лишения свободы вновь и вновь. Криминология называет поддержку со стороны близких осужденных одним из ключевых факторов предотвращения рецидива преступления. Исследования показывают, что регулярные свидания с родными снижают вероятность рецидива.

В России поддержка заключенных со стороны их близких затруднена размерами страны и сложной системой исправительных учреждений. Многих заключенных отправляют отбывать наказание далеко от места жительства их родных и друзей. И чем дальше родственникам ехать до исправительного учреждения, тем реже проходят свидания.

Осужденные женской исправительной колонии Станислав Красильников/ТАСС

Как расстояние мешает заключенным увидеться с родными

По закону осужденные должны отбывать наказание в регионе, в котором они проживали или были осуждены. Если в этих регионах нет учреждений назначенного судом режима, осужденных отправляют в другой субъект.

С сентября 2020 года вступают в силу поправки к Уголовно-исполнительному кодексу, согласно которым заключенные будут отбывать наказание в соседнем регионе или как можно ближе к месту проживания их родственников.

Однако ФСИН не всегда может соблюсти это требование из-за сложившейся географии исправительных учреждений.

Пенитенциарные учреждения России распределены по территории страны неравномерно. Тюремная география России предполагает наличие крупных городов-доноров, отправляющих своих осужденных в регионы-реципиенты, где сконцентрированы исправительные учреждения.

Больше всего от такой системы распределения страдают малочисленные группы заключенных. Зачастую в регионе может не оказаться исправительного учреждения для женщин и несовершеннолетних, также может не быть колонии-поселения, колонии особого режима, тюрьмы и лечебно-исправительного учреждения. Поэтому осужденных отправляют отбывать наказание далеко от дома.

Адвокат из Владимира Максим Никонов рассказал, что во Владимирской области есть все режимы содержания, кроме колоний для пожизненно осужденных, поэтому его подзащитных далеко не отправляют. Однако даже внутри региона расстояние между исправительным учреждением и местом жительства родственников может мешать частым посещениям.

Бывший осужденный Виктор* отбывал наказание в воспитательной колонии, а затем в колонии общего режима Приволжского федерального округа с 2008 по 2015 год. Он рассказал, что, хотя находился в соседнем городе, его родные испытывали трудности, навещая его: «У нас машины нет, как бы. Все на себе тащить [продукты для передачи], там маршрутки, автобусы, это все физически было достаточно тяжело».

По словам адвоката Максима Никонова, на практике, чтобы попросить о переводе ближе к месту жительства родных, осужденный пишет заявление на имя начальника учреждения, в котором он находится. Родственник может написать заявление в местное управление ФСИН.

В заявлениях на перевод нужно делать упор на то, что это упростит родным осужденного поездки на свидания и позволит сохранить социальные связи. В практике адвоката такие заявления действительно приводили к тому, что осужденного оставили отбывать наказание в городе, где живет его семья.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных, а для сотрудников исправительных учреждений это важный рычаг управления.

По словам бывших осужденных, правозащитников и сотрудников исправительных учреждений, заключенные, которые ведут себя правильно (с точки зрения сотрудников), получают дополнительные свидания и передачи, а те, кто нарушают правила, могут лишиться и тех, что положены по закону.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных. Но оно становится и рычагом давления

Распространен способ лишить заключенного свидания, отправив его в штрафной изолятор.

Юрист и член ОНК Красноярского края с 2015 по 2018 год Виктория Брестер рассказывает, что такие случаи действительно встречаются: «Пыталась помочь одному осужденному, он сам из Ингушетии, родственники сюда приехали, а ему дали взыскание и на свидание не пустили.

При этом родственник ждал конца штрафного изолятора, окончания взыскания, а ему дали новое. Но тут палка о двух концах. Может, он действительно такой [нарушитель], но мы писали ходатайство в ГУФСИН, мы просили снисхождения: что родственник, что далеко, что они не виделись семь лет, — но это не подействовало».

Оперативный сотрудник лечебно-исправительного учреждения Андрей* также подтвердил использование такого способа и добавил, что семейных людей проще контролировать. По словам Андрея, семья — «это очень хороший стимул, чтобы уйти по УДО у осужденных, особенно когда есть малолетние дети».

Почему важна не только эмоциональная, но и материальная поддержка?

Родные и близкие, помимо эмоциональной поддержки, предоставляют и материальную: приносят передачи, лекарства и присылают деньги.

Материальная поддержка во время отбывания наказания, согласно исследованиям, свидетельствует о том, что с высокой вероятностью родственники продолжат оказывать ее и после освобождения.

 Если за годы отбывания наказания связь с семьей не прервалась, то именно родные чаще всего берут на себя заботы о только что освободившихся заключенных.

Борису* 46 лет, в общей сложности 25 из них он провел в местах лишения свободы. После освобождения он живет в квартире с сестрой и племянниками.

По его словам, без поддержки родственников бывшие осужденные будут совершать новые преступления из-за безденежья: «Я позвонил в соцзащиту и сказал: “В чем дело? Что, идти воровать, что ли, опять сесть в тюрьму? На что мне хлеб хотя бы купить?” Понятно, мне там друзья помогут, соседи, родственники, понятно все это. А если у человека никого нет? Почему большинство садится? Потому что они выходят, у них нет ни документов, ничего. Вот я вышел, мне говорят: “300 рублей за ИНН заплати”. Я говорю: “А где мне их взять, не подскажете?” На работу меня никуда не берут. Даже железная дорога — стратегический объект. Грузчиком, кассиром в магазин меня не берут. Я говорю: “Куда мне идти работать? На пособие минимальное 400 рублей что я куплю?”»

Я говорю: «куда мне идти работать? На пособие 400 рублей что я куплю?»

Когда близким осужденных сложно навещать родных, особенно если они находятся далеко от дома, есть дистанционные формы поддержки: платные телефонные звонки, видеозвонки, заказы в магазине учреждения и денежные переводы. Однако и у этого способа есть нюансы.

Российские заключенные не могут пользоваться наличными деньгами. У них есть лицевой счет, на который зачисляются деньги. Источников может быть несколько: средства, которые были при задержании, зарплата, пенсия и другие выплаты. Деньги, пересылаемые родственниками и друзьями, также попадают на лицевой счет.

Тратить эти деньги можно на покупки в магазине учреждения в пределах лимита, который определяется режимом содержания. Например, осужденные, находящиеся в колонии общего режима на обычных условиях содержания, могут расходовать до девяти тысяч рублей в месяц.

А в некоторых типах учреждений, в частности в колонии-поселения, тратить безналичные деньги можно безлимитно.

Расчеты ИПП ЕУ СПб на данных сервиса денежных переводов «ФСИН Деньги». Лидером по предоставлению услуги денежных переводов заключенных является сервис «ФСИН Деньги». К нему подключено 941 учреждение ФСИН, где содержатся обвиняемые, подозреваемые и осужденные.

Для того чтобы понять, как устроена материальная поддержка заключенных в стране и как на нее влияет расстояние, Институт проблем правоприменения при Европейском университете проанализировал обезличенные данные сервиса за 2017—2019 годы.

Города-доноры

50% всех денежных переводов за 2017—2019 годы отправили жители нескольких крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Казани, Краснодара и Красноярска. В этом результате нет ничего неожиданного: в городах-миллионниках количество преступлений выше, чем где-либо, поэтому там и много родственников осужденных, образующих сети поддержки.

Однако жители этих городов отправляли переводы в основном за пределы своего региона.

Так, получатели 91% переводов из Москвы отбывали наказание не в столице, а жители Новосибирска и Краснодара отправляли за пределы своих регионов по 95% переводов.

В большинстве регионов страны доля внутрирегиональных переводов очень низкая и в среднем составляет 7%. Это означает, что регион проживания близких заключенных не совпадает с регионом, где заключенные отбывают наказание.

Более значительную долю внутренних переводов можно увидеть лишь в нескольких регионах.

В части из них это объясняется большим числом исправительных учреждений, например, в Свердловской области (26%) и Красноярском крае (16%), где доля местных среди заключенных выше, чем в других регионах.

Кроме того, колонии обычно расположены в труднодоступных сельских поселениях, куда родственникам приехать крайне сложно.

Наказание в виде лишения свободы дополняется фактической ссылкой на отдаленные от родственников территории.

Денежных переводов становится меньше из-за расстояния

Предварительные результаты исследования показывают, что с увеличением дистанции между городами-отправителями и учреждениями-получателями объем денежных переводов значительно уменьшается.

Чем дальше от места жительства родственников будут находиться подозреваемые, обвиняемые или осужденные, тем меньше размер поддержки или вероятность того, что близкие будут их поддерживать.

Отбывание наказания далеко от места проживания родственников разрушает социальные связи подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Их родные либо вовсе прекращают общение, в том числе не выдержав трудностей, связанных с поездками на свидания, либо растрачивают значительную часть ресурсов семьи на осужденного родственника.

В итоге у семьи не хватает ресурсов для помощи заключенным после освобождения. Каждый из этих вариантов снижает шансы на быструю и безболезненную социальную адаптацию бывшего осужденного.

Как решить проблему?

  • Использовать видеоконференцсвязь не только для дистанционного участия в судебных заседаниях, но и для свиданий с родными;
  • Прекратить неформальную практику запрещать свидания и посылки как метод давления;
  • Постепенно перемещать исправительные учреждения из труднодоступных сельских поселений ближе к крупным населенным пунктам.

В концепции развития системы ФСИН предлагается оптимизировать размещение тюрем и колоний на территории страны, в том числе и для того, чтобы сохранить социально полезные связи осужденных. Сейчас перераспределение мест лишения свободы не достигло своих целей: расстояние между отправителями и получателями денежных переводов остается достаточно большим, а большая дистанция способна разрушать социальные связи заключенных. Тем не менее исследователи надеются, что с помощью внимательного анализа проблемных учреждений возможно точечными мерами улучшить положение дел.

*Имена были изменены по просьбе героев.

Авторы: экономист Леонид Жижин и социолог Ксения Рунова, младшие научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. 

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/10/13/nakazanie-i-podderzhka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.