Как правильно входить в хату в тюрьме

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Как правильно входить в хату в тюрьме

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Сергей Еретнов

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

Правильная хата

Как правильно входить в хату в тюрьме

В камерах малолеток и первоходочников встречается довольно агрессивная публика, знакомая с тюремным законом только понаслышке. А закон этот до конца и не всякий рецидивист знает.

Первоходочники под тюремным законом понимают обычно власть физически более сильного над слабым. И начинают играть в тюрьму, думая, что выполняют ее закон, и не зная, что они этот закон нарушают и когда-нибудь за это жестоко поплатятся.

Как они играют? Издеваются над новичками. Прописку чаще всего именно в таких камерах устраивают.

Если особых жестокостей при прописке не вытворяют, то больше это похоже на игру. Она и распространена в основном на “малолетке”, а на “взросляке” (то есть в камерах для взрослых) та же молодежь прописывает обычно своих же ровесников.

При этом кое-какие ограничения существуют: нельзя прописывать “микронов” – тех, кому 16 не исполнилось, – и арестантов в возрасте, начиная лет с тридцати, тех, кто сильно пострадал, кто в камеру сильно избитым пришел, тоже.

Как, разумеется, тех, у кого не первая ходка.

– И как прописывают?

– Заставляют загадки разные отгадывать. С нар нырять, головой о стену с разбега биться и так далее – все это “приколами” называется. Приколов таких несколько сотен, всех не упомнишь, да и всякое поколение арестантов что-нибудь свое к известному добавляет… Бросают, например, тебе веник: “Сыграй на балалайке”.

Ты должен бросить его обратно: “Настрой струны”. Подводят к батарее: “Сыграй на гармошке”. Отвечаешь: “Раздвинь меха”. Устраивают “свадьбу”: “Что будешь пить: вино, водку, шампанское?” Отвечаешь: “Вино”. Нальют тебе кружку воды – пей. Спросят опять тоже самое. Отвечаешь: “Водку”. Опять нальют полную кружку – пей.

И так будут наливать, а ты пить, пока не скажешь “тамаде”: “То же, что и ты”. И прочая чушь. Тут не столько твоя сообразительность проверяется, сколько знания. Знаешь приколы – свой. Но это, конечно, мелочи. Могут и посерьезнее испытание устроить: завяжут глаза, посадят на верхнюю нару, привяжут к ней за мошонку: “Прыгай”.

Не прыгнешь, струсишь – сам себе приговор подпишешь. Прыгнешь – окажется, ничего страшного, привязали-то тебя ниткой, которая тут же и оборвалась, хотя ты этого не видел, а от страха подумал, что веревкой. Или: “Кем хочешь стать – летчиком или танкистом? – Летчиком. – Прыгай вниз головой.” Ты прыгаешь, а тебя ловят.

Должны, по крайней мере, поймать, потому что если ты разобьешься, с виноватых за это спросят. Или, на лагерном жаргоне, им это “предъявят”.

Есть у прописки и еще один смысл. Любого первоходочника первое знакомство с тюрьмой попросту убить может, с ума свести – так оно тяжело. В первые часы неволи человек находится в шоке. И прописка отвлекает его от этого состояния, заставляет активно включаться в новую жизнь.

Ну, а камера лучше узнает, что ты за человек: гнилой – не гнилой, слабый духом – сильный (“духовитый”), веселый – мрачный, эгоист или готов пострадать, когда придется, за общество и т.д. Но в общем-то прописка правильными понятиями не одобряется, потому что игра там сплошь и рядом в издевательство переходит.

В “опущенные” (о них мы еще будем говорить) чаще всего в СИЗО попадают, а не на зонах.

Сейчас вообще прописку новичкам реже устраивают, чем раньше. Особенно в нормальной камере.

– Что такое “нормальная камера”?

– Та, в которой царит не власть кулака, а тюремный закон. Этот закон очень суров, но он справедлив. В той части, которая касается встречи новых арестантов, он гласит: тюрьма – это твой дом. Пришел человек – прежде всего поздоровайся с ним. Не приставай к нему с вопросами: за что сел, как было дело?..

Расскажи о порядках тюрьмы и камеры, дай ему место, предупреди о том, чего нельзя делать. Братва – то есть обитатели камеры – должна новому человеку обо всем рассказать, все показать, а уж после этого спрашивать за нарушения тюремного закона, если он такие нарушения допустит.

Человек, только что пришедший с воли, согласно тюремному закону (который еще называют “правильными понятиями”, “правильной жизнью”), чист. На воле он мог быть кем угодно и творить что угодно, а здесь он начинает новую жизнь. Он – младенец, и спроса с него нет.

Это правило “номер раз” – нельзя спрашивать с человека за нарушение нормы, о которой он не знает. И мой тебе совет: если попадешь туда, начинай новую жизнь немедленно. Считай, что если суждено тебе когда-нибудь выйти на волю, то это будет подарком судьбы.

Но основная твоя жизнь теперь будет проходить в тюрьме. И то, как она пойдет дальше, на 90% зависит от твоих первых шагов.

– А какие еще в нормальной камере порядки?

– В тюрьме между собой арестанты чаще не “камера” говорят, а – “хата”. Стукнут соседи в прогулочном дворике в стенку: “Эй, мужики, что за хата?…

А раньше в какой хате сидел, кого знаешь?” То есть даже вот это убогое жизненное пространство воспринимается как дом, обживается.

Пусть ты и в одиночке сидишь, через несколько дней ты ее уже обжил, знаешь, где что, и все пространство как бы одухотворяется. С допроса или с вызова заходишь в камеру, и появляется чувство родного угла.

Так что по-тюремному нормальная хата будет звучать так: правильная хата. И порядки в правильной хате в основном те же, что и у правильных людей на воле. Пришел с дальняка, то есть из туалета – руки помой. Садишься за стол – сними лепень (пиджак).

Когда кто-нибудь ест, нельзя пользоваться парашей. Когда все музыку слушают или передачу какую-нибудь – тоже. Свистеть нельзя – срок насвистишь.

Нельзя сор из избы выносить, то есть без особой нужды рассказывать другим камерам о том, что в вашей хате происходит.

Не должен ты ничего и никому. Ничего у тебя нельзя отнимать – особенно это пайки “от хозяина” касается. И даже просить у тебя что-то считается непорядочным.

Еще один момент – уборка камеры. В тюрьме такого порядка, как в армии – салаги пол драят, а деды балдеют – нет. Убираться в камере должны все по очереди, абсолютно все. Мне рассказывал бывший сокамерник знаменитого вора Васи Бриллианта, что тот убирал камеру, мыл парашу наравне со всеми.

И когда ему кто-то задал вопрос по этому поводу, он объяснил, что по тюремному закону позорным считается делать что-то за другого, прислуживать другому, а за собой человек сам должен убирать. “Вот, если бы я мог летать, – сказал Вася Бриллиант, – тогда бы другое дело.

А раз я хожу по полу, почему же мне его не подмести?” Заставить тебя в качестве наказания убирать камеру вне очереди тоже никто права не имеет. Такое право есть у тюремщиков, а вы – братва, то есть братья друг другу.

Если все-таки попадешь в неправильную камеру, где тебе ничего не объяснят, и увидишь человека, который лежит под нарами или у параши, с которым никто не разговаривает, – не подходи к нему. Вообще в первое время присматривайся к тому, что вокруг происходит. Присматривайся, помалкивай, делай то же, что и все. И так же, как все. Пусть это даже покажется тебе ненормальным или смешным.

Что касается спорных вопросов, решать их надо мирным путем. Никаких драк, оскорблений среди братвы быть не должно – этого тоже правильные понятия требуют. В крайнем случае для решения спорных вопросов есть выход на другие камеры. Спросите у них, что можно, а чего нельзя.

– Как мы их спросим?

– В тюрьмах люди проявляют изобретательность фантастическую. Огонь добыть трением или от лампочки, ботинком решетку перепилить, чифир сварить в газете, записку на соседнюю улицу бросить – все это там умеют. Из ничего сделают все, было бы время.

Связь между камерами есть в любой тюрьме, но организуется она не везде одним и тем же способом. Самое простое, когда контролер от двери подальше отошел, просто крикнуть через решетку (“с решки”): хата такая-то…

Правда, в следственном изоляторе межкамерная связь – одно из серьезнейших нарушений режима содержания…

Можно и так: откачиваешь веником или тряпкой воду в унитазе: канализационная труба – что телефон. Через нее же при известной сноровке можно и передавать все, что угодно: чай, сигареты, записки.

Можно взять кружку, приложить ее к трубе отопления и прокричать в нее все, что тебе надо – в других камерах через ту же кружку услышат и примут к сведению, либо дальше передадут. Можно “коня” запустить: делаешь удочку из газетной трубки и нитки, привязываешь к ней записку с адресом и опускаешь за решетку – ниже поймают.

Можно просто перестукиваться. Берутся тридцать букв русского алфавита, без мягкого и твердого знаков и “ё”. Помещаешь их по вертикали в “клетку” – пять клеточек в высоту, шесть в ширину. Буквы в этой клетке нумеруются: от 1 к 5 вниз и от 1 к 6 вправо.

В этой азбуке “а” будет передаваться так: один удар – пауза – один удар; “к” – два удара – пауза – пять ударов и т.д. Если вы с собеседником знаете азбуку Морзе – вообще никаких проблем. Описывать все возможные способы бессмысленно.

Вот так и спросите у авторитетных людей, кто прав, кто неправ.

– Скажи, а если я сам выдам себя за “авторитета”? Ты мне сейчас все подробно расскажешь, я хорошо запомню, да и по “фене ботать” научусь…

– Лучше и не пытайся, это тоже самое, что выучиться “на Штирлица”. Может, и не сразу, но такая попытка обязательно кончится плохо. Тюрьма обостряет интуицию, люди там всегда чувствуют, когда ты врешь, – это во-первых.

Во-вторых, притворяться легко на воле, потому что там ты притворяешься час, два, ну, день. А в тюрьме ты на виду круглые сутки. Самый гениальный актер не может жить на сцене постоянно. Ему отдых нужен, не то будет делать ошибку за ошибкой.

В-третьих, знать феню мало, чтобы найти общий язык с опытными арестантами. Тут ведь важны и жесты, и намеки, и определенные привычки, и манера держаться. И то, что в “Джентельменах удачи” показали – это, конечно, фантастика даже в своей основе.

Не может двойник вора себя за него выдать, если сам не сидел. Его расколет первый же арестант с лагерным опытом.

Скорее наоборот, лучше бы уж зеков в кино играли сами зеки. Один из наших лучших кинорежиссеров, Алексей Герман, это понимает. В его фильме “Проверка на дорогах” военнопленных играли настоящие зеки. А охрану военнопленных сыграли тоже профессионалы – наши, родные тюремщики. К слову сказать, зеки там снимались добровольно, с благословения лагерных авторитетов.

– Кстати, о “Джентельменах”. Это правда, что татуировка – паспорт зека? Насильно их делают?

– До последнего времени так и было. По числу куполов церкви, выколотой на груди, можно сосчитать число “ходок” (раньше было – число отсиженных лет). Если кот в сапогах изображен, значит хозяин татуировки – карманник, если кружок с точкой внутри на предплечье или над верхней губой – опущенный и т.д.

И за татуировки, не соответствующие действительности, наказывали. И насильно клеймили тех же опущенных. Но все это раньше. Сейчас профессионалы татуировок не делают вообще – зачем им дополнительные особые приметы? И петухов тоже не клеймят – их и так за версту видно. Так что татуировка – обычно дело добровольное.

В отличие от нашей паспортной системы.

– Чувствую, мы подошли к важному вопросу. Блатные, петухи, опущенные – это те самые лагерные касты?

Источник: http://old.prison.org/lib/sov_pris/p2_05.htm

Первые дни на зоне: как входить в хату новичку и другие правила

Как правильно входить в хату в тюрьме

Тюрьма и сума — две самые страшные черты в жизни человека, за которыми для него начинается абсолютно непохожее на прежнее существеннее бытие, способное изменить его внутреннюю сущность до невообразимого состояния.

Но при наличии внутреннего стержня и, чтобы быть честным, определенной доли везения, успешно преодолеть столь жесткие испытания судьбы все же возможно.

Как живут женщины в тюрьмах России? Узнайте об этом из нашей статьи.

Какие условия в тюрьме?

Жесткие, но, по свидетельствам очевидцев, позволяющие выжить и сохранить свое достоинство.

Здесь каждый сам за себя — это негласное правило.

Как и необходимость следить за своими словами, чтобы что-то сказанное сгоряча не стало поводом для окружающих предъявить претензии или потребовать выполнения каких-то неприятных или даже противозаконных действий.

В местах заключения все произносимое вслух приравнивается к поступкам. И оценивается соответственно — как что-то сделанное.

В тюрьме человек практически лишен права на свободное передвижение: из-за переполненности камер даже внутри помещения, где содержатся заключенные, просто пройтись туда-сюда несколько раз подряд не всегда получится.

Во-первых, потому что тесно, а во-вторых, «спортсмен» быстро вызовет у кого-нибудь приступ раздражения, что гарантированно выльется в конфликт и последующие неприятности как с сокамерниками, так и смотрителями. Поэтому хоть как-то разминаться возможно только на прогулках и во время зарядки.

В камере нет возможности полноценно уединиться: вы все время на виду у всех, как и все у вас. Даже естественные потребности приходится справлять практически в присутствии посторонних — отхожее место, обычно, отгорожено тряпкой или простенком из подручного материала.

В 99% случаев тюремные камеры переполнены. Из-за отсутствия качественной системы вентиляции, вынужденной необходимости обихаживать себя в том же помещении, где проживаешь сам и остальные сокамерники, атмосфера помещения это специфическое амбре, не способствующее укреплению здоровья.

Фото камеры:

Режим

Жизнь большинства заключенных проходит в общем режиме со всеми его прелестями: ранним подъемом, процедурами по расписанию и невозможностью повлиять на изменения графика.

С небольшими отклонениями тюремная жизнь подчинена следующему расписанию:

  1. 6:00. Побудка для всех. В камерах зажигают свет, который не погаснет до момента отбоя.
  2. 6:00-6:30. Промежуток, за время которого нужно заправить постель и умыться. С последним заданием не так уж просто справиться, учитывая, что умывальник один, а сокамерников несколько.
  3. 6:30-7:00. В камерах проводят общую уборку.
  4. 7:00-8:00. Время для завтрака, выдаваемого непосредственно в камеры, если не предусмотрен вывод в столовую.
  5. 8:00-9:30. Проверка смотрителями количества заключенных, во время которой последние могут передать письма на волю, заявить о желании встретиться с кем-то из сотрудников учреждения (например, с врачом), обменять книги — если предусмотрено внутренним распорядком.
  6. 9:30-12:00. Время прогулок и санитарной обработки камер.
  7. 12:00-14:00. Время обеда.
  8. 14:00-17:00. Время вывода заключенных на свежий воздух и санитарной обработки камер.
  9. 17:00-18:00. Ужин.
  10. 18:00-19:00. Уборка в камерах.
  11. 19:00-20:00. Время, когда заключенным можно заниматься личными делами.
  12. 20:00-21:30. Проверка смотрителями количества заключенных.
  13. 21:30-22:00. Время для подготовки ко сну.
  14. 22:00. Отбой. Общий свет в камерах отключают.

Если условия режима учреждения позволяют, часть дня заключенные проводят за трудовой деятельностью. Нормы труда, условия определяются начальством тюрьмы.

Как проходят короткие и длительные свидания?

Продолжительность встреч с близкими и количество таких свиданий зависят от двух причин: суровости наказания осужденного и его поведения в исправительном учреждении.

Чем мягче приговор и образцовее жизнь заключенного с точки зрения его смотрителей, тем больше привилегий.

Короткие свидания длятся 2-4 часа, в помещении, отведенном для встреч, при обязательном присутствии смотрителя или нескольких.

При этом нужно учитывать, что передавать заключенному что-либо во время таких контактов категорически запрещено.

В ряде учреждений встречи проходят в формате телефонного общения, через прозрачную перегородку, позволяющую людям видеть друг друга.

При длительных свиданиях предусмотрено беспрерывное нахождение заключенного с близким человеком на протяжении 3 трех дней, в помещении для встреч, оборудованном за счет учреждения и находящимся на подконтрольной последнему территории.

Длительные свидания не положены, если осужденный отбывает наказание за особо тяжкое правонарушение, неоднократно нарушал предписания режима.

Как выглядит зона и камеры внутри?

Если учреждение недавно, или относительно недавно открыто, то внешний вид помещений довольно сносный, но, естественно, без излишеств.

  1. Стены коридоров и камер побелены и покрыты краской на высоту несколько большую человеческого роста из соображений гигиены — такое покрытые проще очищать от большинства видов загрязнений.
  2. Обстановка помещений тоже спартанская: простые двухъярусные кровати или койки, такие же незатейливые столы и скамьи к ним.
  3. Двери в камеры упрочнены металлическими пластинами и простыми, но надежными запорными механизмами.

Чем старее помещения, находящиеся в управлении исправительного учреждения, и чем меньше его материальное обеспечение, тем сложнее бытовые условия находящихся в заключении людей.

При таких обстоятельствах облезлые стены с подтеками различного происхождения, мебель с «хрупким здоровьем» вполне обычное явление. Как и сантехника, «помнящая» времена Сталина.

Как там живут люди?

Подчиняясь сразу двум уставам: официальному и внутреннему, установленному так называемыми смотрящими и уголовными законами.

Хоть как-то игнорировать эти два регламента не позволяется никому, кроме самых привилегированных представителей уголовного мира, имеющих за плечами не один год отсидки и уважаемых как заключенными, так и руководством исправительных учреждений.

Но пытаться выдать себя за такого важного человека опасно не только для здоровья, но и жизни — обман раскроется в течение часа и уличенного накажут самым жестоким образом, невзирая на обстоятельства.

Поэтому в тюрьме нужно быть самим собой, не пытаясь, как говориться, понтоваться.

Быт сидящего в тюрьме самый простой: имеешь возможность питаться передачами, можешь отдавать свои порции менее удачливым сокамерникам.

За собой нужно следить так же тщательно, как перед первым свиданием с девушкой: не придерживающийся правил элементарной гигиены человек будет зачислен в касту так называемых «чушек», которые имеют чуть больше прав, чем так называемые «петухи».

Правила

Основные три наставления, помогающие выжить в здешнем мире: не нужно кого-то бояться, кого-то о чем-то просить и кому-то верить.

Здесь каждый сам за себя, а любая услуга должна оплачиваться сторицей или даже по более высокому тарифу, нежели в мире, оставшемся за тюремными воротами.

  1. Никогда нельзя показывать свою панику перед кем-то или чем-то. Это расценят как слабость и обязательно попытаются использовать для собственных интересов.
  2. Будьте разумно вежливы со всеми при разговоре и в поведении, но не протягивайте руки для рукопожатия — в этом мире такой жест доброжелательности не в почете. Никогда не пожимайте протянутую руку незнакомого человека — если он занесен в низшую касту так называемых опущенных, то вы автоматически окажетесь в «одной с ним упряжке».

    Поскольку с таким людьми, если не хотите неприятностей, можно только общаться. Прикасаться к ним, равно как и к любым вещам, нельзя — таков закон в уголовном мире.

  3. Впервые оказавшись в камере, определите смотрящего — это главный в этом сообществе человек, организующий внутренний порядок. Старший объяснит что и к чему, сам задаст какие-то вопросы, на которые нужно или отвечать правдиво или совсем не отвечать, мотивируя своей неосведомленностью.
  4. Настойчивое выпытывание какой-то личной информации может быть расценено как желание потом продать полученную информацию за какие-то блага начальству. Естественно, из-за таких подозрений можно попасть в большую немилость со стороны сокамерников.
  5. Получая передачи, необходимо часть отдавать в общак — своеобразный местный фонд. Такой жест добровольный, но позволяет укрепить человеку собственный статус в здешнем мире.

Первые дни

Всякий новоприбывший лакомая добыча для людей, уже успевших устать от скучной и напряженной внутренней жизни.

Поэтому многие попробуют развлечься за счет новичка, а заодно и выяснить, насколько он может быть опасен или выгоден для испытующего.

Однако за пределы дозволенного «экзаменаторы» выходить не будут, если, конечно, новенький не спровоцирует их своим поведением и высказываниями.

Как встречают новичков?

Расспросами.

По полученным ответам и поведению будут судить, кем является новоприбывший и какое место ему отвести в здешней иерархии.

Обязательно спросят:

  • «Кто таков и кем является по жизни.»
  • «За что посадили и на какой срок.»
  • «Чем добывал себе пропитание на воле.»

Как входить в хату?

Как правильно входить в хату на зоне первый день?

  1. Спокойно, вежливо, демонстрируя уважение к живущим в камере, но без заискивания перед кем-либо.
  2. Обязательно поздоровавшись и представившись по имени.
  3. Не протягивать руки, не пожимать в ответ чью-то — ни один заключенный не будет этого делать от души, только с подлогом.
  4. Рассказать старшему по камере по какой статье осужден.
  5. Не соглашаться на какие-либо игры. Со временем можно разобраться что к чему и какие из развлечений действительно себе можно позволить, а какие только неприятности принесут.
  6. Если же играть вынудят, обязательно вначале сказать при свидетелях, что лично вы «играете без интереса». Так у принуждающих к игре не будет возможности заставить вас оказаться в каком-то долгу.

Приветствие

Обычного «здравствуйте» вполне достаточно. О запрете на рукопожатия уже говорилось выше.

Как вести себя первоходу?

Не лебезя ни перед кем, не пытаясь добиться благосклонности начальства за счет стукачества, не выказывая участия к судьбе остальных.

В тюрьме жизненно важно быть спокойным, соблюдающим внутренний регламент, вежливым и безразличным к окружающим.

Как выжить?

Как выжить в тюрьме новичку?

  1. Уважать внутренние законы, не пытаться казаться опытным уркой.
  2. Никогда не брать чужого. Оставленное без присмотра может быть приманкой для учинения расправы за нарушения «понятий» или ради развлечения. Кроме того, ничейная вещь может принадлежать кому-то из низшей касты. И одного прикосновения будет достаточно, чтобы оказаться в ней без возможности исправить ситуацию.
  3. Следить за своим внешним видом.
  4. Не болтать лишнего о себе, не выспрашивать чужих о их жизни.
  5. Никого ни в чем не обвинять, не имея на то железных доказательств. Не подтвержденная информация дорого обойдется распространившему ее.

Волнующие вопросы

Какие моменты больше всего беспокоят новичков:

  1. Как бьют в тюрьме? Жестко. Чаще всего объединившись в группу из нескольких человек, используя в качестве подручных инструментов все, что хорошо ложиться в руку и может нанести физический урон. Если преступление небольшое, то обходятся парой увесистых затрещин.
  2. Как в тюрьме относятся к убийцам? С настороженностью и опаской, как к человеку, от которого можно ожидать жесткий отпор. Если жертва убийцы не была ребенком или приятелем кого-то из сокамерников, то в заключении осужденный будет иметь некоторый почетный статус.
  3. За какие статьи опускают в тюрьме? В основном за изнасилование малолетних и несовершеннолетних. В ряде случаев на сходке может быть вынесено решение о таком же наказании для осужденного, ранее работавшего в полиции или совершившего настолько отвратительное преступление, что оно шокировало даже бывалых заключенных.

Ограниченность развлечений, необходимость все время проводить в компании людей, преступивших закон и не очень-то интересующихся желаниями, вкусами, взглядами окружающих, быстро выматывает нервную систему новичков и ожесточает старожилов.

Поэтому в заключении нужно быть всегда начеку и обдуманно вести даже самые простейшие диалоги, стремиться сохранять свои права и не посягать на чужие.

Что нельзя делать и говорить новичку в тюрьме:

Источник: https://ugkod.com/mesta-lisheniya-svobody/kak-vhodit-v-hatu.html

СИЗО: простые правила выживания

Как правильно входить в хату в тюрьме

Надеюсь, что нижеизложенные советы никогда не пригодятся тебе. Хотя, как гласит народная мудрость: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».

Эксперт: Виталий Лозовский, специалист в области уголовной субкультуры. Отсидел 3 года по экономической статье

НЕ ПУГАЙСЯ

«Твоя первая задача после того, как за тобой захлопнется металлическая дверь камеры, — не упасть в обморок, — улыбается Виталий Лозовский. — Развернувшуюся перед тобой картину ты запомнишь на всю жизнь.

Здесь может содержаться в несколько раз больше человек, чем должно быть по планировке СИЗО. Смрад, источаемый потными телами и расположенным в углу тюремным туалетом — парашей, смешивается с табачным дымом, который с непривычки ест глаза.

Но не паникуй — и здесь люди выживают».

БУДЬ ВЕЖЛИВ

Зайдя в «хату» — так на тюремном жаргоне (фене) называется камера, — ты прежде всего должен поздороваться и представиться.

В тюрьме (или, как говорят арестанты, «на тюрьме») не принято здороваться за руку — бывалые заключенные это воспримут в штыки, и тебе страшно повезет, если зэки просто посмотрят на тебя с недоумением.

«Достаточно будет просто сказать «Здравствуйте, меня зовут так-то»», — советует Лозовский.

НАЙДИ ГЛАВНОГО

Выясни, кто в камере смотрящий, и сразу иди к нему. Смотрящий отвечает за порядок, ликвидацию конфликтных ситуаций и соблюдение многочисленных тюремных понятий. Он укажет тебе место, где ты будешь спать (твою «шконку»), а также разъяснит (или поручит кому-нибудь сделать это) правила поведения в «хате».

Лучше соблюдать их неукоснительно, пусть даже некоторые покажутся тебе нелепыми. Смотрящий расскажет, какие именно обязанности по поддержанию камерного быта ты будешь выполнять и кто здесь относится к касте «опущенных» — с ними общаться нельзя.

Также нельзя касаться их вещей и посуды — обычно в миске «опущенного» специально гвоздем пробивается дырка, для отличия от остальных. Поэтому будь особенно внимателен.

НЕ БОЛТАЙ

Старайся задавать как можно меньше вопросов окружающим и еще меньше — рассказывать о себе. «Очень вероятно, что в камере находится стукач («курица», «наседка»), который передаст все, что от тебя услышал, следователю, — объясняет Виталий.

— Если кто-то начнет выспрашивать тебя о подробностях твоего дела — спроси в ответ: «С какой целью интересуешься?» После этого все вопросы должны отпасть сами собой». Твоя же попытка вызвать на откровенность соседа — просто ради того, чтобы пообщаться, — может вызвать у зэков подозрения, что «курица» — это ты.

А расправа с подобными персонажами максимально жестокая».

НЕ ИГРАЙ

Остерегайся карточных игр, даже если предлагают сыграть «на просто так». В случае твоего проигрыша — а он неминуем, если ты не профессиональный шулер, — победитель может заявить, что под «просто так» он подразумевал, например, $1000.

А неуплата карточного долга в тюрьме однозначно карается если не смертью, то попаданием «под шконку».

Если отвертеться по каким-то причинам не получается, ты должен заявить: «Играю без интереса!» Так ты оговариваешь условия: чем бы ни закончилась партия, вы мирно расходитесь.

НЕ ВОНЯЙ

Тщательно следи за гигиеной и поддерживай в чистоте свою одежду. Запустив себя, ты рискуешь попасть в категорию «чертей», спать под «шконкой» и выполнять самую тяжелую и грязную работу.

Прежде чем отправиться в туалет по-большому («на дальняк») убедись, что никто из сокамерников не ест или не пьет чай. Забраться на парашу в это время считается тяжким оскорблением для всей «хаты». После отправления любых туалетных нужд вымой руки, даже если перед умывальником очередь.

«Грязными» после касания пениса руками ты «законтачишь», то есть табуируешь для использования, все, к чему прикоснешься, в том числе и сокамерников.

ФИЛЬТРУЙ БАЗАР

Следи за тем, что говоришь. «Это и в обычной жизни высоко ценится, а в камере просто необходимо», — объясняет Лозовский. Любое сказанное слово может виртуозно быть обращено против тебя. Например: «В лимонах гораздо больше витамина С, чем в яблоках, и я вам это сейчас докажу!» — «Доказывают прокуроры.

А ты что, тоже из их масти?» А нужно было всего лишь заменить «докажу» на «обосную». «Категорическое табу наложено на слово «обидеть» и все от него производные, — рассказывает Виталий. — Не вздумай участливо спросить у расстроенного чем-то зэка: «Тебя кто-то обидел?» Тем самым ты прямо намекаешь на его принадлежность к касте «опущенных».

За подобные намеки ты можешь дорого заплатить».

ДЕЛИСЬ

Получив передачу с воли, обязательно нужно «уделить внимание братве», то есть выделить часть посылки «в общак». Кто хранит общак — спроси у смотрящего.

Если ты этого не сделаешь, никто у тебя ничего отнимать не станет — это строжайше запрещено тюремными понятиями как «беспредел», — однако уважением и сочувствием среди заключенных в дальнейшем ты вряд ли будешь пользоваться. И никогда не бери ничего без спросу.

Даже взятая со стола вроде бы бесхозная папироса может быть приравнена к «крысятничеству» — краже имущества сокамерников».

ДЕРЖИСЬ

«Постарайся поскорее забыть о вольной жизни и настройся на худшее, — советует Виталий Лозовский. — Холодная уверенность в том, что тебе предстоит провести за решеткой несколько лет, гораздо полезнее для твоей психики, чем ежедневное ожидание чуда и освобождения.

Воспринимай свое заключение как очередное жизненное испытание, которое ты, как настоящий мужчина, должен выдержать с честью. И помни, что в тюрьме физическая сила практически не играет роли. А вот сила характера и душевные качества являются определяющими».

В разных СИЗО могут быть свои нюансы, может быть, где-то порядки не столь зарегулированы, но главные правила, вынесенные в подзаголовки каждого раздела этой статьи, действуют везде.

ТЮРЕМНЫЕ МАСТИ

Несмотря на то, что выраженное деление на масти происходит на зоне, знать их различия необходимо уже на начальном этапе.

«Блатные», «босота», «братва» — профессиональные преступники, для которых тюрьма является закономерным этапом их жизненного пути. Составляют тюремную элиту.

«Мужики» — люди, совершившие преступление непредумышленно, на бытовой почве, в состоянии аффекта или опьянения.

«Черти», или «чушки» — опустившиеся и не следящие за собой заключенные, совершенно потерявшие силу воли и покорившиеся своей участи. Выполняют самую грязную работу, но не подвергаются сексуальному насилию.

«Обиженные», «опущенные» — заключенные, которых остальные арестанты склоняют к мужеложству. Можно попасть в эту касту случайно или вследствие «беспредела» — тюремного беззакония.

«Обратного пути в любом случае нет, — комментирует Виталий Лозовский.

— Зэки могут только выразить сочувствие и «опустить» или убить незаконно лишившего тебя чести, но ты так и останешься в незавидном положении». Будь осторожен.

ЧТО ВЗЯТЬ С СОБОЙ В КАМЕРУ

Предположим, у тебя есть час на сборы перед арестом. Обязательно захвати с собой:

1. Большую спортивную сумку

В нее ты положишь и в ней в дальнейшем будешь хранить свои вещи — в камере тумбочек и платяных шкафов не предусмотрено.

2. Сигареты и папиросы

Даже если ты не куришь, они помогут установить отношения с арестантами или же оплатить какие-либо услуги, которые могут оказать тебе курящие сокамерники.

3. Чай

Чем больше, тем лучше. «Чай в тюрьме является и предметом культа, и денежной единицей, как и сигареты», — объясняет Виталий Лозовский. Имей в виду, что частое употребление чифира довольно быстро вызывает зависимость.

4.

Одежду

Спортивные штаны, носки простые и шерстяные, шлепанцы, пару футболок, худи или теплую трикотажную тельняшку — но ни один предмет не должен быть красного цвета, он считается в тюрьме символом сотрудничества с охраной.

Любимый шерстяной свитер лучше оставь дома — тут его сразу распустят на нитки, чтобы сплести т.н. «дорогу» — систему внешнего сообщения между камерами. По ниткам путешествуют записки («малявы»), сигареты или «замутки» чая.

5. Два куска мыла

Обычное (лучше всего детское) для умывания и хозяйственное для стирки.

6. Бритвенные принадлежности

Все, кроме одеколона (в нем ведь спирт), зубную щетку и пасту.

7. Носовые платки, простыню, пару наволочек

И, если поместится, бери одеяло — с постельным бельем в тюрьмах туго.

8. Ложку

Колюще-режущую вилку не пропустят, а еще возьми металлические миску и кружку, кипятильник.

9. Иголку с ниткой, щипчики для ногтей

Маникюрные ножницы не пропустят по понятным причинам. Еще захвати пару тетрадей, конверты, несколько авторучек с запасными стержнями.

10. Продукты

Лук и чеснок, сало, бульонные кубики, быстрозавариваемая лапша, сахар, соль, сухари. Консервы не бери — их изымут, так как острые края открытой банки можно использовать в качестве холодного оружия

Источник: https://vsegda-tvoj.livejournal.com/10164523.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.