Как правильно изнасиловать девушку

Содержание

Лайфхак от жертвы: с чего начинается изнасилование

Как правильно изнасиловать девушку

Женщины, подвергшиеся сексуальному насилию очень часто не подают заявления в полицию только потому, что сами чувствуют себя виноватыми

Тема сексуального насилия вечна. То и дело она появляется и в СМИ и в социальных сетях, то в виде исповеди, то в виде бесстрастного репортажа. Казалось бы всем девушкам и женщинам все давно известно: и как ведет себя насильник, и как нужно вести себя с насильником, и тем не менее число жертв не уменьшается.

Эту историю рассказала в ЖЖ популярный блогер morena-morana:

«- Да, была пьяна! – сознается Настя. – Да, сама села к нему в машину. Да, нравился. Да, не сопротивлялась, когда целовал в губы, не убирала его руки со своих ног. Да, понимала к чему все идет, не маленькая, не один год была замужем до этого. Но вот того, что произошло дальше, вообразить не могла.

Юноша резко развернул ее, зафиксировав руки. Сопротивляться она не могла. Кричала что-то про презерватив, но было поздно. Через несколько минут все было кончено. Парень грубо удовлетворил свою похоть, не спросив ее о деталях, вот и все.

Подавать заявление в милицию, понятное дело, не стала. Все выглядело таким очевидным – ее опьянение, ее практически согласие, их поцелуи в кафе на глазах у свидетелей. Но вот эта деталь – незащищенный секс без согласия – как быть с ней?

– Надо было все-таки написать заяву, может быть хотя бы дали бы какие-то препараты, чтобы блокировать ЗППП… Но это она сейчас так думает. А тогда просто пришла домой, и затаилась, долго стояла под горячими струями душа. Может, пронесет.

Не пронесло. Вскоре Настя обнаружила у себя крайне неприятную венерическую бяку. Лечилась. Ходила к доктору. Партнеру сообщила, но общаться с ним дальше отказалась.

Между тем ее разозленный «возлюбленный» в отместку начал направо и налево хвастаться тем, что соблазнил Настю. Рассказывал всем какие-то подробности о ее теле. Если совсем грубо, позорил на весь городок. Девушку стали травить. Сначала Настя сначала плакала. Потом смирилась. А потом начались кошмары, приступы паники. Теперь Настя лечится еще и у психиатра.

Юридически тут действовать, наверное, не получится. Слишком неочевидная ситуация. С привлечением парня к ответственности за вмешательство в частную жизнь тоже будет непросто (но возможно).

Впрочем, это достаточно редкий случай, ведь по статистике более 70% жертв сексуального насилия хорошо знали своего насильника. Как, например, журналист Катя Федорова, подробно описавшая в своем блоге то, что произошло с ней минувшей осенью:

«Если я расскажу про человека, который изнасиловал меня, то, возможно, эта информация пригодится другой девушке и она сможет избежать того, с чем столкнулась я.

13 октября меня изнасиловали. Мужчину, который это сделал, я знаю c 2015 года. Мы даже работали вместе какое-то время. Я ездила с ним вдвоем в машине по разным рабочим задачам. Один раз мы заезжали к нему домой, забрать какие-то документы. С тех пор, как мы перестали работать в одной компании, мы периодически встречались на ужин.

Когда я искала жилье, я звонила ему и спросила нельзя ли арендовать у него (мы не сошлись то ли по деньгам, то ли по срокам). В прошлом году я просила у него работу, и он сразу же познакомил меня с коллегой и нашел мне дело. Этим летом мы стали созваниваться чаще уже по моей инициативе, как я сейчас понимаю.

Он все время звал меня в свой загородный дом у моря и это не вызывало у меня никаких опасений. Я часто сливалась на приглашения встретиться, потому что он старше меня лет на десять, он уже был женат и у него есть двое детей (как я узнала позже, он до сих пор женат и про развод это история для меня).

Он всегда был вежлив со мной, корректен и не вызывал никаких отрицательных ощущений.

В начале месяца я написала ему с просьбой. Он как раз был в Москве и попросил отложить разговор. В субботу, 13 октября, поздно вечером он позвонил и предложил встретиться, ведь в понедельник он опять улетает. У тебя, говорит, встречаемся. Я отказываюсь. Тогда, говорит, у меня.

Я отшучиваюсь и предлагаю пойти в кафе посередине. Я написала своей подруге, что меня что-то тревожит – я буду там-то, с тем-то, вот его контакты, в случае чего звони, спасай и все это с шуточками, потому что ну не может же на самом деле что-то случиться.

На встречу я пошла пешком (для тех, кто любит рассуждать о внешнем виде: в джинсах, в кроссовках, в футболке, в длинном коричневом плаще, волосы только не заколола и накрасила ресницы). По пути остановилась машина, в которой сидел он и еще один мужчина за рулем.

До кафе оставалось десять шагов, но он настоял подвезти.

Я села в машину. Я, которая ни разу не садилась в чужие машины. Меня ничего не смутило, я же знаю этого человека. Он оказался пьян и его подвез друг после корпоратива. Это уже второй раз, когда мне стоило бы свалить, но я осталась. В кафе он заказывал шоты покрепче для себя и для меня.

Я отказывалась и старалась объяснить, что не могу пить крепкие напитки вообще, ни разу не пила и сейчас не стану. Он все равно заказывает две и берет мне розового вина. Он пьет и говорит о чем угодно, только не о моем вопросе. Он рассказывает о своих успехах, подвигах и планах. А я сижу, слушаю и жду.

Он опять повторяет свое предложение – к тебе или ко мне. Я, говорю, иду домой, а ты возьми такси и поезжай к себе. Но он идет меня провожать. У подъезда он меня целует и я открываю дверь. В те дни у меня была сложная ситуация в семье, я страшно себя винила и в тот момент, когда он меня поцеловал, мне стало все равно.

Моя любимая шутка про «легче отдаться, чем объяснить, почему нет» сыграла против меня.

Уже в подъезде он начал делать мне больно. Хватать за плечи, толкать, тянуть за волосы и я все равно его не остановила. У меня включился режим жертвы. Все, о чем я думала, это не вызвать у него еще большую агрессию. Делай все, что он скажет. Веди себя тихо. Хвали и не жалуйся. Не верю, что это была я.

Я очень просила его остановиться, но он продолжал. Я говорила, что он делает мне очень больно. Он спрашивал, где именно и делал в том же месте еще больнее с радостным смехом. Я просила его закончить и говорила, что дело во мне. Что он все делает отлично, но я сегодня плохо себя чувствую и не могу возбудиться.

Пожалуйста, остановись. Пожалуйста, уезжай.

Но он не уезжал и продолжал меня насиловать. Он разбил мне губу и очень смеялся с того, как я выгляжу. Щипал и кусал, чтобы она распухла еще сильнее и говорил, что я должна быть благодарна, ведь сколько женщин колят ботокс, а он сделал для меня это бесплатно. Он рвал на мне одежду. Я забивалась в угол, но он вытаскивал меня из любого места.

Требовал массаж, чай, секс, что угодно. Он протестовал против защиты – я никогда ее не использую. Он сдергивал презерватив, когда я не видела. Он выворачивал мне руки и держал так крепко, чтобы я не вырвалась. Когда он все-таки решил уйти, в коридоре он еще несколько раз укусил меня за губу, щипал за щеки и смеялся.

Его страшно веселило то, что он делает мне больно.

Я сфотографировала свое лицо сразу, как он ушел. Я не узнаю себя на этом снимке. Я не поехала на судмедэкспертизу, я не подала заявление в полицию, потому что я чувствую себя виноватой. Потому что я знаю, что он сможет замять любое дело. Потому что я до ужаса боялась отношения себе и в травме, и в полиции.

Я была не способна пережить еще одну порцию боли и унижения. Первые пару дней я находилась в шоковом состоянии. Нет, это не насилие. Нет, я что-то неправильно поняла. Спасибо, моей подруге, которая снова и снова проговаривала, что я пострадала, что то, что произошло со мной это насилие.

Она говорила, что я не виновата, но в этом я сомневаюсь до сих пор.

Больше всего меня волновало, точно ли я чувствую то, что я чувствую. Первый раз меня сорвало, когда он написал «ну как губа» с уймой смайликов. Я написала ему дважды очень сухо и очень внятно – то, что ты сделал, это насилие.

Ты, говорит, мне тоже губу прокусила, ну окей, извини. Прошло две недели. Он больше не появлялся. Половина моих травм зажили, ушли гематомы, губа стала нормальной, синяки пожелтели.

Только на бедрах все еще огромные фиолетовые пятна, на которые я стараюсь не смотреть. Я не в порядке.

Почему я считаю, что эти действия насилие?

Потому что ровно в тот момент, когда ты сказала «нет» – начинается насилие. Даже один раз, даже шепотом, робко, неуверенно – мужчина должен остановиться.

Если мужчине кажется, что это шутка, часть игры, провокация – спроси, убедись, что женщина хочет, чтобы ты продолжил. Нельзя продолжать заниматься сексом с женщиной, которая не хочет этого секса.

Все, что ты делаешь дальше – это насилие. Не знаю, как донести эту мысль еще яснее.

Я сказала «нет». Я хотела бы сказать это «нет» гораздо раньше. Я никогда в жизни не сталкивалась с тем, что мое «нет» не слышат и не хотят принять. Я никогда лично не сталкивалась с насилием. Когда я поняла, что он не реагирует на мое «нет» и продолжает и делает мне больно, я еще больше испугалась.

Я боялась, что на любой мой крик или удар, он сделает мне еще больнее, а то, что он уже делал со мной, было действительно больно. Я не знаю, как вы реагируете на нападение. Я надеюсь, что все вы действительно такие сильные и смелые, как рассказываете.

Я не знаю, что могло бы еще прийти ему в голову и сделала все, чтобы не узнать.

Почему я не заявила в полицию сразу же, почему я не зафиксировала побои?

Потому что изнасилование произошло из-за того, что я испугалась.

Как пишут многочисленные друзья и товарищи на его странице – я знаю тебя только с лучшей стороны, ты на такое не способен! Я тоже знала его только с положительной стороны, ничего в нем не говорило мне о том, что он может быть способен на агрессию и насилие.

Я не хотела верить в то, что это произошло со мной. Я была в шоковом состоянии. Я сфотографировала свое лицо, чтобы запомнить этот день и никогда больше не повторить таких ошибок. Я была уверена, что он останется безнаказанным, а я проиграю. Я уже проиграла, меня изнасиловали.

Я не хотела переживать весь ад отношения к жертвам насилия в полиции и травме. Я не была готова бороться. Я не вынесла бы травлю, которую вы устроили в том состоянии. Я не уверена, что могу выносить ее теперь. Как и ему, мне меньше всего нужно то, что сейчас происходит.

Почему я написала то, что со мной произошло только сейчас?

Все, чего я хочу – это чтобы любая девушка, которая пересечется с этим человеком (автор много раз в своем блоге называет его имя, не делая из этого тайны – прим.ред.), знала, на что он способен. Что он не услышит ее «нет». Что он будет делать ей больно и смеяться. Что он не уйдет, пока ему не надоест насиловать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/society/09-01-2019/layfhak-ot-zhertvy-s-chego-nachinaetsya-iznasilovanie

Зачем telegram-каналы распространяют подробные инструкции о том, «как изнасиловать женщину», для чего это делается, и почему законодательно пресечь появление подобной информации возможно, а на практике бороться с этим может быть практически бесполезно.

Впервые информация об этом telegram-канале начала распространяться в Интернете 23 августа.

Поначалу многие пользователи не обратили на это внимание, так как думали, что там описаны методы самообороны в случае нападения насильника.

Однако ситуация резко изменилась, когда в соцсетях начали публиковать скриншоты, где описывалось, как правильно «напасть на девушку, чтобы жертва не дала вам отпор».

Далее начали выясняться еще более интересные подробности. Как оказалось, содержание в этом канале оказалось весьма разнообразным. Начиная с того, где купить легальное снотворное для «обездвиживания жертвы», и заканчивая историями подписчиков, которые рассказывали о своих «похождениях». 

На эту проблему моментально обратили внимание активистки, которые начали распространять информацию об этом telegram-канале и призывали всех подать жалобу на аккаунт для последующей блокировки.

В итоге им это удалось, был заблокирован даже резервный аккаунт, однако позднее стало известно о появлении новых каналов, telegram-ботов и даже чатов с такой же тематикой.

Подобная пропаганда насилия над женщинами – огромная проблема современного Интернета, так как пользователям предоставлена максимальная свобода и возможность высказывать даже такие ужасающие мысли.

В связи с этим корреспондент медиа-портала Caravan.

kz выяснил, как можно бороться с распространением такой информации и могут ли подобные аккаунты реально ухудшить и без того плачевную ситуацию с насилием над женщинами в стране.

Может ли это ухудшить ситуацию с насилием в Казахстане? 

По данным общественного фонда #НеМолчиKZ, в день в Казахстане пять женщин и двое детей подвергаются насильственным действиям сексуального характера.

По словам руководителя правозащитной организации Дины ТАНСАРИ, это официальная статистика, заявленная в службах МВД.

При этом огромное количество изнасилований остается за кадром, а многие из подобных дел даже не доходят до суда.

Ужаснее всего, что с каждым годом эта цифра только ухудшается, а казахстанское законодательство далеко не всегда справляется со своей задачей по привлечению насильника к уголовной ответственности. Наш корреспондент поговорил с г-жой ТАНСАРИ, дабы узнать, могут ли подобные telegram-каналы способствовать ухудшению и без того плачевной ситуации в стране и что движет такими людьми.

– Во-первых, это прежде всего преступление, открытая пропаганда насилия. Это однозначно подпадает под уголовную статью. Телеграмм-канал необходимо закрыть, а его создателей привлечь к уголовной ответственности.

Самое ужасное, что это может способствовать ухудшению ситуации с изнасилованиями в стране. Люди ищут любую информацию по изнасилованиям, поэтому многие дела, связанные с такими правонарушениями, проходят в закрытом режиме, чтобы не было утечки данных.

Я считаю, что это уголовное дело, которое прокуратура уже должна взять на контроль.

Подобный факт меня ужасно возмущает, но, к сожалению, у нас много подобных каналов, и этот далеко не единственный.

Есть, например, телеграм-каналы, где размещают подробную инструкцию для педофилов: «как правильно себя вести», «как уговорить ребенка», «как сделать так, чтобы это считалось не насилием, а развратными действиями» и так далее. Закон оставляет для насильников лазейку, которая грозит им гораздо менее суровым наказанием.

– Как вам кажется, для чего люди создают такие telegram-каналы? 

– К сожалению, в нашем мире существуют подобные сообщества, и их немало. Я считаю, что люди делятся на хороших и плохих, и этот баланс мы не можем нарушить. «Плохие люди» ведут свою работу, а «хорошие» свою.

Это их дело жизни, они этим живут. Мы не можем понять этих людей в силу того, что они так устроены, поэтому для них нужны самые суровые наказания.

Потому что они не только сами совершают насилие, так еще и распространяют его как что-то естественное.

– Как с этим можно бороться?

– У нас есть наказания практически за все: за пьяную езду, кражу в магазинах, продажу алкоголя несовершеннолетним и так далее, но когда дело касается таких вещей, у нас почему-то наказания не суровые.

Я считаю, что здесь нужно наказывать действительно сурово, точно так же, как за распространение наркотиков или их рекламу, потому что это касается жизни людей. Все посягательства на жизнь и неприкосновенность личности человека должны сурово наказываться.

А у нас, если посмотреть по Уголовному кодексу, например, если человек будет истязать жену: избивать ее, насиловать, подвешивать к потолку и прочее – наказание будет до 7 лет лишения свободы, а за мошенничество, например, забрать квартиру у человека путем мошенничества – от 9 до 15 лет лишения свободы. Имущественный вред считается выше, чем вред здоровью человека. Это явные недостатки законодательства.

Его необходимо полностью пересмотреть, так как наш свод законов был написан в 1959 году, и основан он был на моральных принципах того времени. И если посмотреть, то какие-то законные акты, комментарии Верховного суда были написаны с расчетом на ментальность советского человека, когда права человека не стояли на первом месте. Поэтому жизнь и права человека надо ставить превыше всего.

Также надо проводить большую работу в школах. Для меня – абсолютная норма с первого класса преподавать детям, что такое права человека.

Чтобы человек, когда он оканчивает школу, уже понимал, что такое закон, нарушение законодательства, нарушение прав человека и как не нарушать чужие границы.

У нас этому детей не учат, они выходят совершенно несведущими, особенно что касается сексуальных преступлений.

Юридически бороться можно, но практически бесполезно

Кроме того, наш корреспондент поговорил с отечественным юристом Сергеем УТКИНЫМ, дабы узнать, как именно можно бороться с подобными телеграм-каналами с юридической точки зрения и реально ли привлечь его авторов к уголовной ответственности. 

– Безусловно, это можно классифицировать как пропаганду насилия. Вопрос в том, насколько госорганы в курсе данной проблемы, чтобы с ней бороться.

Когда информация о таких случаях появляется в СМИ, то статья об этом уже приравнивается к заявлению, соответственно правоохранители должны будут ее рассмотреть, завести дело и в последующем искать эти каналы и сайты, чтобы привлечь авторов этих публикаций к ответственности и закрыть доступ к этой информации на территории Казахстана.

Правда, я не уверен, можно ли закрыть доступ к отдельному телеграм-каналу или же надо полностью блокировать мессенджер на территории страны. Вот это, по-моему, главная проблема. Но искать нарушителей надо в любом случае, если это казахстанский телеграм-канал.

– Но, по сути, юридически бороться с этим возможно?

– Можно через судебное решение ограничить доступ, даже если этот интернет-ресурс находится за границей, но техническая сторона вызывает вопросы, потому что, по-моему, невозможно заблокировать именно отдельный телеграм-канал. Думаю, Павел Дуров (создатель мессенджера. – Прим. ред.

) – вменяемый человек, особенно когда дело касается насилия над женщинами. Существуют же правила ведения контента в “Телеграме”, и он, как собственник, не поддерживает распространение такой информации.

Думаю, реально обратиться к нему или администрации мессенджера, чтобы заблокировать это.

– Есть ли смысл писать заявление в правоохранительные органы?

– Заявление в любом случае есть смысл писать. Правоохранительные органы должны работать. Если на территории Казахстана функционирует такой телеграм-канал, то можно считать, что в нашей стране совершается правонарушение.

Компетентные органы должны думать, каким образом пресечь совершение данного преступления, и привлечь к ответственности виновных. Это их задача, я понимаю технические трудности, но правоохранительные органы должны этим заниматься.

Но в то же время полностью вырубать “Телеграм” будет неправильно.

Я думаю, есть смысл отправить официальный запрос в головной офис “Телеграма” через наш МИД, оповестить их о проблеме, чтобы они заблокировали подобные каналы.

– Как быть, учитывая то, что телеграм-каналы плодятся с каждым днем в огромном количестве и такие в том числе?

– Это то же самое, как бороться с порносайтами у нас в стране. Сколько их у нас запрещают и уже запрещено, но тем не менее найти нужное «видео» в Google не составит никакого труда. Вылезет миллион сайтов, из них половина будет заблокирована, а вторая рабочая.

Потому что они каждый день новые появляются, то же самое будет с телеграм-каналами, но государство все равно должно с этим бороться, со всеми противоправными действиями. Эту тонкость необходимо продумать и начать с технической точки, как это можно сделать и возможно ли вообще.

Если да, то тогда уже можно выпускать законодательный акт на этот счет.

У нас в законодательстве есть упоминание «интернет-ресурса» – это очень обтекаемое понятие.

 По-моему, любой телеграм-канал можно подогнать под интернет-ресурс, а любой канал можно заблокировать чисто с юридической точки зрения, а технически – это уже второй вопрос.

Сейчас даже не нужны никакие изменения в законодательстве, спокойно можно вынести официальное решение, чтобы заблокировать определенный телеграм-канал, даже если технически это будет исполнить невозможно, но это уже второй вопрос.

Так реально ли заблокировать нежелательный telegram-канал навсегда?

На сегодняшний день телеграм-канал, посвященный культу насилия, заблокировали благодаря большому количеству обращений пользователей, которые пожаловались на распространение нежелательного контента. Однако реально ли напрочь искоренить распространение подобной информации?

В Интернете описывается несколько советов, как заблокировать нежелательный telegram-канал. Самый действенный – это кинуть одновременно около 500 жалоб на соответствующий источник информации. Причем сделать это должны реальные люди, а не боты.

Совет хорош, однако есть определенные нюансы. Такая схема работает только для каналов с небольшой аудиторией.

Условно telegram-канал с 50 тысячами подписчиков таким образом заблокировать получится, а вот там, где аудитория переваливает за 100 тысяч, будет гораздо сложнее. 

Кроме того, новые телеграм-каналы появляются ежедневно с огромной скоростью. У того же “насильственного канала” после блокировки обнаружилось несколько резервных каналов, где быстро удалось собрать такую же аудиторию, а про каналы-подражатели, которые просто дублируют этот же контент, и вовсе говорить не стоит.

В итоге, несмотря на то что администрация мессенджера регулярно отслеживает распространение подобного контента и блокирует его, да и сами пользователи проделывают немалую работу по пресечению подобных правонарушений, плодятся подобные источники информации с невероятной скоростью.

Получается, что с технической точки зрения напрочь пресечь такое беззаконие, к сожалению, невозможно.

Единственный метод борьбы на сегодняшний день – это активность пользователей, которые массово отправляют жалобы об очередном появлении подобного контента, а также оперативное реагирование со стороны администрации мессенджера по блокировке источника информации.

Разумеется, самым надежным способом остается привлечение создателей таких аккаунтов к уголовной ответственности за противоправные действия. Однако, зная качество работы полиции не только в Казахстане, но и по всему СНГ, этот метод борьбы далеко не всегда оказывается эффективным.

Источник: https://www.caravan.kz/news/oni-brykayutsya-menshe-minuty-posobie-o-tom-kak-nasilovat-zhenshhin-shokirovalo-kazakhstancev-668261/

Как правильно насиловать и наказывать женщин? (18+)

Как правильно изнасиловать девушку
?

ManzaL (manzal) wrote,
2015-09-13 12:00:00 ManzaL
manzal
2015-09-13 12:00:00 Category: Наука: как правильно наказать женщину? Стоит ли её при этом насиловать? Может и ударить нужно, чтобы не шибко сопротивлялась?Многие люди задавали вопросы и не знали, где искать ответы. Теперь же, решение есть!Собраны, переведены и опубликованы, чтобы каждый знал, как правильно ЭТО делать с женщинами. Чтобы более никакой путаницы не было.

Представляю вашему вниманию: “25 подсказок касательно того, как обращаться с захваченными в плен женщинами”.

[Решение есть …]Вопрос 1: Что такое аль-саби?Аль-саби — это женщина, взятая в плен мусульманами.

Вопрос 2: Что дает право брать женщину в плен?

Дает право брать женщину в плен ее собственное неверие. Мы можем распоряжаться взятыми нами в плен женщинами, после того, как имам распределит их между нами.

Вопрос 3: Можно ли брать в плен любых неверующих женщин?

Среди богословов превалирует мнение, что относящихся к «людям Писания» (ахл ал-Китаб), т.е. иудеек и христианок можно брать в плен. Мы (ИГИЛ) склоняемся в сторону консенсуса.

Вопрос 4: Можно ли совокупляться со взятыми в плен женщинами?

Можно. Всевышний сказал: «Воистину, преуспели те, которые отворачиваются от всего праздного, которые охраняют органы свои (от прелюбодеяния), кроме как от жен своих и наложниц, поистине же, они вне упрека [Коран, Сура 23]»

Вопрос 5: Можно ли совокупляться с плененной сразу после взятия ее в плен?

Если она девственница, ее владелец может совокупляться с ней сразу после взятия ее в плен. Тем не менее, если она не девственница, сперва нужно промыть (очистить) ее утробу.

Вопрос 6: Можно ли продавать взятых в плен женщин?

Можно продавать, покупать или дарить плененных женщин, так как они являются всего лишь собственностью, от которой можно избавиться, если это избавление не принесет вреда самим мусульманам (мусульманской общине — The Muslic Ummah).

Вопрос 7: Можно ли разлучать мать и ее ребенка путем продажи или покупки?

Не разрешается разлучать мать и ее дочь, которая еще не достигла половой зрелости. Но можно их разлучать, если ребенок уже вырос и созрел.
Вопрос 8: Если двое мужчин покупают одну наложницу, она становится сексуально доступной для них обоих?

Нет, нельзя совокупляться с рабыней, если она не принадлежит исключительно тебе. Нужно, чтобы твои «партнеры» по покупке продали тебе свою «долю».

Вопрос 9: Если взятая в плен женщина забеременелаот ее владельца, может ли владелец ее продать?

Нет, не может.

Вопрос 10: Если владелец плененной девушки умирает?

Наложница и плененная ничем не отличается от другой собственности умершего хозяина. Но с ней нельзя вступать в половую связь в случае, если отец (или один из его сыновей) уже вступал с ней в половую связь или если она досталась по наследству нескольким людям.

Вопрос 11: Может ли мужчина вступать в половую связь с женщиной, которую взяла в плен его жена?

Нет, так как взятая в плен рабыня не принадлежит ему.

Вопрос 12: Может ли мужчина целовать рабыню другого с разрешения хозяина?

Нет, не может. Поцелуй подразумевает удовольствие, а любое удовольствие запрещено, если женщина не принадлежит конкретно тебе.

Вопрос 13: Можно ли вступать в половую связь с не достигшей зрелости рабыней?

Можно, если она подходит для совокупления.

Вопрос 14: Какие части тела рабыни должны быть закрыты во время молитвы?

Те же, что и не во время молитвы, то есть все тело, включая голову, шею, руки и стопы ног.

Вопрос 15: Может ли рабыня попадать на глаза иностранцу, не надев хиджаб?

Она может оголять свои голову, шею, руки или стопы перед иностранцем, если при этом избегается обольщение/заманивание/соблазнение/искушение (англ. enticement — араб. fitna). Тем не менее, если есть вероятность, что подобное оголение будет являться соблазном, тогда оно запрещено”.

Вопрос 16: Можно ли пленять двух сестер?

В качестве рабынь можно иметь двух сестер, а также рабыню и ее тетю по линии отца или матери. Но они не могут находиться вместе во время совокупления, а тот, кто имеет совокупление с одной из них, не может совокупляться с другой”.

Вопрос 17: Что такое Аль-'Азль?

Аль-'Азль это вынимание полового органа непосредственно перед эякуляцией во время полового акта.

Вопрос 18: Можно ли делать подобное во время совокупления с рабыней?

Да. Даже без ее согласия.

Вопрос 19: Можно ли бить рабыню?

Можно, в качестве дисциплинарного воздействия, но нельзя причинять ей серьезного вреда или бить ради удовольствия. Более того, нельзя бить рабыню по лицу.

Вопрос 20: Какие правила распространяются на сбежавшую от своего хозяина рабыню?

Это один из самых страшных грехов.

Вопрос 21: Какое следует наказание за побег от хозяина?

С точки зрения Шариата, наказания не следует; тем не менее, ей нужно сделать выговор и порицание, чтобы повлиять на других рабынь.
Вопрос 22: Можно ли жениться на рабыне-мусульманке, рабыне-христианке или рабыне-иудейке?

Жениться может свободный (неженатый), только если он не боится совершить грех прелюбодеяния.

Вопрос 23: Если мужчина женится на рабыне, принадлежащей другому, кто имеет право совокупляться с ней?

Владелец не имеет права совокупляться с рабыней, которая вышла замуж за другого; вместо этого владелец получает от нее помощь, а ее муж — сексуальное удовлетворение”.

Вопрос 24: Ходуды (установленные исламом наказания за самые тяжкие преступления) применимы к рабыням?

Если рабыня совершает деяние, наказуемое ходудом, тогда да. Тем не менее, мера наказания уменьшается вдвое.

Вопрос 25: Какова награда за освобождение рабыни?

Как сказал Всевышний: «Откуда ты мог знать, что такое крутая тропа? Это — освобождение раба».

И как Мухаммед говорил: «Аллах спасёт от огня любого, кто отпустит на свободу попавшего в рабство (верующего) мусульманина, (избавив от мук) каждую часть его тела за каждую часть тела (освобождённого им человека)».

Текст опубликован издательским домом Исламского государства библиотекой аль-Химма (Al-Himma) под заголовком Su’al wa-Jawab fi al-Sabi wa-Riqab («Вопросы и ответы касательно плененных женщин и рабынь»).

Есть некоторые неточности в тексте, и те, кто владеет языком, могут указать мне на них, но, увы, переводил не я.Но, в общем, суть брошюры ясна и понятна. Бесчеловечное отношение к женщинам, к “неверным”.

В этом суть группировки ИГИЛ и это ужасно.Спасибо спонсорам, которые взрастили это чудовище. Постарались …

вопросы, за границей

  • — Не покупайте газ у наших врагов! — твердил Дональд Трамп немецким клиентам при продвижении американского СПГ на европейский рынок.…
  • Небывалое единство проявили американские политики, руководители стран Европы, Греции и ООН, когда на турецкую часть Кипра с визитом прибыл один очень…
  • Бывший президент США — который Обама, не Трамп — усомнился в статусе России как сверхдержавы. В своих мемуарах A Promised Land («Земля…
  • Пока Трамп продолжает перманентно твердить о своей «безоговорочной победе», его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган прекрасно понимает, с кем он…
  • Анкаре уж очень сильно хотелось помериться своим дипломатическим достоинством с Москвой, но все, что туркам остается — это вставить свои пять…
  • Самым главным политическим событием недели стало совместное заявление о прекращении огня в Карабахе. Урегулировав конфликт в Закавказье, Москва…

Источник: https://manzal.livejournal.com/271090.html

Инструкция. Что делать, если вас изнасиловали

Как правильно изнасиловать девушку

Новая рубрика — инструкции, как вести себя в разных тяжелых ситуациях

Юридически «изнасилование» (статья 131 УК) — половой акт, совершенный с физическим насилием или угрозой его применения. Под половым актом в кодексе понимается только вагинальный секс, а жертва — всегда женщина.

Впрочем, существует и более широкий термин — «сексуальное насилие» или «насильственные действия сексуального характера», статья 132 УК. Это любые действия сексуального характера, совершенные с человеком против его воли.

Наказание за оба преступления — до шести лет тюрьмы, если нет отягчающих обстоятельств.

2. Что нужно знать, прежде чем предпринимать любые действия?

Во-первых, возникает угроза заражения заболеваниями, передающимися половым путем. Во-вторых, жертва получает физические травмы. В-третьих, перенесшие сексуальное насилие испытывают боль, стыд и вину, которые приводят к депрессии и другим тяжелым последствиям.

И наконец, приходится решать ряд проблем юридического характера. К сожалению, российская практика устроена так, что нужно выбирать, какие задачи решать в первую очередь. Иначе говоря, если вы сразу обратитесь к врачу, то защита прав становится затруднительна (см.

пункты 3 и 5).

3. Как избежать проблем со здоровьем после сексуального насилия?

Лучше всего сразу вызвать «скорую». Однако врач не сможет засвидетельствовать факт сексуального насилия — это работа судмедэксперта. После медицинского осмотра собрать доказательства для возбуждения уголовного дела будет гораздо сложнее.

В течение 72 часов после случившегося (а лучше в первые четыре) нужно пойти в СПИД-центр и пройти профилактику ВИЧ. Результат станет известен через четыре-шесть месяцев. Также необходимо сразу пройти профилактику венерических заболеваний и через месяц сделать повторные анализы.

То же касается нежелательной беременности: на экстренную контрацепцию есть 120 часов.

4. Есть ли смысл обращаться в полицию?

Преступления, связанные с сексуальным насилием, относятся к делам частно-публичного обвинения, следователь возбудит дело, только если есть заявление потерпевшего. Но в полицию обращаются только от 8 до 14% женщин, переживших сексуальное насилие. О мужчинах подобных данных нет, но можно предположить, что эти цифры еще меньше.

К сожалению, с подачей заявления проблемы не заканчиваются. Вам может попасться добросовестный следователь, но вероятнее будет наоборот: с такими делами сложно работать из-за эмоционального состояния потерпевших, а доказательства собирать нелегко.

Кроме того, в изнасиловании часто считают виновной жертву, — и не только в России.

Например, треть населения Великобритании уверена, что ответственность за изнасилование лежит на женщине — хотя юридически за преступление всегда несет ответственность насильник.

5. Как добиться возбуждения уголовного дела?

Лучше всего идти в полицию с адвокатом: он знает, как вести себя со следователем и как правильно написать заявление. Если денег на адвоката нет, нужно проконсультироваться со специалистами, например, с центром помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».

Найдите человека, который сходит с вами в полицию и поддержит вас морально. Cледователь обязан принять заявление: если этого не происходит, нужно обращаться в прокуратуру. Если заявление приняли, обязательно возьмите талон-уведомление.

Также помните, что следователь должен сразу направить пострадавшего к судмедэксперту, ведь без экспертизы дело не возбудят.

До экспертизы лучше не принимать душ. Если это невозможно, необходимо хотя бы сохранить белье и одежду, — на них может быть сперма насильника. Важно обратить внимание, какие вопросы следователь задает судмедэксперту в постановлении.

Например, если речь будет идти о «следах изнасилования» (статья 131), а потерпевшую принудили к анальному сексу (статья 132), то результат экспертизы будет отрицательным, и дело не заведут. После экспертизы придется не раз встречаться со следователями, пока дело не отправится в суд.

И перед каждой встречей следует консультироваться со специалистами.

6. Как справиться с душевной травмой после насилия?

Вам понадобится квалифицированная помощь. Психолога общей практики и форумов взаимопомощи недостаточно. Специалисты, которые вам помогут, работают в центре «Сестры» (8-499-901-02-01). Они помогают бесплатно.

7. Как я могу помочь близкому человеку, пережившему сексуальное насилие?

Не обвинять его, — никогда, ни при каких условиях. Даже если очень хочется спросить: «О чем ты думала, когда шла к нему домой?». Такие вопросы вызывают чувство вины, которое делает состояние пострадавшего еще тяжелее. Нужно полностью встать на сторону пережившего насилие, дать понять, что вы поддержите его в любом случае, и возвращение к нормальной жизни реально.

8. Как самому не стать жертвой насилия?

К сожалению, рецепта нет. Кто-то советует не носить коротких юбок или не гулять в одиночку. Однако внешность жертвы не так важна: насилие происходит не из-за сексуального влечения, а из-за желания почувствовать контроль и власть.

Преступник пользуется беззащитностью и доверием, 65% изнасилований совершают знакомые и члены семьи. Поэтому универсальный совет один: не пытайтесь отбиться от насильника уговорами, даже если это ваш знакомый или родственник.

Сразу зовите на помощь.

9. Как я могу помочь пережившим сексуальное насилие прямо сейчас?

Центр «Сестры» — один из немногих в России, кто помогает людям, которые пережили насилие, и единственная в Москве организация, которая помогает пострадавшим от сексуального насилия детям. Вся помощь оказывается бесплатно.

Если Центр не соберет пять миллионов рублей на свою работу, в следующем году он закроется. Два миллиона уже есть, оставшуюся сумму можете помочь собрать вы, используя форму ниже.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Источник: https://takiedela.ru/2015/12/sexual-abuse/

Виноваты ли женщины в изнасилованиях?

Как правильно изнасиловать девушку

После того как происходит изнасилование женщины, сразу же появляется большое количество людей, которые начинают кричать: «Да, она сама виновата!», «Да, она сама хотела!» и прочее… Давайте разберемся со стороны психологии, виноваты ли женщины в изнасилованиях, и почему мы их в этом обвиняем?
Для начала нужно разобраться, в чем же обвиняют жертв изнасилования? В виктимности или виктимном поведении. Это предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. И да простят меня феминистки, которые терпеть не могут этот термин, но вы не правы. В реальности виктимное поведение девушки влияет на вероятность нападения. Вот вам в качестве примера интересный эксперимент:

Американский профессор Бетти Грейсон провела любопытный эксперимент. Она предъявила сидящим в разных тюрьмах и абсолютно не связанным между собой преступникам видеопленки с изображением идущих по улице людей. Это были простые прохожие, принадлежащие к различным социальным и возрастным группам и не знавшие, что их снимают. То есть, они вели себя абсолютно естественно, и видеозапись отражала реальную сцену из жизни. Исследователи предложили заключенным определить, кого из изображенных на пленке они выбрали бы в качестве своих жертв. Поразительно, но факт: большинство указали на одних и тех же людей. Идеальный объект для нападения выглядит приблизительно так: сутулые плечи, скованные движения, вялый, потухший, избегающий контакта взгляд, опущенная голова, неуклюжая плетущаяся походка. Показательна и степень вовлеченности в окружающий мир – человек, погрузившийся в глубокие размышления и не замечающий, что творится вокруг него, легко уязвим.

Если Вы, мой дорогой читатель, подумали, что я обвиняю жертв насилия, в том, что с ними произошло, то нет, я не собираюсь этого делать, просто на проблему нужно смотреть с разных сторон, а не как у нас любят феминистки, только с одной и очень категорично. Так же к виктимности можно отнести то, что некоторые девушки, скажем так, «нарываются» на неприятности. Подумайте сами, у кого больше шансов быть изнасилованной, у девушки, которая в 3 часа ночи ловит «бомбилу», или которая вызывает официальное такси? Ответ очевиден, не нужно заходить в клетку ко льву, а потом удивляться, что он тебя съел. А теперь к другому вопросу, почему же мы обвиняем в этом женщин? Логично предположить, что после такой стрессовой ситуации им нужно всячески помочь, а мы ерундой страдаем. Из тенденции обвинять жертву насилия и изнасилования был сделан поспешный вывод о существовании «культуры изнасилования», где изнасилование поощряется (как минимум — не осуждается), женщина объективизируется и вообще всё плохо.

В реальности же никакой культуры изнасилования не существует. Существует феномен веры в справедливый мир. Люди искренне верят, что мир устроен справедливо и каждый получает по заслугам. Изнасилованные виноваты потому, что вели себя провокационно, избитые жёны сами вызвали агрессию, бедняки сами ленятся работать, заболевший сам вызвал у себя болезнь.

Открыл феномен веры в справедливый мир Мелвин Лернер с коллегами. Он провёл множество экспериментов и от результатов этих экспериментов волосы натурально встают дыбом. Взять хотя бы классический эксперимент с «отвратительной жертвой».

Суть эксперимента проста. Его участники наблюдали за процессом обучения (разумеется, подстроенным). «Ученица» должна была выполнять задачи на запоминание, а за ошибки её били током (так думали участники; на самом деле никого не били, всё было «понарошку»).

Обратите внимание — участники эксперимента только наблюдали.

И когда их попросили оценить «ученицу», они, по идее, могли проникнуться состраданием и пожалеть бедную девушку, которая честно старалась выполнить задачу как можно лучше, но всё равно получала болезненные удары током.

Но на практике участники эксперимента высказывались о девушке нелестно. «Она сама виновата», «нужно было быть внимательнее», «нечего было браться, раз не можешь», «она это заслужила»… Знакомые слова, верно? Наблюдение за жертвой почему-то вызвало не сострадание, но порицание.

Лернер считал, подобное унижение беззащитной жертвы возникает из-за веры «я – справедливый человек, живущий в справедливом мире, в котором каждый получает то, что заслуживает».

Это позволяет несколько унять ужас перед неконтролируемой жизнью и внести в неё хоть какую-то определённость (иллюзорную, конечно же). Это что-то вроде магической практики — если только плохие получают плохое, то если я буду хорошим, беда пройдёт стороной. А если кого-то беда стороной не обошла — значит, поделом ему. Любопытно, что при этом есть важный момент — наблюдатели отвергают и принижают жертву тогда, когда не в силах изменить участь жертвы. Если они могут вмешаться и что-то поправить, они часто не так критичны. Как вы понимаете, в случае произошедшего изнасилования отменить случившееся нельзя. Поэтому гораздо легче обвинить во всём жертву, чтобы сохранить свою веру в справедливый мир. Конечно, человек, подвергшийся насилию, тоже совершил вклад в эту ситуацию. Я уже говорил про виктимное поведение. Но слепо верить, что ему (ей) досталось «поделом», — значит не учитывать неконтролируемые факторы, на которые человек никак не может повлиять. В изнасиловании виноват насильник, в грабеже — грабитель.

Другими словами, если вам захочется обвинить жертву изнасилования в том, что «не надо было надевать такое платье», смолчите и хорошенько подумайте — зачем вы собирались это сказать на самом деле. А потом, если действительно ничем помочь не можете, просто промолчите. Это будет лучше для всех. И, конечно, если можете помочь — помогите. Словом, делом — помогите. Не можете помочь — молчите.

  • психология
  • научно-популярное

Хабы:

Источник: https://habr.com/ru/post/372737/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть